Комментарии

31.08.22

В «Монолите» ищут изъян Самарский АК Банк опротестовал сделку по продаже части помещений ростовского «Шератона»

Как стало известно «Ъ-Юг», самарский АК Банк обратился в суд с требованием признать недействительной продажу большей части площадей недостроенной гостиницы «Шератон» в Ростове. Недвижимость, принадлежавшая фирме «Лира», была реализована в прошлом году с торгов в рамках банкротства фирмы. АК Банк заявил, что недостроенная гостиница находится под арестом по уголовному делу, в котором он является потерпевшим. Соответственно, отчуждение этой недвижимости наносит ущерб его интересам. По мнению юристов, убедить суд в своей правоте банку будет очень проблематично.

Подробнее

Ростовский арбитражный суд назначил разбирательство по иску АК Банка к компаниям «Лира» и «Монолит» о признании недействительным договора между ними о купле-продаже имущественного комплекса БЦ «Шератон» на пр. Сиверса в Ростове. Спорный договор был заключен в июле 2021 года по итогам торгов имуществом обанкротившейся «Лиры» в рамках конкурсного производства. На торги выставлялась часть помещений БЦ общей площадью 31 тыс. кв. м. Покупателем стал «Монолит», предложивший 100 млн руб.

Как поясняется в иске АК Банка, договор следует признать недействительным, поскольку он был заключен «в период арестов», наложенных Таганским районным судом Москвы в рамках уголовного дела, по которому банк признан потерпевшим и является гражданским истцом.

В иске также отмечается, что продажа указанных помещений БЦ за 100 млн руб. нарушает права банка как заинтересованной стороны, поскольку, по его оценке, их реальная стоимость в девять раз выше. При этом банк указывает на экономическую нецелесообразность реализации принадлежащих «Лире» помещений «Шератона» по частям.

Конкурсный управляющий ООО «Лира» Александр Соколов на просьбу «Ъ-Юг» прокомментировать судебную инициативу АК Банка ответил, что договор с «Монолитом» был заключен до наложения ареста на имущество, указанное в иске.

По мнению Сергея Радченко из адвокатского бюро «Юг», банку придется убедить суд, что спорная сделка нанесла ущерб его интересам, но в сложившейся ситуации это будет очень проблематично.

АК Банк (АО «АктивКапитал Банк», Самара) сам находится в процедуре банкротства, судебный иск от его имени заявило АСВ. Фигурантом уголовного дела, в рамках которого была арестована недвижимость «Лиры», является владелец компании Григорий Оганесян. Ему же принадлежит и АК Банк. С апреля 2021 года в Таганском райсуде Москвы слушается дело по обвинению господина Оганесяна в двух эпизодах мошенничества (ч. 4 ст. 159 УК РФ).

Между тем, спустя год после подписания договора о покупке помещений в «Шератоне», компания «Монолит» формально не является их собственником. Как сообщало издание «Город N», компания не может оформить право владения в ЕГРН, поскольку недвижимость арестована.

Как пояснил «Ъ-Юг» Александр Соколов, наложение ареста пришлось на период сразу после заключения договора, но до того, как «Монолит» обратился в ЕГРН.

Связаться с руководством «Монолита» не удалось.

Строительство гостиничного бизнес-комплекса Sheraton Rostov-on-Don Hotel & Business Center в Ростове в 2012 году начинала ростовская компания «Группа Мегаполис», учредившая для этой цели ООО «Лира». На тот момент инвестиции оценивались в размере около $ 100 млн. Проект предполагал возведение 20-этажной пятизвездочной гостиницы Sheraton на 307 номеров площадью 25,5 тыс. кв. м и десятиэтажного бизнес-центра класса А площадью 15,4 тыс. кв. м.

Изначально предполагалось, что объект будет сдан в эксплуатацию в середине 2014 года. Потом срок сдачи несколько раз переносился. На конец 2015 года в рамках проекта было освоено 4,1 млрд руб. Однако падение курса российской валюты привело к двукратному удорожанию проекта в рублях и остановке финансирования со стороны ВТБ. В 2016 году ООО «Лира» вместе с недостроенным объектом за долги перешла в собственность банка. Далее в результате нескольких перепродаж компания и ее актив оказались во владении Григория Оганесяна. В 2019 году ООО «Лира» было объявлено банкротом.

ООО «Монолит» может быть связано с «Группой Мегаполис». По данным «СПАРК-Интерфакса», компании зарегистрированы по одному юридическому адресу. А нынешний бенефициар группы Екатерина Кожеватова в 2016-2017 годах занимала должность директора «Монолита».


× Закрыть

13.07.22

ВС напомнил, что суды должны учитывать позиции Конституционного Суда при рассмотрении споров

Суд отменил все акты нижестоящих инстанций и вернул дело на новое рассмотрение, поскольку кассация не учла постановление КС, опубликованное за несколько месяцев до рассмотрения кассационной жалобы

Подробнее

По мнению одного эксперта «Адвокатской газеты», Верховный Суд еще раз обозначил позицию, что индексация присужденных денежных сумм представляет собой упрощенный порядок возмещения взыскателю финансовых потерь, вызванных несвоевременным исполнением должником решения суда. Другой полагает, что определением ВС напомнил нижестоящим инстанциям о существовании постановления КС РФ, которое фактически до появления новой редакции ст. 183 АПК РФ ввело в действие механизм индексации и разъяснило ее правовую природу. Третий отметил, что требование об индексации и требование о выплате процентов – два возможных способа возмещения подобных потерь.

30 июня Верховный Суд вынес Определение № 305-ЭС21-24614 по делу № А40-260044/2018 о взыскании индексации присужденных денежных сумм в порядке ст. 183 АПК РФ.

В 2018 г. ООО «Торгсервис» обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к ООО «Юнипол» о взыскании задолженности по договору хранения в размере 12,8 млн руб. и обращении взыскания на имущество. Иск был удовлетворен судом частично – с ответчика были взысканы сумма задолженности и расходы по уплате госпошлины. Это судебное решение вступило в законную силу.

Впоследствии АСГМ заменил истца по делу на Илью Тулупова ввиду состоявшейся между ним и обществом «Торгсервис» уступки прав (требований). Илья Тулупов затем переуступил свои права Андрею Долгушину, который 17 февраля 2021 г. обратился в суд с заявлением об индексации присужденных денежных сумм в порядке ст. 183 АПК. Он обосновал свои требования тем, что ответчик перечислил 12,8 млн руб. только 11 февраля 2021 г., в связи с чем в его пользу подлежит взысканию сумма индексации, которая, по расчету взыскателя на эту дату, составила 792 тыс. руб.

Три судебные инстанции отказали в удовлетворении такого требования, указав на отсутствие соглашения между сторонами об индексации присужденных денежных сумм или соответствующего федерального закона. При этом они ссылались на ч. 1 ст. 183 АПК РФ, действовавшей в редакции до внесения в нее изменений федеральным законом от 11 июня 2022 г. № 177-ФЗ, в соответствии с которой арбитражный суд первой инстанции, рассмотревший дело, производит по заявлению взыскателя индексацию присужденных судом денежных сумм на день исполнения решения суда в случаях и в размерах, которые предусмотрены федеральным законом или договором. Кроме того, суды сочли, что в случае ненадлежащего исполнения должником судебного решения, возлагающего на него обязанность по выполнению денежного обязательства, взыскатель с целью компенсации вызванных действиями должника финансовых потерь вправе использовать меры судебной защиты путем обращения с иском о взыскании с должника исходя из ст. 395 ГК РФ процентов за пользование чужими денежными средствами, начисленных на сумму неисполненного обязательства.

Рассмотрев кассационную жалобу Андрея Догушина, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ напомнила, что Постановлением Конституционного Суда от 22 июля 2021 г. № 40-П ч. 1 ст. 183 АПК РФ признана не соответствующей Конституции в той мере, в какой она – при отсутствии в системе действующего правового регулирования механизма индексации взысканных судом денежных сумм – не содержит критериев, в соответствии с которыми должна осуществляться предусмотренная ею индексация. Тогда КС указал, что до внесения законодательных изменений судам в целях реализации этой нормы права нужно использовать в качестве критерия осуществления предусмотренной ею индексации официальную статистическую информацию об индексе потребительских цен (тарифов) на товары и услуги в РФ. Эта информация размещается на официальном интернет-сайте федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по формированию официальной статистической информации о социальных, экономических, демографических, экологических и других общественных процессах в РФ.

Верховный Суд отметил, что Постановление № 40 было опубликовано 26 июля 2021 г., а окружной суд рассматривал кассационную жалобу Андрея Долгушина 15 сентября 2021 г. – то есть уже после вступления его в силу, однако оно не было учтено кассацией. При этом нельзя согласиться с мнением судов о том, что наличие у заявителя права требовать уплаты процентов, предусмотренных ст. 395 ГК, путем предъявления отдельного иска может служить самостоятельным основанием для отказа в индексации присужденных денежных сумм, указал ВС.

Со ссылкой на п. 3 Постановления КС РФ № 40-П Верховный Суд указал, что неправомерная задержка исполнения судебного решения нарушает право на справедливое правосудие в разумные сроки. Одним из таких негативных последствий для стороны, в чью пользу судом взысканы денежные суммы, является обесценивание этих сумм в результате инфляции, наличие которой в экономике учитывается федеральным законодателем. «Компенсировать влияние инфляции на имущественные правоотношения, складывающиеся между взыскателем и должником, своевременно не исполнившим обязательства, возложенные на него судебным решением, призвана индексация взысканных судом денежных сумм на день исполнения решения суда, имеющая целью восстановление покупательной способности причитающихся взыскателю по решению суда денежных средств, утраченной ввиду инфляции в период исполнения должником данного решения, без чего ставилось бы под сомнение само право взыскателя на судебную защиту, означающее возможность не только обратиться в суд, но и получить не формальную, а реальную защиту нарушенных прав и свобод», – отмечено в определении.

ВС также указал, что по своей правовой природе индексация присужденных денежных сумм представляет собой упрощенный порядок возмещения взыскателю финансовых потерь, вызванных несвоевременным исполнением должником решения суда, когда взысканные суммы обесцениваются в результате экономических явлений. Индексация не является мерой гражданско-правовой ответственности должника за ненадлежащее исполнение денежного обязательства, а представляет собой правовой механизм, позволяющий полностью возместить потери взыскателя от длительного неисполнения судебного решения в условиях инфляционных процессов.

Со ссылкой на практику Конституционного Суда ВС также заметил, что арбитражное процессуальное законодательство не регулирует отношения по возмещению убытков одной из сторон материально-правового спора. В свою очередь, установление в ч. 1 ст. 183 АПК РФ упрощенного порядка возмещения финансовых потерь при длительной невыплате присужденных судом денежных средств служит лишь дополнительной гарантией для обеспечения защиты прав взыскателя и не препятствует возможности возмещения таких финансовых потерь по правилам, предусмотренным нормами материального права (в частности, путем предъявления самостоятельного требования о применении способа защиты от убытков из-за инфляции в зависимости от вида спорного правоотношения на основании п. 2 ст. 317, ст. 393, 394 и 395 ГК РФ).

«Требование об индексации присужденных денежных сумм и требование о выплате процентов в соответствии со ст. 395 ГК РФ представляют собой два возможных способа возмещения потерь, из которых индексация присужденных денежных сумм, в отличие от выплаты процентов по правилам ст. 395 ГК РФ, направлена на возмещение потерь, вызванных непосредственно неисполнением судебного акта, и отказ в применении одного из указанных способов по мотивам, связанным с наличием как таковой возможности для заявителя прибегнуть к другому способу возмещения потерь, неправомерен. Поскольку в данном случае Андрей Долгушин обратился именно за индексацией присужденных денежных сумм, его требование подлежало рассмотрению по существу по правилам, установленным ст. 183 АПК РФ, то есть в рамках ранее рассмотренного дела без необходимости предъявления иного самостоятельного иска», – подчеркнул ВС.

ВС также напомнил, что во исполнение Постановления № 40-П была принята новая редакция ч. 1 ст. 183 АПК, в соответствии с которой по общему правилу присужденные денежные суммы индексируются со дня вынесения решения суда или, если решением суда предусмотрена выплата присужденной денежной суммы в предстоящем периоде, с момента, когда такая выплата должна была быть произведена. При этом в качестве общего правила для индексации используется соответствующая официальная статистическая информация об индексе потребительских цен (тарифов) на товары и услуги в РФ. Таким образом, Суд отменил решения нижестоящих инстанций и вернул дело на новое рассмотрение в АСГМ.

Адвокат АК «Бородин и Партнеры» Елизавета Любченко отметила, что ВС РФ еще раз обозначил позицию о том, что индексация присужденных денежных сумм представляет собой упрощенный порядок возмещения взыскателю финансовых потерь, вызванных несвоевременным исполнением должником решения суда, когда взысканные суммы обесцениваются в результате экономических явлений. «Эта правовая позиция имеет принципиальное значение для правоприменительной практики, поскольку направлена на создание дополнительных гарантий прав кредитора и выполняет прежде всего превентивную функцию против нарушения его прав и законных интересов в случае неисполнения в срок решения суда о взыскании денежных средств, а также служит мерой ответственности в случае неблагоприятного поведения должника. По своей сути индексация служит эффективной мерой, способной компенсировать инфляционные потери, вызванные длительным неисполнением решения», – полагает она.

Адвокат АП г. Москвы Олег Лисаев полагает, что положительное значение определения состоит в том, что присужденные денежные суммы индексируются со дня вынесения решения суда или с момента, когда такая выплата должна быть произведена. «Механизм индексации направлен на поддержание покупательной способности взысканных сумм, не является мерой гражданской или иной ответственности и применяется вне зависимости от вины лица, обязанного выплатить денежные средства, в задержке их выплаты. Требование об индексации и требование о выплате процентов – два возможных способа возмещения потерь», – заметил он.

Адвокат АБ «ЮГ» Сергей Радченко заметил, что в практике Верховного Суда имеются такие судебные акты, которые можно расценить как своеобразные напоминания, когда нижестоящие суды не знают о существовании какого-либо закона, постановления Пленума ВС РФ или постановления Конституционного Суда, а смысл определения ВС состоит в том, чтобы им об этом напомнить. «Комментируемое определение Суда как раз из числа такого рода судебных актов, оно напоминает судам о существовании постановления КС РФ, которое фактически до появления новой редакции ст. 183 АПК РФ ввело в действие механизм индексации и разъяснило правовую природу индексации (это не мера ответственности) и порядок ее применения, в том числе соотношение с традиционными процентами по ст. 395 ГК РФ», – заметил он.

Эксперт назвал правильными выводы ВС РФ. «Поскольку разъяснения КС РФ – это, по сути, нормы процессуального права, которые применяются в том виде, в котором они существуют на момент совершения процессуального действия, то теперь стоит ожидать волны заявлений об индексации присужденных, но не выплаченных денежных сумм», – предположил Сергей Радченко.


× Закрыть

08.06.22

ВС не позволил использовать условия договора для продления срока давности

Суд заметил, что условие о сохранении действия договора до полного исполнения обязательств не влияет на исчисление срока исковой давности и не продлевает его течение, а лишь устанавливает период применимости к отношениям сторон условий договора

Подробнее

Один из экспертов указал, что иск о расторжении договора – это не столько способ защиты права, сколько способ осуществления права, которое может быть остановлено пресекательным сроком, но никак не сроком исковой давности. Другой заметил, что нижестоящие суды забыли о необходимости при исчислении срока исковой давности исходить не из срока действия договора, а из факта и момента нарушения права. Третий напомнил, что истечение срока исковой давности является самостоятельным основанием для отказа в иске, а отдельное исчисление срока исковой давности по процентам возможно только, если стороны установили, что уплата процентов осуществляется позднее срока возврата суммы займа.

Верховный Суд в Определении № 305-ЭС21-22289 от 26 мая по делу № А40-199994/2020 разъяснил, влияет ли на исчисление срока исковой давности условие договора о сохранении его действия до полного исполнения обязательств.

24 апреля 2012 г. компания «Арехелд Лимитед» предоставила ООО «Имидж Инвест» заем в размере около 170 млн руб. под 12% годовых. По условиям договора займа проценты подлежали выплате одновременно с возвратом суммы займа, а сумма займа предоставляется сроком на один год начиная с даты ее предоставления. Через три дня полная сумма займа была перечислена ООО «Имидж Инвест». Дополнительным соглашением к договору стороны увеличили сумму займа на 36 млн руб., которую компания «Арехелд Лимитед» перечислила обществу 4 мая 2012 г.

Так как общество «Имидж Инвест» не исполнило обязательства по возврату денег в размере почти 206 млн руб. и по уплате процентов, заимодавец 25 сентября 2020 г. направил предложение о расторжении договора, которое общество оставило без ответа. После этого компания «Арехелд Лимитед» обратилась в Арбитражный суд г. Москвы.

В ходе рассмотрения дела ответчик указывал, что ранее истец в рамках дела № А40-77662/2018 уже предъявлял требование о взыскании почти 206 млн руб. суммы займа и около 146 млн руб. процентов. Тогда суд отказал в удовлетворении иска, применив по заявлению общества исковую давность в соответствии со ст. 196, 199, 200, 207 ГК. Суд пришел к выводам о том, что сумма займа в размере почти 170 млн руб. должна была быть возвращена обществом в срок до 27 апреля 2013 г., сумма займа в размере 36 млн руб. – в срок до 4 июня 2013 г. В связи с этим «Имидж Инвест» настаивало на том, что с этого момента истец узнал о нарушении своего права и с учетом предъявления иска 13 апреля 2018 г. трехлетний срок исковой давности истек.

В свою очередь компания «Арехелд Лимитед» сослалась на то, что заемщиком не исполнены обязательства по возврату денежных средств, в связи с чем договор является действующим. А поскольку ответ на предложение о расторжении договора от общества не поступил, компания вправе обратиться в суд с соответствующим требованием в судебном порядке.

Рассмотрев доводы сторон, АС г. Москвы удовлетворил иск. Отклоняя заявление ответчика о применении исковой давности, суд указал, что договор займа не исполнен со стороны заемщика, является действующим, следовательно, срок исковой давности в данном случае не подлежит применению. Апелляция и кассация поддержали выводы первой инстанции и, кроме того, посчитали, что срок исковой давности по требованию о расторжении договора займа начинает течь не с даты, когда компания узнала о нарушении сроков возврата суммы займа обществом, а со дня направления обществу предложения о расторжении договора займа, т.е. с 25 сентября 2020 г.

ООО «Имидж Инвест» обратилось в Верховный Суд кассационной жалобой. Рассмотрев дело, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС сослалась на Постановление Президиума ВС от 28 сентября 2016 г. по делу № 203-ПЭК16, согласно которому обстоятельства, с наступлением которых связывается начало течения срока исковой давности, устанавливаются судами первой и апелляционной инстанций, исходя из норм, регулирующих конкретные правоотношения между сторонами, а также из имеющихся в деле доказательств.

Так, поскольку условиями договора займа определен срок возврата полученной обществом суммы займа и начисленных процентов, общество обязано было возвратить полученные по договору и по дополнительному соглашению суммы и уплатить проценты до 27 апреля и 4 июня 2013 г. соответственно, отметил ВС. Таким образом, в указанные даты компании должно было быть известно как о нарушении своего права, так и о лице, его нарушившем, и она имела право выбора способа защиты: требовать от общества возврата полученных сумм займа или требовать в судебном порядке расторжения договора в связи с его существенными нарушениями с соответствующими последствиями (п. 2 ст. 450 ГК).

Также Суд сослался на свое Определение № 304-ЭС19-21956 от 12 марта 2020 г., согласно которому при одном и том же нарушении права выбор способа его защиты не должен приводить к возможности изменения исчисления срока исковой давности. Иной подход позволил бы манипулировать институтом исковой давности в ущерб принципу правовой определенности в гражданско-правовых правоотношениях.

ВС посчитал, что обстоятельства, касающиеся правильного определения начала течения срока исковой давности по требованию о расторжении договора займа, имели значение для рассмотрения настоящего иска вне зависимости от избранного компанией способа защиты нарушенного права. Неисполнение обществом обязательства по возврату займа и факт того, что договор является действующим, сами по себе не могли служить основаниями для исчисления срока исковой давности в ином порядке, чем было установлено решением суда по делу № А40-77662/2018.

Условие о сохранении действия договора до полного исполнения обязательств, предусмотренное договором, вопреки позиции судов не влияет на исчисление срока исковой давности и не продлевает его течение, а лишь устанавливает период применимости к отношениям сторон условий договора, заметил ВС. При этом ссылка компании на наличие у нее права на предъявление в порядке п. 2 ст. 452 ГК иска о расторжении договора в связи с тем, что он является действующим, а общество оставило без ответа предложение о расторжении договора, не свидетельствует о возможности удовлетворения такого иска, когда нарушение условий договора, влекущее в соответствии с п. 2 ст. 450 ГК его расторжение в судебном порядке, имело место за пределами срока исковой давности.

Верховный Суд указал, что к требованию о расторжении договора в связи с нарушением его условий заемщиком, который не возвратил в определенный договором срок соответствующие суммы займа и процентов, подлежит применению общий трехлетний срок исковой давности, который исчисляется с момента получения компанией информации о нарушении права. В связи с этим он отменил решения нижестоящих инстанций и отказал в иске.

Адвокат АБ «ЮГ» Сергей Радченко назвал определение превосходным, отметив его аргументированность. Он указал, что Верховный Суд пресек замысел не в меру креативных юристов, которые придумали для заимодавца способ обойти пропущенную исковую давность для взыскания просроченного займа: предъявлять не иск о взыскании займа, а для начала предложить расторгнуть договор займа и вернуть исполненное по нему, т.е. сумму займа, а затем отказ контрагента это сделать преподнести суду как нарушение права, дающее начало новой трехлетней давности для иска о расторжении договора и взыскании займа.

По мнению адвоката, это наглядный пример так называемого «обхода закона» – разновидности злоупотребления правом, запрещенной ч. 1 ст. 10 ГК. «Есть такое правило толкования закона: “Кому запрещена цель, запрещен и путь к этой цели”. Иными словами, кому запрещено предъявлять иск за пределами давности, тому запрещены любые действия, направленные на преодоление этого запрета, – пояснил Сергей Радченко. – Если рассуждать так, как это делает истец, то срок исковой давности теряет смысл. Достаточно направить контрагенту предложение расторгнуть договор – и давность включается заново. Так рассуждать нельзя. Нельзя толковать закон так, чтобы он терял смысл».

Сергей Радченко полагает, что Верховный Суд верно обратил внимание на то, что если контрагент нарушил договор, то такое нарушение начинает исковую давность по любому иску, в качестве основания которого истец ссылается на это нарушение, будь то иск о присуждении к исполнению в натуре или иск о расторжении договора. Слова договора о том, что он действует до его полного исполнения, ничего не меняют: нельзя смешивать срок действия договора и срок исполнения обязательств по договору.

«Истец в этом деле не учел одну тонкость, которую ВС в определение не включил: отказ ответчика от добровольного расторжения договора в ответ на предложение его расторгнуть, направленное в порядке ст. 452 ГК, прав истца не нарушает – они нарушаются только неисполнением обязательства, а расторжение договора по решению суда по причине его существенного нарушения на основании ст. 450 ГК не является видом гражданско-правовой ответственности. Иск о расторжении договора – это не столько способ защиты права, для использования которого как раз и существует давность, сколько способ осуществления права, которое может быть остановлено пресекательным сроком, но никак не сроком исковой давности», – указал Сергей Радченко.

При этом адвокат отметил, что этот прием иногда применяется в отношениях с публичными органами власти, с которыми частные лица не связаны договорными отношениями. Например, если гражданин обратился к какому-либо органу власти с просьбой что-то сделать, а тот отказал, то у гражданина есть трехмесячный срок давности, чтобы обжаловать отказ в суд. Если этот срок пропущен, то гражданин может направить обращение повторно, и после повторного отказа включится новый трехмесячный срок, в течение которого гражданин может обратиться в суд.

Руководитель арбитражной практики АБ г. Москвы «Халимон и партнеры» Игорь Ершов считает, что рассмотрение Экономколлегией жалобы заимодавца по спору о расторжении договора займа и итоговое решение – образцы качественной судебной работы. Как показывает практика, Верховный Суд должен постоянно исправлять фундаментальные ошибки судов нижестоящих судов, в этот раз касающиеся неправильного применения норм материального права об исковой давности, отметил он.

«Как обычно, остается загадкой, почему суды неправильно применяют или не применяют нормы права материального и процессуального права, а исправлять ошибки должен ВС. Данное дело предельно простое: заемщик не вернул денежные средства в установленный срок, заимодавец желает расторгнуть действующий договор, хотя ранее ему уже отказали во взыскании суммы займа в связи с пропуском исковой давности. На повестке судов вопрос: подлежит ли защите интерес по расторжению договора займа, преследуемый займодавцем в таком случае? Главная ошибка в том, что нижестоящие суды забыли о необходимости при исчислении срока исковой давности исходить не из срока действия договора, а из факта и момента нарушения права, дата которого – начало исчисления срока исковой давности. Однако есть еще одна ошибка: суды не заметили при вынесении судебных актов того, что заимодавец уже обращался с иском о защите своих прав, выбрав иск о взыскании денежных средств, в удовлетворении которого было отказано в связи с пропуском исковой давности. А требование о расторжении – это попытка уйти от пропуска срока», – указал Игорь Ершов.

Адвокат, советник BGP Litigation Руслан Петручак отметил, что в рассматриваемом случае ВС РФ верно указал, что момент начала течения срока исковой давности исчисляется со следующего дня от даты, когда заем должен был быть возвращен согласно условиям договора. «Поскольку заем не был возвращен в согласованный сторонами срок, проценты не выплачены, то истец узнал или должен был узнать о факте нарушения его прав в первый день после даты невозврата. Следовательно, истец уже тогда имел право на обращение в суд с целью защиты и восстановления нарушенных прав. Выбор истцом способа защиты в виде требования о расторжении договора никак не влияет на течение срока исковой давности по требованиям о возврате займа и выплате процентов, так как обязанность возвратить заем и выплатить проценты не связана с расторжением договора займа», - полагает он.

По словам эксперта, истечение срока исковой давности является самостоятельным основанием для отказа в иске (абз. 2 п. 2 ст. 199 ГК РФ). «Также следует отметить, что истечение срока исковой давности по основному требованию – возврат займа – означает, что срок исковой давности по дополнительным обязательствам (проценты, штрафные санкции) тоже истек. Отдельное исчисление срока исковой давности по процентам возможно только, если стороны установили, что уплата процентов осуществляется позднее срока возврата суммы займа. Поэтому ВС, учитывая, что оснований для восстановления срока не было установлено, полностью отказал истцу в иске», - заключил Руслан Петручак.


× Закрыть

20.05.22

ВС разъяснил, как проверять, известно ли было цессионарию о недействительности уступаемых ему прав

При этом Суд указал, что если стороны договора продажи имущественного права, которым может выступать договор цессии, исходили из того, что оно принадлежит продавцу, однако в действительности оно принадлежало иному лицу, то покупатель вправе потребовать возмещения убытков.

Подробнее

Один из экспертов «Адвокатской газеты» назвал определение значимым для судебной практики по спорам, вытекающим из договоров уступки права. Другой не согласился с выводами Суда, посчитав, что у него не было оснований отменять судебные акты апелляции и кассации по формальным обстоятельствам.

Верховный Суд опубликовал Определение по делу № 48-КГ22-9-К7 об оспаривании цессионарием договора уступки ему права требования по договору займа, во взыскании задолженности по которому было отказано судом.

1 мая 2010 г. ООО «Трейд-Мит» в лице граждан Юрия Саакяна и Евгения Азарова заняло у гражданки С. 6 млн руб. по долговой расписке. В марте 2018 г. женщина умерла, на этот момент сумма долга перед ней составила 1,8 млн руб. Ее наследники в сентябре 2019 г. двумя договорами цессии уступили свои права по договору займа Вячеславу Курилину, который 18 сентября того же года уступил их Юлии Кащей, уплативший за каждый из них 350 тыс. руб.

В октябре 2019 г. апелляционный суд отказал в удовлетворении иска одного из наследников С. к Юрию Саакяну и Евгению Азарову о взыскании задолженности по договору займа. Спустя два месяца Юлия Кащей направила Вячеславу Курилину претензии с требованием о возврате 700 тыс. руб., которые тот проигнорировал. В связи с этим Юлия Кащей обратилась в суд иском о признании недействительными отдельных положений п. 2.4 договоров уступки от 18 сентября 2019 г. и применении последствий их недействительности, а также о взыскании 700 тыс. руб. в счет возврата денежных средств, переданных по договорам уступки, убытков в размере 1,1 млн руб. и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Суд отказал в удовлетворении иска со ссылкой на то, что на момент заключения договоров цессии от 18 сентября 2019 г. у Вячеслава Курилина существовало право на предъявление требований к Юрию Саакяну и Евгению Азарову по договору займа от 1 мая 2010 г. Однако апелляция отменила это решение, посчитав, что истцу по договорам цессии от 18 сентября 2019 г. было передано несуществующее требование к Юрию Саакяну и Евгению Азарову, в связи с чем на стороне ответчика возникло неосновательное обогащение. Вторая инстанция взыскала в пользу Елены Кащей 700 тыс. руб. задолженности, свыше 43 тыс. руб. процентов за пользование чужими деньгами за период с 22 декабря 2019 г. по 30 марта 2021 г., судебные расходы, а также проценты за пользование чужими денежными средствами, начисляемые на остаток долга по ключевой ставке Банка России, до фактического возврата долга. При этом апелляционный суд не усмотрел оснований для признания договоров цессии недействительными как полностью, так и в части. В свою очередь кассация согласилась с решением апелляции.

Вячеслав Курилин обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ, который посчитал ее обоснованной. Судебная коллегия по гражданским делам ВС напомнила, что требование из неосновательного обогащения при наличии между сторонами обязательственных правоотношений может возникнуть из-за исполнения договорной обязанности при последующем отпадении правового основания для такого исполнения, в том числе и в случае объективной невозможности получить встречное предоставление по договору в полном объеме или в части. Если доступен иск, вытекающий из соответствующих договорных правоотношений, материальным законом исключается применение кондикционного иска, имеющего субсидиарный характер по отношению к договорным обязательствам. Следовательно, положения о неосновательном обогащении применяются, если нормами о соответствующем виде договора или общими положениями о договоре не предусмотрено иное.

Как пояснил ВС, апелляция, признав наличие между сторонами правоотношений, вытекающих из договоров цессии от 18 сентября 2019 г., не стала устанавливать юридически значимые обстоятельства, необходимые для правильного разрешения договорного спора, а сразу применила нормы о неосновательном обогащении. Между тем ей стоило дать квалификацию сложившихся между сторонами правоотношений, для чего следовало установить юридически значимые обстоятельства, распределить бремя их доказывания и разрешить спор с учетом положений закона, регулирующих соответствующие договорные отношения.

Судебная коллегия добавила, что кредитор может передать другому лицу только существующее право требования. При этом передача недействительного требования, под которым понимается в том числе и отсутствующее у первоначального кредитора право, влечет ответственность передающей стороны согласно ст. 390 ГК РФ, а не применение норм о неосновательном обогащении. Действительность требования, за которую отвечает цедент, означает, что такое требование должно перейти к цессионарию в результате исполнения договора, на основании которого производится уступка.

Договором, на основании которого производится уступка, согласно п. 1 Постановления Пленума ВС РФ от 21 декабря 2017 г. № 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 ГК РФ о перемене лиц в обязательстве на основании сделки» может выступать договор продажи имущественного права. В таком случае, заметил Суд, следует учитывать, в частности, п. 1 ст. 460 ГК РФ, по смыслу которого в случае неисполнения продавцом (цедентом) обязанности передать требование свободным от прав третьих лиц покупатель (цессионарий) вправе требовать уменьшения цены либо расторжения договора, если не будет доказано, что он знал или должен был знать об этих правах (п. 1 ст. 307.1 Кодекса).

Невозможность перехода требования (например, по причине его принадлежности иному лицу или его прекращения) сама по себе не приводит к недействительности договора, на основании которого должна была производиться такая уступка, и не освобождает цедента от ответственности за неисполнение обязательств, возникших из этого договора. К примеру, если стороны договора продажи имущественного права исходили из того, что такое право принадлежит продавцу, однако в действительности оно принадлежало иному лицу, то покупатель вправе потребовать возмещения причиненных убытков, а также применения иных предусмотренных законом или договором мер гражданско-правовой ответственности, указал ВС.

«Если объектом уступки является ничтожное (несуществующее) на момент цессии право, это означает отсутствие какого-либо распорядительного эффекта цессии. При этом действительность обязательственных последствий самого договора, на основании которого осуществляется уступка, не ставится под сомнение. Соответственно, по общему правилу цедент должен по требованию цессионария возместить ему убытки за нарушение договора и вернуть цену, полученную за уступку, если вопреки условиям договора требование к цессионарию не перешло», – отмечено в определении.

При этом, добавил ВС, по смыслу норм, регулирующих сходные отношения, когда право собственности на товар не переходит к покупателю или переходит с обременением, продавец освобождается от ответственности, если докажет, что покупатель знал или должен был знать об основаниях для изъятия товара третьим лицом или о правах третьих лиц на товар. Во всяком случае продавец, умышленно скрывший от покупателя названные обстоятельства, не может в обоснование освобождения себя от ответственности ссылаться на то, что покупатель являлся неосмотрительным и сам их не выявил. Такие правила применимы при привлечении цедента к ответственности на основании ст. 390 ГК РФ не только в случаях, когда уступаемое право не принадлежало цеденту или было обременено правами третьего лица, но и когда оно не существовало или прекратилось до заключения договора цессии.

Таким образом, заключил Суд, юридически значимыми и подлежащими судебной оценке обстоятельствами по данному делу являлись как установление наличия или отсутствия у цедента права на взыскание с Юрия Саакяна и Евгения Азарова долга по договору займа либо его обременения правами третьих лиц, так и обстоятельства, связанные с осведомленностью цессионария об этом, чего апелляция не сделала. «Кроме того, отказывая в удовлетворении искового требования о признании недействительными положений п. 2.4 договоров цессии от 18 сентября 2019 г. о том, что цедент не несет ответственности перед цессионарием за недействительность переданного ему требования, суд апелляционной инстанции не указал основания, по которым он не применил данные условия договоров при разрешении спора и не дал оценки доводам ответчика о том, что истец, приобретая на основании спорных договоров цессии денежные обязательства, осуществляла предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, что в силу положений п. 3 ст. 23 и абз. 2 п. 1 ст. 390 ГК РФ допускает при определенных условиях возможность такого ограничения ответственности цедента. Данные обстоятельства также не были определены судом апелляционной инстанции как имеющие значение для правильного разрешения спора, что привело к противоречивости и ошибочности выводов суда», – указал ВС и отменил судебные акты апелляции и кассации, вернув дело на новое рассмотрение во вторую инстанцию.

Партнер юридической фирмы Law & Commerce Offer Антон Алексеев назвал определение Верховного Суда значимым для судебной практики по спорам, вытекающим из договоров уступки права. «В этом деле Суд развил вывод, закрепленный в п. 1 Постановления Пленума ВС РФ № 54, о том, что уступка права требования может осуществляться на основании договора купли-продажи имущественного права. Некоторые суды и ранее делали выводы о том, что отношения, в рамках которых осуществляется уступка права требования, могут быть квалифицированы как отношения по продаже таких прав. И, соответственно, к таким отношениям подлежат применению специальные нормы ГК РФ, регулирующие соответствующий вид договора», – отметил он.

Верховный Суд, опираясь на эти выводы, применил соответствующие специальные нормы, регулирующие договор купли-продажи, указал эксперт. «При этом, по сути, ВС расценил спорный договор цессии как договор продажи имущественных прав. Теперь суды будут более тщательно исследовать обстоятельства того, было ли известно покупателю (цессионарию) о недействительности уступаемых продавцом (цедентом) прав или нет», – полагает Антон Алексеев.

Адвокат АБ «ЮГ» Сергей Радченко не согласился с выводами ВС РФ: «Апелляция решила дело по существу верно: она отказала в признании договоров цессии недействительными, так как отсутствие у цедента уступленного права не делает цессию недействительной, и взыскала уплаченную цессионарием цену. Да, апелляция ошибочно назвала эту цену неосновательным обогащением, здесь ВС правильно указал на ошибку – это убытки, но отменять апелляционное определение на этом сугубо формальном основании не было необходимости».

Он пояснил, что Верховный Суд потребовал от апелляции на новом рассмотрении установить наличие или отсутствие у цедента уступленного права, выяснить наличие обременений этого права и осведомленность цессионария об этом. «Однако если апелляция установила, что уступленного права у цедента нет, то ВС как суд кассационной инстанции не может ставить этот факт под сомнение, тем более что в своем определении он иной факт (а именно факт наличия права) никак не аргументирует. Как следствие, если права нет, то нет смысла и выяснять обременено ли оно, так как обременять нечего. Далее Суд ставит в вину апелляции то, что она не дала оценки доводу ответчика о том, что договоры цессии, будучи действительными, исключают ответственность цедента за недействительность уступленного права. Между тем истец (цессионарий) не ссылался в обоснование иска на недействительность полученного права – он ссылался на его отсутствие у цедента. Комментируемое определение незаконно, у ВС не было оснований отменять ни определение апелляции, ни определение кассационного суда», – заключил Сергей Радченко.


× Закрыть

25.03.22

Незаконность назначения Дмитрия Кубрака главой «Ростовводоканала» признана судом

Суд подтвердил незаконность назначения Дмитрия Кубрака руководителем АО «Ростовводоканал». Господин Кубрак был назначен на эту должность советом директоров предприятия в сентябре 2021 года. Однако это кадровое решение было оспорено администрацией Ростова. Спустя полтора месяца господин Кубрак был отправлен в отставку собранием акционеров, но связанные с этим судебные тяжбы продолжаются до сих пор.

Подробнее

Арбитражный суд удовлетворил иск Департамента имущественно-земельных отношений Ростова (ДИЗО) с требованием признать недействительным решение совета директоров АО «Ростовводоканал» о назначении Дмитрия Кубрака врио генерального директора АО (информация об этом есть в картотеке суда).

Спорное кадровое решение совета директоров «Ростовводоканала» было принято в сентябре 2021 года. Администрация Ростова в лице ДИЗО, владеющего 25,15% акций АО, выступила против, заявив судебный иск, в котором указано, что кандидатура господина Кубрака не соответствует критериям, предъявляемым к руководителю компании.

При этом Дмитрий Кубрак был уволен с должности спустя полтора месяца после назначения. Такое решение приняло собрание акционеров АО «Ростовводоканал». Новым генеральным директором предприятия был назначен Михаил Поркшеев. Его назначение поддержала горадминистрация.

Тогда уже сам Дмитрий Кубрак инициировал арбитражное разбирательство с требованием признать решение акционеров об его отставке недействительным. Он заявил, что собрание было проведено с грубыми нарушениями действующего законодательства. Ростовский арбитраж принял иск господина Кубрака, но отложил рассмотрение до окончания разбирательства по иску ДИЗО о признании недействительным его назначения.

Решение по иску ДИЗО суд принял в среду, в законную силу оно пока не вступило. По словам Сергея Радченко из адвокатского бюро «Юг», если этот вердикт подтвердит апелляционная инстанция, то решение по иску Дмитрия Кубрака о незаконности отставки также должно быть вынесено не в его пользу.

Напомним, в прошлом году в ростовском Водоканале произошел корпоративный конфликт, о котором стало известно 16 ноября, когда гендиректор компании «Евразийский» (основной акционер АО «Ростовводоканал» с долей 74,85%) Герман Вишневский сообщил, что инициировал увольнение Дмитрия Кубрака, обвинив его в финансовых злоупотреблениях. По предложению господина Вишневского генеральным директором АО «Ростовводоканал» был назначен Михаил Поркшеев. В свою очередь, господин Кубрак заявил, что господин Вишневский действует против интересов своих работодателей — владельцев «Евразийского». Также он назвал произошедшее попыткой рейдерского захвата предприятия. Его позицию поддержала председатель совета директоров «Евразийского» Светлана Светлицкая.

Отметим, что ее супруг Станислав Светлицкий через «Евразийский» владел основной долей в АО «Ростовводоканал». В октябре 2020 года он был осужден на 12 лет по обвинению в хищении средств банка «Народный кредит». Тогда же суд принял решение об изъятии его доли в «Ростовводоканале» в пользу государства.

Дмитрий Кубрак свое увольнение не признал и отказался освободить кабинет гендиректора Водоканала, забаррикадировавшись на рабочем месте, где просидел около месяца. «Осада» закончилась 24 декабря после того, как сотрудники правоохранительных органов задержали уволенного топ-менеджера по обвинению в мошенничестве. С тех пор он находится под домашним арестом.


× Закрыть

01.04.22

ВС напомнил, что подлежит выяснению при оспаривании привлечения к административной ответственности

Суд выявил нарушение трех инстанций, признавших законность привлечения к ответственности за отсутствие разрешения на строительство, не проверивших, необходимо ли это разрешение вообще. По мнению одной из экспертов «Адвокатской газеты», в определении ВС разъяснено, какие обстоятельства подлежат выяснению судом и доказыванию при привлечении лиц к административной ответственности за осуществление строительных работ без получения разрешения на строительство. Другой заметил, что Верховному Суду пришлось исправлять «классическую» судебную ошибку в деле об оспаривании решений административных органов. Другой полагает, что определение – это хороший пример прецедентного административного эстоппеля, и при новом рассмотрении дело должно быть прекращено по причине отсутствия состава административного правонарушения.

Подробнее

21 марта Верховный Суд вынес Определение № 305-ЭС21-20655 по делу № А40-126531/2020 об оспаривании постановления о привлечении предприятия к административной ответственности за отсутствие разрешения на строительство, несмотря на то что имелся ответ уполномоченного органа, подтвердившего, что такое разрешение не требуется.

В июле 2020 г. 122-й отдел государственного архитектурно-строительного надзора Минобороны России оштрафовал ФКП «Управление заказчика капитального строительства Министерства обороны РФ» на 0,5 млн руб. по ч. 1 ст. 9.5 КоАП РФ за отсутствие у него разрешения на строительство при проведении строительно-монтажных работ на военном объекте. Предприятие оспорило постановление в Арбитражный суд г. Москвы.

Суд установил факт выполнения предприятием строительно-монтажных работ на объекте войсковой части для размещения опытного образца станции спутниковой связи без разрешения на строительство. Первая инстанция пришла к выводу, что в действиях предприятия имеется состав вменяемого правонарушения, а апелляция и кассация поддержали ее решение.

Рассмотрев кассационную жалобу предприятия, Верховный Суд заметил, что оно обращалось с заявлением о выдаче разрешения на строительство в отношении спорного объекта в Департамент строительства Минобороны, который отвечает за выдачу разрешений на строительство объектов обороны и безопасности военной инфраструктуры Вооруженных Сил. Однако 18 августа Департамент отказал предприятию, обосновав это тем, что получение разрешения на строительство не требуется согласно п. 4 ч. 17 ст. 51 ГрК РФ.

Экономколлегия ВС обратила внимание, что письмо Департамента было представлено в материалы дела при обращении в суд с заявлением об оспаривании постановления административного органа о привлечении предприятия к административной ответственности, однако первая и вторая инстанции фактически проигнорировали его. В свою очередь, окружной суд отклонил ссылку заявителя на это письмо, посчитав, что на момент рассмотрения административным органом дела об административном правонарушении и вынесения оспариваемого постановления отказ в выдаче разрешения на строительство спорного объекта предприятием получен не был.

Как указал Верховный Суд, письмо Департамента могло свидетельствовать о том, что разрешение на строительство в отношении спорного объекта не требовалось изначально: «Соответственно, то обстоятельство, что указанное письмо было получено после привлечения предприятия к административной ответственности по ч. 1 ст. 9.5 КоАП РФ, правового значения не имеет». В связи с этим ВС заключил, что вывод судов о наличии в действиях предприятия состава вменяемого административного правонарушения сделан без учета письма Департамента строительства Минобороны, а вопрос о необходимости получения предприятием разрешения на строительство спорного объекта ими не выяснялся. Таким образом, ВС отменил судебные акты нижестоящих судов и вернул дело на новое рассмотрение в АСГМ.

Старший юрист практики недвижимости юридической фирмы VEGAS LEX Марина Преображенская отметила, что в определении разъяснено, какие обстоятельства подлежат выяснению судом и доказыванию при привлечении лиц к административной ответственности за осуществление строительных работ без получения разрешения на строительство (п. 1 ст. 9.5 КоАП РФ). «ВС обоснованно направил дело на новое рассмотрение, поскольку суды нижестоящих инстанций не выяснили вопрос о необходимости получения разрешения на строительство. Пунктом 17 ст. 51 ГрК РФ определен перечень случаев, когда разрешение на строительство не требуется (например, для объектов вспомогательного назначения, некапитальных объектов и др.)», – пояснила она.

Старший юрист юридической фирмы Eversheds Sutherland Андрей Шубин отметил, что в рассматриваемом деле содержится классический пример судебной ошибки в делах об оспаривании решений административных органов. «В силу особенностей производства по данной категории дел суд не связан доводами, содержащимися в заявлении, и проверяет оспариваемое решение в полном объеме (ч. 7 ст. 210 АПК РФ). Это значит, что для правильного разрешения спора суд строго не ограничен требованием заявителя и аргументами в пользу его позиции, поэтому он фактически обязан тщательно проверить фабулу дела и законность решения административного органа, даже если сам заявитель упустил какие-либо огрехи в данном решении. В этом состоит одно из отличий этой категории дел от обычных коммерческих споров, где суд определяет обстоятельства, необходимые для правильного рассмотрения дела, на основании требований участвующих в деле лиц. На это обратил внимание ВС, указав, что вопрос о необходимости получения предприятием разрешения на строительство спорного объекта судами не выяснялся», – заметил он.

По словам эксперта, исходя из содержания судебных актов первой и апелляционной инстанций, требование заявителя действительно аргументировалось тем, что предприятие не является фактической стороной по госконтракту, а поэтому не может быть привлечено к административной ответственности за реконструкцию без разрешения. «О письме, разъясняющем, что разрешение на строительство не требовалось, заявитель упомянул лишь в кассации. Ознакомившись с контрактом, суды первой и апелляционной инстанций (а впоследствии и кассация) пришли к совершенно верному выводу, что аргумент заявителя противоречит самому контракту, а также нормам закона. Но суды не приняли во внимание и не проанализировали письмо, согласно которому реконструкция не требовала разрешения на строительство», – подчеркнул Андрей Шубин.

Он добавил, что нижестоящие суды также не задались вопросом, а требовалось ли вообще разрешение и не подпадает ли ситуация под исключения ч. 17 ст. 51 ГрК РФ: «Кассация хоть и упомянула письмо в своем постановлении, но, судя по всему, посчитала его нерелевантным лишь на том основании, что его дата была позже даты протокола об административном правонарушении, что, как верно указал ВС РФ, совершенно не имеет правового значения».

По мнению Андрея Шубина, в комментируемом определении ВС РФ имеет место точечное исправление судебной ошибки, допущенной в связи с нежеланием судов проверять все обстоятельства, имеющие значение для дела. «Верховный Суд напомнил, что дело действительно нужно рассматривать всесторонне и проверять все обстоятельства, не ограничиваясь лишь оценкой требований и аргументации заявителя. Для этого нужно уделять исследованию и оценке доказательств гораздо больше времени, что сделать объективно трудно или попросту невозможно, учитывая загруженность арбитражных судов», – отметил Андрей Шубин.

Адвокат, управляющий партнер АБ «ЮГ» Юрий Пустовит заметил, что письмо Департамента строительства Минобороны России о том, что для строительства объекта от предприятия не требуется получения разрешения, означает отсутствие его вины в административном правонарушении, поскольку в этом случае оно не могло осознавать противоправный характер строительства и не могло предвидеть его негативных последствий. «Установление наличия или отсутствия вины в административном правонарушении – это вопрос факта, а факты ВС РФ не устанавливает, поэтому он правомерно отменил вынесенные по делу судебные акты и направил дело на новое рассмотрение для выяснения вопроса о вине. При новом рассмотрении дело должно быть прекращено по причине отсутствия состава административного правонарушения ввиду отсутствия вины», – полагает эксперт.

По его словам, в этом деле проявил действие «административный эстоппель» – требование к органам публичной власти вести себя в отношениях с подвластными структурами последовательно и непротиворечиво. «Если компетентный орган власти занимает ту или иную официальную позицию, то в дальнейшем он либо другой орган не могут привлекать граждан или организации к ответственности за то, что они следовали этой позиции, даже если затем в суде выяснится, что позиция была объективно незаконной. В качестве общего принципа административный эстоппель в российском законодательстве не закреплен, хотя разговоры о необходимости это сделать ведутся давно. Есть лишь отдельные нормы, в которых он проявляет свое действие (например, п. 3 ч. 1 ст. 111 НК РФ, исключающий вину налогоплательщика за совершение налогового правонарушения, если он действовал в соответствии с разъяснениями налоговых органов). Комментируемое определение Верховного Суда – это хороший пример прецедентного административного эстоппеля, то есть не закрепленного в законе, но выработанного в судебной практике», – заключил Юрий Пустовит.


× Закрыть

14.02.22

Адвокаты оценили предложение стимулировать электронное взаимодействие между судами общей юрисдикции

На совещании судей председатель Вологодского областного суда отметил, что апелляция и кассация должны рассматривать дела в электронной форме, где оригиналы документов будут надлежащим образом заверены. По мнению одного адвоката, суды общей юрисдикции безнадежно отстают от арбитражных судов по уровню IT-инфраструктуры и использованию различных информационных подсистем. Другой назвал правильным рассматриваемое предложение, так как оно сократит расходы бюджета на пересылку дел, исключит их случайную утрату по дороге и ускорит рассмотрение дела в вышестоящих инстанциях.

Подробнее

Как ранее сообщала «АГ», 9 февраля в формате веб-конференции состоялось совещание судей судов общей юрисдикции и арбитражных судов РФ, которое открыл Президент России Владимир Путин.

Председатель Вологодского областного суда Игорь Трофимов обратил внимание судей на существующие проблемы пересылки материалов дел между судами. По его мнению, апелляция и кассация должны рассматривать дела в электронной форме, где оригиналы документов будут надлежащим образом заверены, это послужит дополнительной гарантией надлежащей защиты судебных прав граждан. Спикер убежден, что суды общей юрисдикции имеют все предпосылки для этого в рамках текущей цифровизации. По его словам, количество электронных исков, поступающих в суды общей юрисдикции, неуклонно растет, а популяризация цифрового формата обеспечит своевременный доступ всех участников судопроизводства к материалам дела и сократит расходы бюджета на пересылку дел, что в конечном счете позволит своевременно отправлять правосудие.

Партнер АБ «КРП» Челябинской области Виктор Глушаков отметил, что суды общей юрисдикции безнадежно отстают от арбитражных судов по уровню IT-инфраструктуры и использованию различных информационных подсистем («Мой Арбитр», «КАД Арбитр», «RAS Арбитр», возможность электронного ознакомления с делами, платные сервисы типа Casebook). «Заявленная информационная реформа судов общей юрисдикции в виде попыток внедрения электронного документооборота, по моему ощущению, не дает особых результатов. Электронная подача документов в суды общей юрисдикции работает “раз через десять”, а об электронном документообороте вообще речи не ведется. И даже судебные акты, которые, по задумке и структуре официальных сайтов судов общей юрисдикции, должны подгружаться в соответствующий раздел, не всегда подгружаются», – подчеркнул он.

По словам эксперта, безусловно, электронный документооборот нужен СОЮ. «Несомненно, возможность подавать документы онлайн, знакомиться с ними и выгружать судебные акты позволит снизить нагрузку на судей, аппараты, специалистов. Это снизит нагрузку и на стороны, которым не понадобится отправлять документы или искать представителя в другом городе, чтобы получить судебный акт с отметкой суда (если можно будет подгружать обжалуемые судебные акты так, как это можно делать в системе “Мой арбитр”). И дело даже не в пересылке дел, которая по большему счету не имеет значения, так как основное время ожидания рассмотрения дела связано с промежутком времени между принятием дела к производству судьи (коллегии) и его слушанием. Уверен, что подобные вещи будут позитивно влиять на судопроизводство. А подводные камни: их будет сложнее создать, когда вместо человека технические вопросы решает система. Единственное, в чем я не уверен, так в этом в том, что “суды общей юрисдикции имеют все предпосылки для этого в рамках текущей цифровизации”. Не замечаю я на практике этой цифровизации», – отметил Виктор Глушаков.

Адвокат АБ «ЮГ» Сергей Радченко назвал правильным рассматриваемое предложение. «Хранение бумажного дела в суде первой инстанции и пересылка в апелляцию и кассацию его электронной копии технически элементарно реализуемы. Это сократит расходы бюджета на пересылку дел, исключит их случайную утрату по дороге, ускорит рассмотрение дела в вышестоящих инстанциях. Такое предложение – часть общей, все больше набирающей силу тенденции цифровизиции судопроизводства. Эта тенденция правильна, и ее стоит всячески поддерживать, например исключить из ГПК и АПК архаичное требование прилагать к направляемым кассационным жалобам в Верховный Суд РФ заверенные судом копии вынесенных по делу судебных актов», – убежден он.


× Закрыть

09.02.22

Юрий Пустовит: «В России вопросы наследования бизнеса до сих пор не урегулированы»

Российское правовое поле всегда отличалось большой подвижностью, законы в процессе применения получают множество поправок, но даже при этом О том, почему адвокат не должен отождествляться с иностранным агентом, а также о новых трендах в юридической и судебной практике и об изменениях 2021 года рассказал собеседник «Юг Times». ЮРИЙ ПУСТОВИТ, управляющий партнер Адвокатского бюро «Юг».

Подробнее

- Юрий Павлович, началась вторая волна перехода на удаленку, но сейчас уже есть определенная законодательная база для этого. Возникают ли сложности при правоприменении?

- На начало февраля 2022 года в России на дистанционной работе находится около 4% трудоспособного населения. Эта доля так мала не только потому, что сотрудники и работодатели не хотят. Дело также в том, что на удаленку можно перевести не всех, а только офисных специалистов, у которых сугубо компьютерная работа. Таких, как показала практика, не так уж и много. В Трудовом кодексе есть специальная глава 49.1 «Особенности регулирования труда дистанционных работников». Я не вижу в судебной практике большого числа трудовых споров по этой главе, равно как и аналитики и активного обсуждения этой главы в профессиональном сообществе. Из этого делаю вывод, что значительных проблем там пока нет.

АВТОМАТИЧЕСКОЕ РЕШЕНИЕ

- Пандемия ускорила цифровизацию, на судебном процессе это тоже отразилось. А могут ли цифровые алгоритмы выносить сами решения, как, например, это уже происходит при начислении штрафов за нарушение ПДД?

- Арбитражный процесс совсем не типизирован. Там есть простейшие дела, решения по которым пишутся под копирку, но основная работа адвоката состоит не в них, а в уникальных сложных и нестандартных спорах. Искусственный интеллект не сможет полноценно заменить судью. Он никогда не научится этике. Не в состоянии распознавать добро, зло, справедливость, разумность, добросовестность, а без этого правильно решить дело невозможно. Однако простейшие и типовые дела, возможно, в недалеком будущем тоже смогут описать цифровыми алгоритмами и отдать под ответственность искусственного интеллекта, но я пока далек от мысли, что это будет полноценная замена судьи. Ведь даже не все штрафы за нарушения правил дорожного движения выписывает искусственный интеллект, лишь простейшие, где смогли составить соответствующие алгоритмы и где наказание не связано с лишением водительских прав. Что же тогда говорить о более значительных последствиях, связанных с вынесением решения или приговора судом?

- Если сейчас будет введен полный локдаун, судебная система готова к работе в таких условиях без перерывов?

- Арбитражные суды полностью готовы к онлайн-работе, хотя и у них порой случаются сбои, а вот судам общей юрисдикции в этом направлении есть к чему стремиться.

ЗАБЛАГОВРЕМЕННОЕ ПЛАНИРОВАНИЕ

- Граждане стали заранее задумываться о распределении имущества, не дожидаясь болезни и преклонного возраста. Часто ли владельцы бизнеса планируют судьбу активов? Как правильно это делать, по вашему мнению?

- Как показали последние истории со скоропостижным уходом из жизни владельцев крупных холдингов и последующими судебными спорами между наследниками, приведшими к остановке бизнеса и корпоративным конфликтам (например, дело о наследстве Андрея Трубникова, основателя Natura Siberica), даже владельцы крупного бизнеса оказались неподготовленными. Однако широкое освещение в средствах массовой информации таких конфликтов заставило многих задуматься о том, что произойдет с бизнесом после ухода из жизни его основателей. Тем не менее я не могу сказать, что у большинства этот вопрос сейчас урегулирован. Тому есть много причин: от особенностей российского менталитета до несовершенства норм Гражданского кодекса. Действующее российское законодательство, регулирующее вопросы наследования, было написано во времена, когда наследственная масса состояла в своем большинстве из предметов быта и в лучшем случае машины и квартиры, но не значительных материальных активов и бизнеса, которым требуется совершенно иной подход. Появление в российском законодательстве наследственных фондов пока эту ситуацию существенно не исправило. Соответственно, одна из причин ухода бизнеса в офшоры была связана с тем, что там эти вопросы давно и довольно эффективно урегулированы благодаря применению английского права. Например, путем создания дискреционных трастов, которые изначально и были созданы для разрешения вопросов наследования имущества, но уже впоследствии стали использоваться для иных корпоративных задач.

КОНТРОЛЬ НА КАЖДОМ ЭТАПЕ

- Все больше категорий товаров попадает под маркировку. Насколько это осложнило работу компаний, процесс торговли? Сама идея действительно полезна?

- Введение маркировки товаров имеет своей целью борьбу с контрафактом и уклонением от уплаты налогов. Согласно данным статистики, после введения маркировки на определенные группы товаров поступления в бюджет от продажи этих товаров возросли в разы. Однако такие нововведения связаны с внедрением оборудования, технологий, нанесением маркировки на товары, что, безусловно, требует усилий, времени и средств и, как и любые изменения, вызывает неприятие у бизнеса. В итоге все затраты лягут на плечи конечного потребителя, а бизнес с этим смирится и научится работать в новых условиях.

РЕШЕНИЯ ВЗВЕШИВАЮТ

- Беспокоит ли адвокатов расширение возможностей привлечения бизнесменов к субсидиарной ответственности? Это сделает более ответственными владельцев бизнеса при принятии решений, стимулирует их не прибегать к преднамеренным банкротствам и выводу денег? Есть в вашей практике беспрецедентные суммы взыскания?

- С 2017 по 2020 год мы видели тенденцию к тому, что сфера субсидиарной ответственности расширялась, суды легкоудовлетворяли заявления арбитражных управляющих и взыскивали убытки со всех, кто хоть в малейшей степени был причастен к влиянию на управление компанией. Однако с 2021 года началась обратная тенденция: Верховный суд РФ стал требовать от судов более аккуратного и вдумчивого подхода и отменил судебные акты в очень резонансных делах, в которых суды привлекли топ-менеджеров должников к субсидиарной ответственности без законных на то оснований. Например, дело о банкротстве банка «Гринфилд», в рамках которого суд привлек некоторых руководителей к «субсидиарке» на 6 миллиардов рублей, было отправлено на пересмотр экономической коллегией. Действительно, угроза субсидиарной ответственности дисциплинирует собственников и управляющих, старые схемы вывода активов давно уже не работают.

Беспрецедентных взысканий у нас не случалось, но была невиданная до этого сумма, которую мы не позволили взыскать: с нашего клиента, бывшего директора, его компания требовала 5,5 миллиарда рублей, нам удалось снизить эту цифру до 300 тысяч.

- Какие новые тренды в банкротном процессе в 2021 году вы наблюдали?

- Во-первых, стоит отметить, что прекратил действие мораторий на банкротства, введенный по причине эпидемии, однако это не привело к массовым банкротствам. Причина в том, что компании из числа пострадавших отраслей пользовались механизмом судебной рассрочки или планом реструктуризации на несколько лет, досудебным урегулированием споров и мерами господдержки в условиях эпидемии.

Также можно повторить то, о чем мы уже сказали ранее, - наконец были ограничены случаи применения субсидиарной ответственности, повышен стандарт доказывания по данной категории дел.

Еще один тренд связан с ограничением на оспаривание сделок по банкротным основаниям. Это значит, что теперь далеко на каждую сделку можно признать сомнительной и заставить контрагента возвращать деньги после того, как он уже выполнил свои обязательства.

Мы также видим увеличение судебной практики, в которой суды субординируют, т. е. понижают очередность требований контролирующих лиц в реестре кредиторов. Это приводит к лишению их права голоса на общих собраниях кредиторов, снижает их возможность повернуть ход банкротного процесса в своих интересах. К

роме того, в 2021 году более чем в два раза увеличилось количество дел о банкротстве граждан, но в отличие от юридических лиц из пострадавших отраслей им помощь никто не оказывает. Изменилась судебная практика по «единственному жилью». Это ситуация, когда у должника-гражданина из имущества есть только жилье (дом или квартира). По закону на нее обращать взыскание по его долгам нельзя. Однако в 2021 году практика изменилась. Теперь, если это роскошное жилье, его продают. На часть вырученных денег покупается для должника обычное жилье, остальные деньги погашают требования кредиторов.

- Учащаются ли случаи личного банкротства владельцев бизнеса?

- Да, их стало больше. Владельцы бизнеса часто выступают поручителями за свои или чужие компании, в этом качестве отвечают за должников, и это порой заканчивается для них личным банкротством.

КТО ВЫВЕЛ ЗЕМЛЮ?

- Известна ли вам ситуация, сложившаяся на территории Сочинского нацпарка, где арестованы тысячи участков граждан? Если коротко: ранее земли были выведены из состава нацпарка, потом проданы приобретателям, в том числе приезжим. Некоторые владельцы уже получают судебные решения о возвращении участка в собственность государства, то есть дома граждан будут стоять на землях, больше им не принадлежащих. Получается, что граждане отвечают за нарушения, которые предыдущие администрации могли и должны были пресечь?

- Я думаю, граждане не должны отвечать за ошибки региональных и местных властей. За последние пять лет сложилась устойчивая практика Верховного суда РФ, который в подобных случаях признает граждан добросовестными приобретателями и оставляет им земельные участки. Охрана частной собственности является одной из приоритетных задач в любом демократическом государстве и определяет его инвестиционную привлекательность. Любое исключение из этого правила должно быть чем-то экстраординарным, единичным, всегда связанным с выплатой компенсации справедливой рыночной стоимости имущества его бывшему владельцу и привлечением к ответственности лиц, ответственных за эти нарушения.

РЕПУТАЦИЯ ИМЕНИ

- Ожидаете ли вы всплеска регистраций личных брендов юристов после вступления в силу соответствующих поправок в ГК?

- Поправки в ГК разрешают самозанятым иметь свои товарные знаки (сейчас это могут делать только юридические лица и индивидуальные предприниматели). Приведет ли это к всплеску регистрация таких знаков, сейчас сказать невозможно, но совершенно точно повысит привлекательность статуса самозанятого.

- Не чувствуют ли для себя угрозы адвокаты, защищающие интересы иностранных компаний, в законе об иноагентах?

- Это больной и сильно политизированный вопрос. Формально, по буквальному смыслу формулировок закона «О некоммерческих организациях», если адвокат получил гонорар от иностранного лица, его можно сразу признать иностранным агентом, а можно не признавать - сугубо на усмотрение Министерства юстиции РФ. По моему мнению, кто бы ни был клиент, иностранец или нет, нельзя признавать иностранным агентом адвоката за то, что он выполняет свой профессиональный долг строго в рамках Федерального закона «Об адвокатуре». Однако некоторые коллеги увлекаются политической деятельностью, осуществляя ее под прикрытием адвокатского статуса, что, по моему субъективному мнению, недопустимо. Полагаю, именно такие злоупотребления со стороны правозащитников привели к тому, что адвокатов стали объявлять иностранными агентами.

ЛУЧШИЕ ЭКСПЕРТЫ

- На текущей неделе в Красной Поляне состоится форум Winter Legal Week. Развивается ли мероприятие в условиях пандемии?

- Участниками в этом году стали более 200 юристов и адвокатов со всей России, свыше 30% участников форума - директора юридических департаментов крупных и средних компаний. Мы не приостанавливали наш форум на время пандемии и видим хорошую динамику: растет число его участников, их уровень, расширяется география.

На форуме мы поговорим о новых вызовах в цифровой среде: обсудим изменения по 152-ФЗ «О персональных данных», их риски и недостатки. Будет несколько дискуссий о взаимодействии с зарубежным бизнесом. Например, о том, как в российской действительности реализуются положения об ответственности в договоре с участием иностранной компании.

Банкротство, конечно, станет еще одной из важнейших тем. Наши эксперты подготовили чек-лист для компаний, которые вовлечены в спор о привлечении к субсидиарной ответственности. Актуальными для Кубани также будут вопросы технологического присоединения, поведения сетевых компаний при расторжении договора.

Это далеко не все темы, которые мы планируем поднять, программа очень насыщенна.

ДОСЬЕ «ЮГ TIMES»

ЮРИЙ ПАВЛОВИЧ ПУСТОВИТ родился 23 января 1978 года в Саратове. Среднюю школу окончил в Казани. Высшее образование получил в Краснодаре, окончив в 2000 году юридический факультет Кубанского государственного университета. Имеет большой опыт деятельности в качестве адвоката, представлявшего интересы клиентов в судах по имущественным и другим гражданско-правовым спорам.

Автор статей в ведущих юридических журналах России, член Международного союза (содружества) адвокатов.


× Закрыть

08.02.22

«Хакан Агро-Русь» не удалось взыскать убытки от потери земельного участка

Как стало известно «Ъ-Юг», связанная с турецким бизнесом компания «Хакан Агро-Русь» не смогла взыскать 91 млн руб. с Ростовского универсального порта (РУП). Компания требовала возместить убыток от потери земельного участка на ул. 1-й Луговой в Ростове, который руководство порта заполучило мошенническим путем. Требование «Хакан Агро-Русь» связано со скандальной приватизацией муниципальной земли в Заречной промзоне в 2010 году, из-за которой были осуждены бывшие руководитель Ростовского универсального порта Андрей Лещенко и директор департамента имущественно-земельных отношений Ростова Александр Кочергин.

Подробнее

Арбитражный суд отказал компании «Хакан Агро-Русь» в удовлетворении требования о взыскании убытков с ООО «Ростовский универсальный порт». Сумма требования составляла 91,2 млн руб. (информация об этом есть в картотеке суда).

Претензии «Хакан Агро-Русь» к Ростовскому универсальному порту связаны с приобретением земли в Заречной промзоне Ростова. В 2014 году компания купила у порта участок на ул. 1-й Луговой, 44а. Однако спустя четыре года городские власти обратились в суд с требованием изъять этот участок у «Хакан Агро-Русь». Как следует из искового заявления, до 2010 года спорная земля находилась в распоряжении муниципалитета. Потом Фонд имущества города Ростова-на-Дону заключил договор о продаже территории на ул. 1-й Луговой с ООО «Ростовский универсальный порт», которое разделило ее на участки и один из них в 2014 году перепродало компании «Хакан Агро-Русь». Впоследствии выяснилось, что Ростовский универсальный порт выкупил у города землю незаконно. В связи с этим в 2016 году генеральный директор порта Андрей Лещенко был признан виновным в мошенничестве.

Договор купли-продажи земли между Фондом имущества города Ростова-на-Дону и РУП признали недействительной сделкой, а приобретенный компанией «Хакан Агро-Русь» участок решением суда был изъят из ее владения.

В связи с этим в августе прошлого года компания «Хакан Агро-Русь» обратилась в Арбитражный суд Ростовской области с требованием о взыскании убытков с Ростовского универсального порта. По подсчетам компании, размер причиненного ей ущерба составил 91,6 млн руб. Сумма включает рыночную стоимость участка (по оценке компании, на конец 2020 года это 77 млн руб.), а также затраты на его обустройство, произведенные после приобретения (асфальтовое и щебеночное покрытие, подводка электроснабжения и прочее). Отметим, что в 2014 году компания заплатила порту за участок 26 млн руб.

В итоге арбитраж отказал «Хакан Агро-Русь» во взыскании убытков с порта в размере нынешней рыночной стоимости участка и затрат на его обустройство.

«При этом суд отмечает, что требование покупателя к продавцу о возврате уплаченной цены за изъятый товар в рамках настоящего спора не заявлено», — говорится в решении суда.

По мнению Сергея Радченко из адвокатского бюро «Юг», таким образом суд обозначает, что «Хакан Агро-Русь» имеет право заявить иск с требованием о возврате денег, уплаченных порту по договору купли-продажи участка.

По данным «СПАРК-Интерфакса», ООО «Хакан Агро-Русь» зарегистрировано в 2009 году в Ростове-на-Дону. Основным видом деятельности ООО заявлена оптовая торговля масличными. Компания «Хакан Агро-Русь» связана с турецким агротрейдером Hakan Agro DMCC, офис которого расположен в ОАЭ. Площадь спорного участка составляет 1,8 га. Разрешенное использование — для размещения логистического центра портового комплекса.

Как ранее писал «Ъ-Юг», генерального директора ООО «Ростовский универсальный порт» Андрея Лещенко обвинили в фальсификации документов, на основе которых порт получил право выкупа земли у муниципалитета. Также в связи с этой сделкой получил реальный срок бывший директор департамента имущественно-земельных отношений Ростова Александр Кочергин, подписавший незаконное распоряжение о продаже участков порту. При этом следствием было установлено, что порт выкупил землю по цене в 150 раз ниже рыночной, что нанесло городу ущерб в размере более 500 млн руб.


× Закрыть

27.01.22

ВС указал, когда экс-супруга должника отвечает по его обязательствам, несмотря на брачный договор

По мнению одного из экспертов, Верховный Суд верно отметил, что договор займа является основанием для возникновения обязательства, которое существует в том числе тогда, когда срок возврата займа еще не наступил. Второй указал, что, исходя из анализа норм ГК, регулирующих отношения по договору займа в совокупности с основными началами гражданского законодательства, можно сделать вывод, что до наступления срока возврата займа у должника отсутствует обязательство именно по возврату денежных средств, однако это не освобождает его от обязанности действовать добросовестно.

Подробнее

В частности, Суд пояснил, что брачный договор, заключенный до даты исполнения обязательства, не может являться основанием для отказа в удовлетворении исковых требований кредитора, если тот не был уведомлен о его заключении.

По мнению одного из экспертов, Верховный Суд верно отметил, что договор займа является основанием для возникновения обязательства, которое существует в том числе тогда, когда срок возврата займа еще не наступил. Второй указал, что, исходя из анализа норм ГК, регулирующих отношения по договору займа в совокупности с основными началами гражданского законодательства, можно сделать вывод, что до наступления срока возврата займа у должника отсутствует обязательство именно по возврату денежных средств, однако это не освобождает его от обязанности действовать добросовестно.

В Определении № 4-КГ21-51-К1 от 11 января Верховный Суд разобрался в вопросе о том, вправе ли кредитор рассчитывать на возврат займа с бывшей жены должника, если в период действия кредитного договора супруги заключили брачный договор.

В период с 2014 по 2016 г. Сергей Матлак занял у Михаила Новикова под проценты в общей сложности 6 млн руб. При этом 14 ноября 2015 г. Сергей Матлак и его супруга Светлана Матлак заключили брачный договор, которым был изменен режим совместной собственности сторон – гаражного бокса, дома и земельного участка, которые перешли в личную собственность Светланы Матлак. 6 марта 2018 г. супруги расторгли брак, а 26 сентября того же года Светлана Матлак продала гаражный бокс Антону Карлову, а 5 июля 2019 г. она продала также жилой дом и земельный участок.

Поскольку Сергей Матлак не исполнял обязательства по возврату денег, Михаил Новиков обратился в Щелковский городской суд Московской области с иском к должнику. В ходе судебного разбирательства он уступил право требования по договорам займа Сергею Русанову. 4 июня 2019 г. суд удовлетворил иск, взыскав с ответчика в пользу Сергея Русанова около 15 млн руб., решение вступило в силу.

Впоследствии Сергей Русанов узнал о существовании брачного договора. Тогда он вновь обратился в суд и указал, что, несмотря на то что обязанность по возврату денег по договорам займа возникла у Сергея Матлака до заключения брачного договора, он в нарушение п. 1 ст. 46 Семейного кодекса не уведомил кредитора об этом. Поскольку финансовой возможности возвратить сумму долга Сергей Матлак не имел, Сергей Русанов просил суд принять решение о выделе из общего имущества супругов доли супруга-должника, об обращении взыскания на нее, о признании договора купли-продажи ничтожным, о применении последствий недействительности сделки, о возложении солидарной ответственности по обязательствам на Сергея и Светлану Матлак, а также Антона Карлова.

Щелковский городской суд частично удовлетворил иск и взыскал со Светланы Матлак в пользу Сергея Русанова 13 млн руб., составляющих 1/2 доли от стоимости проданных жилого дома и земельного участка.

Апелляция вынесла новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований к супругам о выделе из их общего имущества доли Сергея Матлака в размере 13 млн руб., составляющей 1/2 доли от суммы проданных по договору купли-продажи от 5 июля 2019 г. жилого дома и земельного участка; суд исходил из того, что брачным договором был изменен статус совместно нажитого имущества супругов. Данное обстоятельство не позволяет произвести раздел совместно нажитого в браке имущества супругов с целью обращения на него взыскания по обязательствам должника. При этом суд апелляционной инстанции указал, что брачный договор был заключен в период, когда у Сергея Матлака отсутствовали какие-либо обязательства перед истцом, поскольку срок исполнения по заемным обязательствам еще не наступил, и должник не должен был сообщать кредитору о заключении брачного договора. Первый кассационный суд общей юрисдикции согласился с данными выводами.

Сергей Русанов обратился в Верховный Суд. Изучив материалы дела, ВС сослался на п. 1 и 4 ст. 425 ГК, согласно которым договор вступает в силу и становится обязательным для сторон с момента его заключения. Окончание срока действия договора не освобождает стороны от ответственности за его нарушение. Согласно п. 1 ст. 807 ГК в редакции, действовавшей на день возникновения правоотношений по договорам займа, по договору займа заимодавец передает в собственность заемщику деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

ВС заметил, что договоры займа были заключены между Сергеем Матлаком и Михаилом Новиковым в том числе 13 октября 2014 г. и 8 июля 2015 г. Таким образом, вывод апелляции о том, что на момент заключения брачного договора (14 ноября 2015 г.) у Сергея Матлака отсутствовали какие-либо обязательства перед кредитором, поскольку срок исполнения по договорам займа еще не наступил, а также суждение о том, что обязательство перед Сергеем Русановым по возврату денежных средств возникло у Сергея Матлака лишь с момента вступления в законную силу решения Щелковского городского суда о взыскании задолженности, противоречат нормам материального права.

Поскольку установленная п. 1 ст. 46 Семейного кодекса обязанность по уведомлению Михаила Новикова о заключении брачного договора при наличии обязательств по договорам займа Сергеем Матлаком исполнена не была, то Михаил Новиков, а в дальнейшем Сергей Русанов как не извещенный о заключении брачного договора кредитор не связаны изменением режима имущества супругов, и наличие заключенного брачного договора не может являться основанием для отказа в удовлетворении исковых требований Русанова, указал Верховный Суд.

ВС отправил дело на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию. При этом он отметил, что суду следует учесть разъяснения, содержащиеся в п. 11 Постановления Пленума ВС от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении», по смыслу которых резолютивная часть судебного постановления должна быть изложена таким образом, чтобы решение не вызывало затруднений при исполнении, не допускало двойного взыскания в счет исполнения одного и того же обязательства, и разрешить возникший спор в соответствии с требованиями закона.

В комментарии «АГ» адвокат АБ «ЮГ» Сергей Радченко отметил, что ситуация, когда один супруг берет крупный заем или кредит в банке, а затем по брачному договору все совместно нажитое имущество переходит к другому супругу, в результате чего с заемщика нечего взять, – это старая схема, с которой суды давно научились справляться: достаточно вспомнить старый прецедент с оспариванием кредитором заключенного между супругами мирового соглашения. Однако, указал адвокат, в этом деле суды данную схему не увидели, и ВС их поправил.

«Верховный Суд верно отметил, что договор займа является основанием для возникновения обязательства, которое существует в том числе тогда, когда срок возврата займа еще не наступил. Заемщик знал о том, что рано или поздно срок платежа наступит, и в этот “период ожидания” принял меры к уменьшению общего супружеского имущества для того, чтобы искусственно создать ситуацию невозможности обращения на него взыскания заимодавцем», – указал Сергей Радченко.

Руководитель ООО «Юридическая Контора “Щит и Меч”» Андрей Коновалов полагает, что, исходя из анализа норм ГК, регулирующих отношения по договору займа в совокупности с основными началами гражданского законодательства, можно сделать вывод, что до наступления срока возврата займа у должника отсутствует обязательство именно по возврату денежных средств, однако это не освобождает его от обязанности действовать добросовестно (п. 3 ст. 1, п. 1 и 2 ст. 10, п. 3 ст. 307 ГК).

«При таких обстоятельствах установление факта отчуждения должником своего имущества в период действия обязательства, приведшего к неспособности последнего исполнить его за счет иных средств, вполне может быть признано злоупотреблением правом – с применением последствий, в наибольшей степени защищающих добросовестную сторону правоотношения, среди которых возможно и признание недействительными совершенных сделок. Вместе с тем для применения в рассматриваемом деле данного подхода требуется оценка действий ответчика, а равно его супруги на предмет добросовестности, на необходимость которой ВС по какой-то причине нижестоящим инстанциям не указывает», – заметил юрист.


× Закрыть

21.01.22

Кредиторы остались наедине с должником

Банкротство Южного фонда сбережений прекращено из-за отсутствия конкурсного управляющего 886 1 3 мин. ... Пайщики разорившегося Южного фонда сбережений не смогут вернуть свои деньги через процедуру банкротства этой кредитной организации. Процедура была прекращена судом из-за отсутствия конкурсного управляющего. Как выяснилось, у фонда, задолжавшего пайщикам более 300 млн руб., не нашлось средств для оплаты услуг управляющего и других расходов, связанных с проведением банкротства.

Подробнее

Ростовский арбитражный суд прекратил производство по делу о банкротстве кредитного потребительского кооператива «Южный фонд сбережений». Соответствующее определение суд вынес еще в ноябре, оно не было обжаловано в суде вышестоящей инстанции и, таким образом, сейчас уже вступило в законную силу (информация об этом есть в картотеке суда).

Как следует из судебных документов, процедура

банкротства Южного фонда сбережений была прекращена в связи с отсутствием конкурсного управляющего. До апреля 2021 года его функции исполнял Дмитрий Шевченко, который добровольно сложил с себя полномочия.

После этого суд предлагал кредиторам фонда найти ему замену для управления процедурой банкротства, однако они этого не сделали.

В августе суд сам разослал письма в организации арбитражных управляющих с предложением выделить специалиста для этой работы. В ответ же поступили сообщения об отсутствии желающих заниматься ею.

Поэтому суд пришел к выводу «о необходимости прекращения производства по делу о банкротстве в связи с невозможностью утверждения конкурсного управляющего».

Примечательно, что бывший управляющий Дмитрий Шевченко обосновал ходатайство о своей отставке отсутствием у Южного фонда сбережений и какого-либо имущества, за счет которого можно оплатить расходы на процедуру банкротства.

Согласно материалам дела о банкротстве, единственным активом обанкротившегося фонда является дебиторская задолженность в размере 11,5 млн руб., большая ее часть приходится на физических лиц (более 150 человек).

Однако, как указал бывший управляющий, погашение расходов на банкротство за счет поступлений средств от должников невозможно.

Кредитный потребительский кооператив «Южный фонд сбережений» был признан банкротом в 2018 году. В реестр требований к фонду сейчас заявлено 318,5 млн руб., заявителей более 370, в основном это его пайщики.

Таким образом, они потеряли возможность вернуть свои деньги через процедуру банкротства кооператива, отмечает Сергей Радченко из адвокатского бюро «Юг».

Кредитный потребительский кооператив (КПК) «Южный фонд сбережений» был учрежден в 2012 году. Главный офис организации расположен в Ростове-на-Дону на пр. Ленина. Фонд имел филиалы в Таганроге, Волгодонске, Шахтах, Ейске и Кропоткине. Кооператив аккумулировал средства пайщиков, которым гарантировал доходность до 15,51% годовых.

В начале 2018 года Банк России обратился в арбитражный суд с заявлением о банкротстве кредитного кооператива. Основанием требования стали результаты проверки отчетной документации о деятельности кооператива за девять месяцев 2017 года. Как было установлено регулятором, на конец отчетного периода у Южного фонда сбережений осталось недостаточно имущества для исполнения обязательств перед кредиторами.

Тогда же на сайте фонда от имени его руководства было размещено уведомление для пайщиков о том, что средств для исполнения денежных обязательств у кооператива нет. Сложившуюся ситуацию объяснили «мошенническими действиями предыдущих органов управления кооперативом, результатом которых явился вывод активов» посредством выдачи займов «заведомо неплатежеспособным юридическим лицам».

В связи с этим было возбуждено уголовное дело, его расследование продолжается до сих пор.

Учредителями КПК «Южный фонд сбережений» являются шесть малоизвестных юридических лиц, а также физлицо — Людмила Нассонова. По данным «СПАРК-Интерфакса», одна фирма-учредитель зарегистрирована в Московской области, остальные — в Хабаровске. В последние два года перед банкротством кооператива его директорами были Наталья Шутько и Татьяна Курмакаева.


× Закрыть

29.12.21

ВС разъяснил порядок признания сделок по продаже земли незаконными

Как пояснил Суд, предоставление в собственность публичного земельного участка, занятого объектом, для строительства которого участок не предоставлялся или площадь которого значительно превышает площадь недвижимости с учетом цели ее эксплуатации, может свидетельствовать о нарушении процедуры приватизации

Подробнее

По мнению одного эксперта, определение ВС устанавливает разумный баланс интересов публичного собственника участка и частного собственника здания, позволяет пресечь многочисленные злоупотребления, основанные на буквальном чтении ст. 39.20. ЗК РФ. Другой обратил внимание, что Суд счел необходимым дополнительно дать оценку добросовестности ответчика, тем самым проведя своеобразную «красную линию» между допустимым и недопустимым поведением покупателей земли. Третий отметил, что в этом деле иллюстрируются сразу два случая, когда, несмотря на наличие формальных оснований для применения эстоппеля, п. 5 ст. 166 ГК РФ судом не применяется.

Верховный Суд опубликовал Определение № 302-ЭС21-14414 от 14 декабря по делу № А19-19018/2019 об оспаривании иркутской администрацией двух договоров о продаже земельных участков вне торгов их арендатору, который ранее в нарушение условий арендных договоров возвел на них лишь вспомогательные объекты, а после выкупа земли – демонтировал их.

Обстоятельства дела

В июле 2007 г. администрация г. Иркутска предоставила ООО «Триал» в аренду на пять лет земельный участок для строительства станции технического обслуживания. Впоследствии арендные права перешли обществу «Риэлти», а затем ООО «Россо-Траст», срок договора был продлен до сентября 2016 г., а цель использования земельного участка была изменена на «строительство и дальнейшую эксплуатацию офисного здания».

В 2013 г. общество «Россо-Траст» также получило от городской администрации в аренду сроком на пять лет земельный участок для размещения парковки. В 2014 г. был изменен порядок распоряжения городской землей путем передачи прав арендодателя правительству Иркутской области и перераспределения соответствующих полномочий между последним и городской администрацией.

В 2018 г. «Россо-Траст» возвело на арендуемых землях объекты вспомогательного назначения – пункты охраны, их основной вид разрешенного использования был «Предпринимательство», а вспомогательный – «Обслуживание автотранспорта». Далее общество зарегистрировало право собственности на постройки и обратилось в министерство имущественных отношений Иркутской области с заявлением о выкупе арендуемых участков без торгов со ссылкой на ст. 39.20 Земельного кодекса. Просьба была удовлетворена, и 25 декабря 2018 г. с компанией были заключены два договора купли-продажи земли общей стоимостью в 1,9 млн руб.

Спустя несколько месяцев «Россо-Траст» демонтировало пункты охраны, которые были сняты с кадастрового учета. В 2019 г. распорядителем земельных участков в Иркутске вновь стала городская администрация, она оспорила в суде договоры купли-продажи земли, заключенные с обществом. По мнению истца, на спорных участках, один из которых предназначался для строительства и дальнейшей эксплуатации офисного здания, а второй – для размещения парковки без права возведения капитальных объектов, ответчик возвел пункты охраны с нарушением условий арендных договоров. Основной объект недвижимости на участке, предоставленном для строительства, не возведен, пункты охраны не могут быть признаны вспомогательными объектами, а возведение на публичных участках, предоставленных для строительства и эксплуатации офисного здания и размещения парковки, только двух пунктов охраны не наделило общество правом на них в порядке ст. 39.20 ЗК РФ.

Три судебные инстанции отказали в удовлетворении иска, расценив поведение истца как недопустимое и влекущее в отношении него применение принципа эстоппеля, поскольку в силу п. 5 ст. 166 ГК РФ заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на нее лицо действует недобросовестно, в частности если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки.

В судебных актах отмечалось, что спорные объекты вспомогательного назначения не были признаны самовольной постройкой, право собственности на них в установленном законом порядке не было оспорено. Соответственно, последующая госрегистрация прекращения права собственности общества «Россо-Траст» не имеет правового значения для разрешения спора, поскольку она не отменяет факт ранее существовавшей госрегистрации права собственности на данные объекты, послужившей основанием для заключения спорных договоров купли-продажи.

Суды также сослались на недоказанность отсутствия необходимости в существовании пунктов охраны на момент их строительства и регистрации на них права собственности. Поскольку спорные сделки одобрялись и исполнялись министерством (продавцом), у ответчика не было объективных оснований сомневаться в действительности сделок.

Верховный Суд признал ДКП недействительными

Иркутская администрация обратилась с кассационной жалобой в ВС РФ, который признал ее обоснованной. Судебная коллегия по экономическим спорам напомнила, что возникновение исключительного права на приобретение земельного участка без проведения торгов зависит от достижения той цели, для которой он предоставлялся лицу. Предоставление права собственности на земельный участок, находящийся в публичной собственности, без проведения торгов собственнику здания (сооружения), возведенного на этом участке, предоставленном в установленном законом порядке для строительства именно такого объекта, вызвано необходимостью обслуживания и использования такого строения по назначению.

«Предоставление в собственность публичного земельного участка, занятого объектом, для строительства которого участок не предоставлялся или площадь которого значительно превышает площадь недвижимости с учетом цели ее эксплуатации, может свидетельствовать о выкупе участка в обход установленной законом процедуры приватизации (ст. 217 ГК РФ и ст. 39.20 ЗК РФ). Арендатор-застройщик вправе возводить на публичном участке с учетом требований градостроительного регламента вспомогательные постройки без получения дополнительных разрешений на строительство и регистрировать право на них в упрощенном порядке», – отмечено в определении.

Как пояснил ВС, основными критериями для отнесения строений и сооружений к вспомогательным являются их принадлежность к виду сооружений пониженного уровня ответственности, отсутствие необходимости получения разрешительной документации на их строительство и наличие на земельном участке основного объекта недвижимого имущества, по отношению к которому оно выполняет вспомогательную или обслуживающую функцию. Правообладатель публичного земельного участка, предоставленного для строительства объекта недвижимости, вправе самостоятельно определить очередность возведения вспомогательных объектов и принять решение об их создании до начала строительства основного объекта недвижимости.

«Однако приобретение такого участка в собственность путем выкупа на возмездной основе возможно только после окончания строительства основного объекта. Таким образом, возведение на публичном земельном участке только объекта вспомогательного использования, в том числе при наличии государственной регистрации права собственности на этот объект, в отсутствие на этом земельном участке основного здания или сооружения не влечет возникновения у собственника вспомогательного объекта права на приобретение в собственность земельного участка в порядке, предусмотренном п. 1 ст. 39.20 ЗК РФ», – заключил ВС.

В рассматриваемом деле, отметил Суд, на спорных земельных участках отсутствуют основные здания, по отношению к которым пункты охраны выполняли бы вспомогательную функцию. При этом один из участков был предоставлен обществу для размещения автопарковки, а не для строительства объекта недвижимости. Соответственно, у ответчика отсутствовало право выкупа таких публичных земельных участков без торгов.

Таким образом, ВС признал оспариваемые договоры недействительными (ничтожными) сделками, совершенными с нарушением требований земельного и гражданского законодательства и публичных интересов.

Верховный Суд добавил, что действия иркутской администрации нельзя расценивать как недобросовестные в связи с предъявлением иска, поскольку ведомство вправе делать это в защиту имущественных интересов соответствующего муниципалитета. В этом деле, как пояснил ВС, именно ответчик должен был знать об отсутствии у него права на приватизацию спорных земель, поскольку он в нарушение условий договоров аренды вместо строительства объекта недвижимости на одном участке, предоставленном для строительства офисного здания, возвел только вспомогательный объект (пункт охраны) и получил второй участок для размещения автостоянки без права возведения капитальных объектов.

«Последующие действия общества по сносу вспомогательных объектов – пунктов охраны – и прекращению права собственности на них, использование участков под стоянку автомобилей подтверждают отсутствие у ответчика намерения использовать участки в целях эксплуатации объектов недвижимости, только при наличии которых в силу п. 1 ст. 39.20 ЗК РФ возможно приобретение публичных участков в собственность в отсутствие конкурентных процедур», – заключил Верховный Суд, отменив судебные акты нижестоящих инстанций и признав недействительными спорные договоры. Дело в части требований городской администрации о применении последствий недействительности сделок и обязании ответчика освободить земельные участки от расположенных на них объектов движимого имущества отправлено на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Эксперты «АГ» оценили значимость выводов ВС для практики

Адвокат АБ «ЮГ» Сергей Радченко назвал определение полезным, поскольку, во-первых, оно подтверждает ранее сформулированную Верховным Судом позицию о том, что нельзя выкупать участок по ст. 39.20. ЗК РФ, если расположенные на нем объекты пусть и относятся к недвижимости, но являются вспомогательными; надо, чтобы на участке был основной объект недвижимости: «ВС подтверждает очень ценную для практики преемственность этого взгляда из практики ВАС РФ, который еще в 2013 г. сформулировал эту позицию».

Во-вторых, отметил эксперт, Суд впервые хотя бы приблизительно сформулировал отсутствующие в законе признаки вспомогательного строения. «Их отсутствие было причиной нередких злоупотреблений, когда около основного здания застройщик без разрешения на строительство возводил еще одно многоэтажное капитальное здание, но уже без разрешения, ссылаясь на то, что это вспомогательное здание. Претензии к такому зданию предъявить было трудно из-за того, что в законе нет формальных критериев “вспомогательности”. В-третьих, ВС впервые ясно указал на то, что при выкупе участка по ст. 39.20 ЗК РФ площадь участка не может значительно превышать площадь объекта недвижимости, под которым участок выкупается», – пояснил он.

Тем самым, по словам адвоката, Верховный Суд в настоящее время дает ограничительное толкование ст. 39.20 ЗК РФ, вводя два условия, ограничивающих ее применение, но не содержащихся в тексте этой нормы, а именно: можно выкупить участок не под всяким зданием, а только «основным», и не во всей площади участка, а только в той, которая необходима для его, здания, эксплуатации. «На мой взгляд, это толкование верно. Оно устанавливает разумный баланс интересов публичного собственника участка и частного собственника здания, позволяет пресечь многочисленные злоупотребления, основанные на буквальном чтении ст. 39.20. ЗК РФ», – убежден Сергей Радченко.

Директор юридической компании «КОНУС» Алексей Силиванов отметил, что в рассматриваемом деле ВС РФ не ограничился очевидными правовыми основаниями для отмены судебных актов, касающимися невозможности приобретения обществом в льготном порядке без проведения торгов в собственность земельного участка, на котором не построено основное здание, а возведены только вспомогательные объекты. «ВС также счел заслуживающим внимания тот факт, что после покупки участка правообладатель демонтировал строения, наличие которых дало право на приобретение земли без торгов. Таким образом, Суд пришел к выводу об отсутствии намерения общества использовать участок в соответствии с его целевым назначением – для эксплуатации основного здания. При этом факт исполнения сделки со стороны органов власти, ведающих земельными ресурсами, как указано в определении, не дает оснований полагаться на ее действительность», – полагает он.

По словам эксперта, суды уже несколько лет борются с регистрацией фиктивных объектов недвижимости, единственная цель создания которых – дать возможность выкупить участок и впоследствии его перепродать дороже. «В рассмотренном споре Верховный Суд счел необходимым дополнительно дать оценку добросовестности общества, которое поступило подобным образом. Несомненно, это сигнал другим правоприменителям, своеобразная “красная линия” между допустимым и недопустимым поведением», – заключил Алексей Силиванов.

Главный юрист АО «ИнфраВЭБ» Павел Лобачев отметил: в деле иллюстрируются сразу два случая, когда, несмотря на наличие формальных оснований для применения эстоппеля, п. 5 ст. 166 ГК РФ судом не применяется. «Во-первых, эстоппель не подлежит применению, когда оспариваемая сделка противоречит публичным интересам, охраняемым законом интересам третьих лиц. Данная позиция уже неоднократно формулировалась в судебной практике (см., например, Определение ВС РФ от 17 июня 2020 г. по делу № А84-2224/2018), и с ней следует согласиться, поскольку противоположный подход приводил бы к тому, что эстоппель фактически служил бы для прикрытия противозаконных действий, которые причиняют вред не сторонам сделки, а третьим лицам. В рассматриваемом деле использование эстоппеля могло нарушить права неопределенного круга лиц, которые также могли бы претендовать на приобретение земли», – пояснил он.

Во-вторых, по словам эксперта, эстоппель не применяется, когда обе стороны сделки действовали недобросовестно (см., например, Определение ВС РФ от 16 августа 2017 г. по делу № А65-19858/2016). «Норма п. 5 ст. 166 ГК РФ направлена на защиту права добросовестной стороны сделки от недобросовестных действий другой, поэтому когда обе стороны злоупотребляют правом, она не применяется. Однако, как представляется, вывод суда о недобросовестности покупателя в настоящем деле небесспорен. Так, покупатель воспользовался имеющимся у него правом на обращение с заявлением о предоставлении участков без торгов и в дальнейшем фактически полагался на действия государственного органа, который принял распоряжение о предоставлении участков, т.е. признал правомерность обращения. Тем не менее возможно согласиться с тем, что предоставление земельных участков без торгов собственнику недвижимости, имеющей вспомогательное значение, имеет признаки обхода закона, нарушает публичные интересы, а потому итоговый вывод суда о признании договоров купли-продажи недействительными представляется верным», – подытожил Павел Лобачев.


× Закрыть

29.12.21

Кредиторов уберегли от последствий развода

Швейцарскую недвижимость Кирилла Подольского могут выставить на торги. Как стало известно, суд признал незаконным отчуждение швейцарской недвижимости известного ростовского предпринимателя Кирилла Подольского в пользу его бывшей супруги Юлии Сайкадзе. Обанкротившийся бизнесмен, некогда бывший одним из крупнейших российских зернотрейдеров, оформил на нее свои права на два домовладения и землю на берегу Женевского озера. Однако сделка была отменена судом по требованию финансового управляющего, который посчитал, что она имеет признаки сокрытия имущества банкрота в ущерб кредиторам.

Подробнее

Арбитражный суд Ростовской области признал недействительным соглашение между известным предпринимателем Кириллом Подольским и его бывшей супругой Юлией Сайкадзе о передаче ей в полную собственность его недвижимости в Швейцарии. Об этом сообщается на сайте суда.

Спорная сделка, оформленная в 2016 году как «дополнительное соглашение к последствиям развода», касалась двух домов и земельных участков на северо-восточном берегу Женевского озера в городе Монтре.

Передача имущества бывшей супруге была оспорена финансовым управляющим обанкротившегося предпринимателя, который указал на подозрительность этой сделки и попросил арбитражный суд признать ее недействительной. Суд с доводами управляющего согласился и обязал Юлию Сайкадзе возвратить половину доли в праве собственности на каждый объект недвижимости.

Как пояснил Сергей Радченко из адвокатского бюро «Юг», доля банкрота в недвижимости может быть выставлена на торги и продана в счет погашения его долгов перед кредиторами.

При этом супруга может принять участие в торгах и выкупить ее, отметил юрист.

Сам господин Подольский от комментариев отказался.

Общая стоимость спорной недвижимости составляет почти 800 млн руб. Жилой дом площадью 429 кв. м с земельным участком площадью 5,5 тыс. кв. м эксперты оценили в 664 млн руб. Отдельно оценен прилегающий к нему сад площадью 4 тыс. кв. м — 110 млн руб. Небольшой двухэтажный коттедж площадью всего 60 кв. м на участке 128 кв. м, по мнению экспертов, должен стоить 18,2 млн руб. (данные об оценке в рамках судебного дела о банкротстве Кирилла Подольского).

Кирилл Подольский был признан банкротом в 2018 году. В реестр требований кредиторов предпринимателя включены более 1,5 млрд руб., из них 878 млн руб. составляют претензии Альфа-Банка Украина.

Уроженец Таганрога Кирилл Подольский известен как создатель холдингов «Югтранзитсервис» и Valars Group. Последний с 2006 года занимался производством и торговлей зерновыми, ему принадлежало около 200 тыс. га земли, складские комплексы совокупной вместимостью 972 тыс. т, в том числе три элеватора, а также сеть торговых представительств и два зерновых терминала — в Таганроге и Азове.

В 2014 году структуры Valars Group стали испытывать финансовые проблемы из-за чрезмерной долговой нагрузки. В связи с этим группа была вынуждена распродать активы и прекратить деятельность.

После этого Кирилл Подольский стал участвовать в реализации коммерческих интернет-проектов. В частности, в 2017 году предприниматель запустил IT-платформу Smartseeds для автоматизации автоперевозок сельскохозяйственных грузов по модели Uber for X.


× Закрыть

13.12.21

Забрать швартовы. Эксплуатация ГК «Астон» двух причалов в Ростове признана незаконной

Ростовский арбитраж признал незаконной эксплуатацию АО «Астон» двух донских причалов в Ростове на ул. 1-й Луговой. Компания с 2019 года арендует их у ООО «Торговый порт», которое по сути ей же и принадлежит. Однако Федеральная антимонопольная служба обратилась в суд, заявив, что передача портовых сооружений в пользование АО «Астон» не была согласована с правительством РФ. Ранее компания заявляла, что эксплуатация этих двух причалов позволяет ей увеличить перевалку зерновых на 120-150 тыс. т в месяц.

Подробнее

Арбитражный суд Ростовской области удовлетворил иск Федеральной антимонопольной службы (ФАС) к АО «Астон продукты питания и пищевые ингредиенты» и ООО «Торговый порт» с требованием о признании недействительным договора об аренде причальных сооружений на левом берегу Дона. Согласно судебным документам, речь идет о двух причалах на левом берегу Дона в Ростове. Спорный договор был заключен в июле 2019 года, в соответствии с ним ООО «Торговый порт» передало причалы в пользование «Астону» на правах аренды.

Исковое требование ФАС было мотивировано тем, что эксплуатация портов и причалов относится к видам деятельности, имеющим стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства.

В иске регулятор отметил, что контролирующим АО «Астон» акционером является швейцарская фирма ASTON Agro-Industrial SA. При этом договор об аренде причалов между АО «Астон» и ООО «Торговый порт» не был согласован с Правительственной комиссией по контролю за осуществлением иностранных инвестиций в РФ, что необходимо по действующему российскому законодательству (Федеральный закон № 57-ФЗ от 29.04.2008 г. «О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства»).

На этом основании в мае служба обратилась в ростовский арбитраж с заявлением о признании договора об аренде причалов недействительным. В минувший четверг суд его удовлетворил (информация об этом есть на сайте суда). Мотивировочная часть судебного решения пока не опубликована.

У Сергея Радченко из адвокатского бюро «Юг» внимание ФАС к эксплуатации небольших по сравнению с рынком объектов портовой инфраструктуры вызывает недоумение. «Задача антимонопольной службы следить за возможным ограничением конкуренции, в данном случае об этом речь не идет», — говорит юрист.

Решение ростовского арбитража в законную силу еще не вступило, оно может быть обжаловано в суде апелляционной инстанции. В компании «Астон» в понедельник на вопросы не ответили.

АО «Астон продукты питания и пищевые ингредиенты» входит в ГК «Астон» предпринимателя Вадима Викулова. ООО «Торговый порт» также принадлежит ГК «Астон». Входящая в группу Азово-Донская компания выкупила фирму «Торговый порт» в июне 2019 года. «Астон» тогда заявил, doc/4047509 что приобретение дополнительных портовых мощностей позволит увеличить перевалку зерновых не менее, чем на 120-150 тыс. т в месяц.

Согласно судебным материалам, два спорных причала «Торгового порта» расположены на ул. 1-й Луговой, 42г, их общая протяженность составляет 276 м.

По информации сайта АО «Астон», компания располагает собственным причальным комплексом на ул. 1-й Луговой, 3б, длиной более 250 м.

ГК «Астон» входит в тройку крупнейших российских экспортеров зерна. По итогам окончившегося в июне сельскохозяйственного года группа отправила иностранным покупателям 5,7 млн т зерновых.


× Закрыть

15.12.21

ВС не позволил взимать повышенную комиссию за банковские операции под предлогом Закона о ПОД/ФТ

Суд указал, что требованиями законодательства не может быть обусловлено установление повышенного размера комиссии при совершении клиентами банка отдельных видов операций в связи с признанием таких операций сомнительными. Одна из экспертов отметила, что ВС обратил внимание на недопустимость формального применения банками положений Закона о противодействии легализации (отмыванию) доходов не только в части взимания комиссии, но и при установлении сомнительного характера операций. Другой назвал выводы Суда противоречивыми, так как тот вернул дело на новое рассмотрение для того, чтобы первая инстанция проверила доводы истца о том, что его операции не должны контролироваться банком, хотя это не имеет значения для дела и иск все равно должен быть удовлетворен.

Подробнее

7 декабря Верховный Суд вынес Определение № 304-ЭС21-14940 по делу № А45-20530/2020 о взыскании с банка неосновательного обогащения в виде удержанной комиссии за превышение лимита при перечислении денег физлицам – клиентам других кредитных организаций по причине их сомнительности в свете требований «антиотмывочного» законодательства.

В октябре 2013 г. ООО «ЭКОЙЛ» открыло рублевый банковский счет в АО «Всероссийский банк развития регионов». С середины апреля 2020 г. банк ввел «заградительные» тарифы, взимая комиссию в размере 9% от суммы перевода при проведении безналичных операций со счета клиента в пользу физлиц – клиентов другого банка при общей сумме переводов в день свыше 600 тыс. руб. или при дроблении сумм, перечисляемых одному или нескольким контрагентам по одному основанию в течение пяти рабочих дней, если результат их сложения превышал 600 тыс. руб. Нововведения были обоснованы ссылкой на Закон о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма.

С марта по апрель 2020 г. «ЭКОЙЛ» осуществил пять денежных переводов физлицам в целях возврата средств по нескольким договорам займа, на общую сумму свыше 600 тыс. руб. Банк взыскал с общества комиссию в размере 9% от суммы переведенных денег, что превысило 171 тыс. руб.

Общество посчитало комиссию неосновательным обогащением и обратилось в суд с иском к кредитной организации. Однако суды отказали в удовлетворении иска со ссылкой на то, что спорные операции истца относятся к категории подлежащих обязательному контролю и подпадают под признаки сомнительных, свидетельствующих о возможном осуществлении легализации доходов, полученных преступным путем. Поэтому, по их мнению, сумма комиссионного вознаграждения, удержанная банком в соответствии с действующими тарифами, не является неосновательным обогащением, поскольку ее уплата предусмотрена условиями заключенного договора.

«ЭКОЙЛ» обратился с жалобой в Верховный Суд, который счел ее обоснованной. Судебная коллегия по экономическим спорам обратила внимание на то, что суд первой инстанции не указал, к какому именно из перечисленных в подп. 1–5 п. 1 ст. 6 Закона о ПОД/ФТ различных видов операций по своему характеру относятся операции истца, при проведении которых и в последующем (до принятия решения о взимании комиссии) ответчик не требовал от своего клиента необходимых объяснений и дополнительных сведений, разъясняющих экономический смысл проводимых операций. «Кроме того, судом не установлено, какие имелись обстоятельства, дающие основания полагать, что операции носят сомнительный характер и осуществляются в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем», – отметил ВС.

Верховный Суд напомнил, что право на взимание банком повышенного размера комиссии за перечисление физическим лицам в безналичном порядке денежных средств от российских юрлиц на сумму свыше 600 тыс. руб. вследствие признания им такого перечисления сомнительной сделкой ни п. 1 ст. 6 Закона о ПОД/ФТ, ни другие его нормы не предусматривают. При этом требованиями текущего законодательства также не может быть обусловлено установление повышенного размера комиссионного вознаграждения при совершении клиентами отдельных видов операций, в частности по переводам денежных средств с банковских счетов юрлиц и ИП на банковские счета физических лиц, в связи с признанием такой операции сомнительной по смыслу этого Закона.

«Взимание (удержание) Банком специального (повышенного) размера комиссионного вознаграждения по сравнению с действующими тарифами за иные аналогичные по виду операции фактически является платой за проведение обладающей признаками сомнительности операции, получение которой не соответствует целям правового механизма противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, финансированию терроризма и финансированию распространения оружия массового уничтожения», – указал ВС. Со ссылкой на свой Обзор судебной практики № 4 (2019) он добавил, что «антиотмывочное» законодательство не содержит норм, позволяющих кредитным организациям в качестве мер противодействия легализации доходов, полученных преступным путем, устанавливать специальное комиссионное вознаграждение.

Верховный Суд также отметил, что первая инстанция в своем решении не указала мотивы, по каким она отклонила доводы истца о том, что спорные денежные переводы были осуществлены им в разные дни, без превышения дневного лимита в 600 тыс. руб., по пяти договорам займа, то есть, по мнению истца, по пяти разным основаниям. «В решении суда отсутствует обоснование того, на основании каких доказательств и установленных обстоятельств, а также норм права суд согласился с утверждением банка, что обозначенные денежные переводы имеют одно основание», – подчеркнул ВС со ссылкой на то, что спорные денежные средства были перечислены участникам истца по соответствующим договорам займа. Он также счел, что действительность таких договоров займа, каждый из которых является основанием для возникновения прав и обязанностей, и их реальный характер не оспаривались, а сами договоры не исключались из числа доказательств по делу. Таким образом, Верховный Суд отменил акты нижестоящих инстанций и вернул дело на новое рассмотрение.

Юрист юридической фирмы VEGAS LEX Валерия Тихонова отметила, что Верховный Суд уже не первый раз обращает внимание на проблему злоупотребления правом со стороны банков в части взимания повышенной комиссии в соответствии с Законом об «антиотмывочной» деятельности. «Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ в Определении от 8 декабря 2020 г. № 49-КГ20-18-К6 (дело 2-7801/2019) ранее указывала на недопустимость включения в договор банковского счета условия о взимании повышенной комиссии на основании Закона о ПОД/ФТ. Обязанность банка проверять операции на соответствие упомянутому закону имеет публично-правовой характер, а поэтому она не может являться основанием для получения выгоды за счет клиента. Таким образом, запрет на установление повышенной комиссии за "подозрительные" операции был установлен еще в декабре прошлого года», – подчеркнула она.

По мнению эксперта, ВС развивает позицию, выработанную Гражданской коллегией. «На этот раз СКЭС обращает внимание на недопустимость формального применения банками положений Закона о противодействии легализации (отмыванию) доходов не только в части взимания комиссии, но и при установлении сомнительного характера операций. Банкам надлежит запрашивать у клиента документы в подтверждение подозрительной операции, принимать во внимание наличие или отсутствие похожих операций по счету. Более того, Коллегия в очередной раз указала на незаконный характер повышенной комиссии за сомнительные операции. Банковские комиссии становятся проблемой не только для действующих организаций, но и для компаний-банкротов. Первоочередные расчеты по основному счету должника производятся по большей части с физическими лицами (погашение расходов управляющего, выплата текущей заработной платы, оплата услуг привлеченных лиц и т.д.), что всегда сопровождается повышенной комиссией за перевод со счета юрлица. При этом банковские комиссии относятся к текущим платежам должника и подлежат погашению преимущественно перед реестровой задолженностью», – пояснила Валерия Тихонова.

Она добавила, что в таких условиях, при малом количестве денежных средств в конкурсной массе, расчеты с кредиторами приобретают убыточный характер, что противоречит самой цели конкурсного производства. При взимании повышенных комиссий банки часто ссылаются на Закон о ПОД/ФТ, при этом у управляющего возникают сложности с предоставлением документов, опровергающих сомнительный характер операции, так как должник фактически не ведет свою деятельность и совершает расчетные операции крайне редко, пояснила Валерия Тихонова.

«Рядовым сотрудникам банковского отделения зачастую очень сложно объяснить, что для основного счета банкрота действует специальный правовой режим, установленный Законом о банкротстве. Хотя большинство банков имеют специальные тарифы для счетов-банкротов, даже наличие специальных условий для несостоятельных компаний не может уберечь от ошибок обычных сотрудников, которые отказываются проводить операции, которые, по мнению таких сотрудников, визуально попадают под критерии "антиотмывочного" закона. Остается только надеяться, что в результате вынесения комментируемого определения ВС РФ банки перестанут взимать необоснованные комиссии, которые не предусмотрены Законом о ПОД/ФТ, и будут более внимательно подходить к регулированию сомнительных операций, а именно запрашивать все необходимые документы у клиента и анализировать похожие операции по счету», – заключила юрист.

Адвокат АБ «ЮГ» Сергей Радченко назвал выводы Верховного Суда противоречивыми. «С одной стороны, ВС РФ подтвердил ранее сложившуюся практику о том, что банк не имеет права устанавливать повышенные тарифы за проведение операций, подлежащих контролю по Закону об "антиотмывочной" деятельности, в том числе не имеет права устанавливать повышенные комиссии за сомнительные, как банку кажется, переводы. Но, с другой стороны, Верховный Суд направил дело на новое рассмотрение для того, чтобы суд первой инстанции проверил доводы истца о том, что его операции не указаны в Законе и поэтому не должны контролироваться банком. Зачем это нужно проверять, если банк в любом случае не вправе устанавливать повышенные тарифы? Что бы ни установил суд первой инстанции, он в любом случае должен иск удовлетворить», – убежден эксперт.


× Закрыть

09.12.21

Виллу впишут в процедуру. Французскую недвижимость экс-владельца «Донинвеста» поделят на всех его заемщиков

Как стало известно, Ростовский арбитражный суд обязал банк ВТБ перечислить средства от продажи французской недвижимости экс-владельца ТагАЗа Михаила Парамонова в конкурсную массу обанкротившегося предпринимателя. Двухэтажная вилла в пригороде Парижа стоимостью более € 2 млн может быть продана в пользу банка вне процедуры банкротства предпринимателя. Однако суд признал, что вырученные деньги должны быть распределены между всеми кредиторами, суммарные требования которых превышают 19 млрд руб.

Подробнее

Арбитражный суд Ростовской области удовлетворил требование финансового управляющего обанкротившегося ростовского предпринимателя Михаила Парамонова обязать банк ВТБ предоставить средства от продажи виллы бизнесмена в пригороде Парижа в распоряжение управляющего для дальнейшего распределения между всеми кредиторами.

Требование к ВТБ было заявлено управляющим Ольгой Белозеровой в рамках арбитражного дела о банкротстве господина Парамонова. Речь идет о домовладении по адресу: Франция, Иль-де-ла-Лож, Лувесьен, принадлежащем ему на праве совместной собственности с супругой Анной Парамоновой.

Согласно материалам арбитражного дела, указанная недвижимость находится под арестом французских судебных властей в интересах банка ВТБ.

Кредитная организация заявила о своих правах на дом, поскольку он находится у нее в залоге как обеспечение долговых обязательств Михаила Парамонова в размере € 8,7 млн.

ВТБ уже инициировал продажу виллы в счет погашения долга.

Обратившись в Ростовский арбитражный суд, управляющая Ольга Белозерова указала на недопустимость получения выгоды от продажи имущества банкрота для отдельного кредитора и попросила суд обязать ВТБ перечислить вырученные деньги в конкурсную массу должника. В свою очередь, банк возражал, заявив о необходимости рассмотрения требования управляющей в рамках судопроизводства Франции.

В итоге суд признал обоснованность требования Ольги Белозеровой. По мнению суда, в данном случае ВТБ не имеет преимуществ перед другими кредиторами во взыскании долгов с Михаила Парамонова.

«По российскому законодательству все активы должника, включая зарубежные, должны быть включены в конкурсную массу должника в целях распределения перед всеми кредиторами», — согласен Сергей Радченко из адвокатского бюро «Юг».

Как ранее писали, супруги Парамоновы приобрели спорную виллу в 1998 году за 6,5 млн франков. Она представляет собой двухэтажный жилой дом с подвалом, гаражом, прачечной, пятью спальнями, тремя ванными комнатами и душевой, гостиной, столовой, кабинетом, мезонином и помещениями для прислуги.

В декабре 2018 года Ростовский арбитражный суд разрешил продать виллу с торгов, установив начальную цену € 2,15 млн.

Бывший владелец Таганрогского автомобильного завода (ТагАЗ) и основатель ФПГ «Донинвест» Михаил Парамонов был признан банкротом в 2016 году по требованию структур Сбербанка из-за долга 4,4 млрд руб. Господин Парамонов стал должником вследствие того, что в свое время поручался по кредитам, предоставленным ТагАЗу. Обязательства предпринимателя перед ВТБ составляют около 7 млрд руб. Общая сумма финансовых претензий кредиторов к Михаилу Парамонову превышает 19 млрд руб.


× Закрыть

08.12.21

Виллу впишут в процедуру

Французскую недвижимость экс-владельца «Донинвеста» поделят на всех его заемщиков Как стало известно, Ростовский арбитражный суд обязал банк ВТБ перечислить средства от продажи французской недвижимости экс-владельца ТагАЗа Михаила Парамонова в конкурсную массу обанкротившегося предпринимателя. Двухэтажная вилла в пригороде Парижа стоимостью более € 2 млн может быть продана в пользу банка вне процедуры банкротства предпринимателя. Однако суд признал, что вырученные деньги должны быть распределены между всеми кредиторами, суммарные требования которых превышают 19 млрд руб.

Подробнее

Арбитражный суд Ростовской области удовлетворил требование финансового управляющего обанкротившегося ростовского предпринимателя Михаила Парамонова обязать банк ВТБ предоставить средства от продажи виллы бизнесмена в пригороде Парижа в распоряжение управляющего для дальнейшего распределения между всеми кредиторами.

Требование к ВТБ было заявлено управляющим Ольгой Белозеровой в рамках арбитражного дела о банкротстве господина Парамонова. Речь идет о домовладении по адресу: Франция, Иль-де-ла-Лож, Лувесьен, принадлежащем ему на праве совместной собственности с супругой Анной Парамоновой.

Согласно материалам арбитражного дела, указанная недвижимость находится под арестом французских судебных властей в интересах банка ВТБ.

Кредитная организация заявила о своих правах на дом, поскольку он находится у нее в залоге как обеспечение долговых обязательств Михаила Парамонова в размере € 8,7 млн.

ВТБ уже инициировал продажу виллы в счет погашения долга.

Обратившись в Ростовский арбитражный суд, управляющая Ольга Белозерова указала на недопустимость получения выгоды от продажи имущества банкрота для отдельного кредитора и попросила суд обязать ВТБ перечислить вырученные деньги в конкурсную массу должника. В свою очередь, банк возражал, заявив о необходимости рассмотрения требования управляющей в рамках судопроизводства Франции.

В итоге суд признал обоснованность требования Ольги Белозеровой. По мнению суда, в данном случае ВТБ не имеет преимуществ перед другими кредиторами во взыскании долгов с Михаила Парамонова.

«По российскому законодательству все активы должника, включая зарубежные, должны быть включены в конкурсную массу должника в целях распределения перед всеми кредиторами», — согласен Сергей Радченко из адвокатского бюро «Юг».

Как ранее писал, супруги Парамоновы приобрели спорную виллу в 1998 году за 6,5 млн франков. Она представляет собой двухэтажный жилой дом с подвалом, гаражом, прачечной, пятью спальнями, тремя ванными комнатами и душевой, гостиной, столовой, кабинетом, мезонином и помещениями для прислуги.

В декабре 2018 года Ростовский арбитражный суд разрешил продать виллу с торгов, установив начальную цену € 2,15 млн.

Бывший владелец Таганрогского автомобильного завода (ТагАЗ) и основатель ФПГ «Донинвест» Михаил Парамонов был признан банкротом в 2016 году по требованию структур Сбербанка из-за долга 4,4 млрд руб. Господин Парамонов стал должником вследствие того, что в свое время поручался по кредитам, предоставленным ТагАЗу. Обязательства предпринимателя перед ВТБ составляют около 7 млрд руб. Общая сумма финансовых претензий кредиторов к Михаилу Парамонову превышает 19 млрд руб.


× Закрыть

06.12.21

ВС разъяснил, какой суд должен рассматривать связанный с ДДУ спор между ИП и застройщиком

Верховный Суд напомнил, что наличие у физического лица статуса индивидуального предпринимателя само по себе не исключает возможности заключения этим лицом сделок как гражданином. Один из адвокатов отметил, что дело является частным случаем такой проблемы, как отграничение потребительской цели приобретения товара от предпринимательской, добавив, что саму ее ВС никак не прояснил. Другая заметила, что предприниматели редко заявляют коммерческую цель при покупке имущества, поскольку тогда они могут получать повышенную защиту в качестве потребителей. Третий указал, что предположения апелляции и кассации о том, каким образом истец в дальнейшем использовал бы приобретенное помещение, вызывают недоумение.

Подробнее

Верховный Суд в Определении № 18-КГ21-110-К4 от 26 октября обратил внимание судов, что если в договоре прямо указано, что индивидуальный предприниматель покупает квартиру как физлицо, то его спор с застройщиком должен рассматриваться в суде общей юрисдикции.

8 августа 2017 г. ООО «Кубанская строительная компания» и Арина Бондаренко заключили договор о долевом участии в строительстве, по условиям которого Бондаренко оплатила строительство нежилого помещения. Договор был заключен с ней как с физическим лицом, на что прямо указано в документе.

Позднее Арина Бондаренко посчитала, что строительная компания ввела ее в заблуждение относительно параметров помещения, и обратилась в Советский районный суд г. Краснодара с иском о признании сделки недействительной и применении последствий ее недействительности.

Решением суда первой инстанции иск удовлетворен частично, однако апелляция отменила судебный акт на основании того, что Арина Бондаренко имеет статус индивидуального предпринимателя, а нежилое помещение, в отношении которого заключен договор, может быть использовано ею для осуществления предпринимательской деятельности. Вторая инстанция направила дело для рассмотрения в Арбитражный суд Краснодарского края. С такими выводами согласился кассационный суд общей юрисдикции.

Арина Бондаренко обратилась в Верховный Суд с кассационной жалобой. ВС сослался на п. 3 Постановления Пленумов ВС и ВАС от 18 августа 1992 г. № 12/12 «О некоторых вопросах подведомственности дел судам и арбитражным судам», согласно которому гражданские дела подлежат рассмотрению в суде общей юрисдикции, если хотя бы одной из сторон является гражданин, не имеющий статуса предпринимателя, либо в случае, когда гражданин имеет такой статус, но дело возникло не в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности, или объединение граждан, не являющееся юридическим лицом, либо орган местного самоуправления, не имеющий статуса юридического лица.

Таким образом, указал ВС, процессуальное законодательство разграничивает компетенцию судов общей юрисдикции и арбитражных судов в зависимости от характера спора и от субъектного состава лиц, участвующих в деле. «За исключением случаев, указанных в законе, к компетенции арбитражных судов относятся экономические споры и иные дела, в которых участвуют юридические лица и индивидуальные предприниматели, если спор возник в связи с осуществлением последними предпринимательской деятельности», – отметил он.

Верховный Суд обратил внимание, что наличие у физического лица статуса индивидуального предпринимателя само по себе не исключает возможности заключения этим лицом сделок как гражданином (физическим лицом). Исходя из свободы договора, гражданин сам определяет, в каком статусе он участвует в этих правоотношениях. При этом нахождение в собственности граждан нежилых помещений законом не запрещено.

ВС сослался на установленные судами обстоятельства и отметил, что спор возник из договора о долевом участии в строительстве, который заключен Ариной Бондаренко как физическим лицом, на что прямо указано в самом договоре. «Предположение о том, что указанное выше нежилое помещение впоследствии может быть использовано в предпринимательской деятельности, также не меняет субъектный состав спора, вытекающего из заключенного сторонами договора», – подчеркнул он и направил дело на рассмотрение в Краснодарский краевой суд.

Адвокат АБ «ЮГ» Сергей Радченко назвал данное дело частным случаем очень серьезной проблемы: как правильно отграничить потребительскую цель приобретения товара (заказа работы или услуги) от предпринимательской? На практике, добавил он, это порой бывает сделать очень трудно, и Верховный Суд ни малейшей ясности в этот вопрос не внес. «Вопрос важен, потому что Закон о защите прав потребителей дает возможность покупателям (заказчикам) предъявлять продавцам (исполнителям) такие требования, которые нельзя предъявить по ГК в случае предпринимательских отношений. Например, по Закону о ЗПП можно требовать высокую законную неустойку, штраф от 50% взысканных сумм и моральный вред», – отметил адвокат.

Неясность закона в этом вопросе, по мнению Сергея Радченко, породила один из способов потребительского экстремизма: покупатель товара с предпринимательской целью утверждает, что купил товар для личных нужд, и предъявляет продавцу претензии на основании более комфортных для покупателя и, соответственно, более жестких для продавца норм Закона о защите прав потребителей. Доказать предпринимательскую цель покупки в суде бывает очень сложно. «По этой причине я всегда рекомендую исполнителям и продавцам, имеющим дело с контрагентами-физлицами, приобретающими товар или работы явно с предпринимательской целью, прямо прописывать эту цель в договоре, чтобы заранее вывести свои отношения из-под действия указанного закона», – отметил он.

Сергей Радченко посчитал, что истица неверно выбрала способ защиты права. Если застройщик передал нежилое помещение, не соответствующее проекту, то это повод не для иска о недействительности договора по причине заблуждения, а для иска о расторжении договора по причине его существенного нарушения и возмещении убытков в виде уплаченной покупной цены помещения.

По мнению адвоката КА «Жуков и партнеры» Елены Пешковой, предприниматели редко заявляют коммерческую цель при покупке имущества. «Могу понять их мотивы: не афишируя предпринимательские цели, они могут получать повышенную защиту в качестве потребителей», – указала она. В данном случае, отметила Елена Пешкова, гражданином было реализовано его право выбора и заключен договор участия в долевом строительстве, а не инвестиционный договор. «К тому же кроме самого гражданина никто не знает, зачем ему помещение и что он будет делать с этим имуществом в дальнейшем. Суд не может основывать свое решение на предположениях и пренебрегать принципом добросовестности сторон. В этом судебном споре суд апелляционной инстанции взял на себя несвойственную функцию и стал строить догадки о возможных коммерческих целях истца. Итог закономерный – отмена судебных актов, основанных на предположениях», – резюмировала она.

Адвокат АП г. Москвы Илья Прокофьев посчитал, что выводы Верховного Суда и процессуальные нормы, изложенные в определении, являются, по сути, элементарными, базовыми и давно устоявшимися в практике применения. «В связи с этим вызывает недоумение позиция судов апелляционной и кассационной инстанций по рассматриваемому спору, которая фактически заключается в домыслах о том, каким образом истец в дальнейшем использовал бы приобретенное помещение, несмотря на то что это не имеет никакого правового значения. Такая позиция является существенным и очевидным нарушением норм права, в связи с чем возникают сомнения в том, что судебные акты выносились беспристрастно», – отметил адвокат.

Илья Прокофьев рассказал, что в практике иногда встречаются ситуации, когда между судами общей юрисдикции и арбитражными судами возникают недопонимания относительно подведомственности спора, однако такое встречается довольно редко и действительно в неоднозначных ситуациях.


× Закрыть

29.11.21

ВС: неустойку можно начислить на сумму убытков, возникших из-за неправомерного списания банком средств со счета

Верховный Суд назвал ошибочным вывод нижестоящих судов об отсутствии оснований для взыскания процентов в связи с отказом в иске полностью, сделанный до определения того, подлежат ли взысканию в пользу истца списанные деньги и в каком размере. По мнению одного из адвокатов, суть рассмотренного ВС вопроса сводится к тому, как правильно понимать правовую природу неустойки, указанной в ст. 856 ГК РФ и начисляемой по правилам ст. 395 Кодекса. Другой предположил, что, если бы истцом дополнительно к требованию о взыскании с банка необоснованно списанных денежных средств было заявлено требование о взыскании убытков иного порядка, проценты могли бы быть зачтены в сумму убытков.

Подробнее

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда вынесла Определение № 310-ЭС21-5700 по делу № А36-1780/2016 о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами с банка, допустившего списание денег со счета клиента без его согласия.

В декабре 2013 г. ПАО «Липецккомбанк» заключило с ООО «Торговый дом “Антарес”» договор банковского счета и договор о работе в режиме «банк – клиент». В сентябре 2015 г. неизвестные лица направили в банк от имени общества несколько электронных платежных поручений на перечисление 89 млн руб. на счета сторонних фирм и ИП. В январе следующего года общество направило в банк претензию о том, что не давало распоряжений по перечислению указанных сумм, в связи с чем просило возместить убытки.

Банк отказался исполнять претензию, и общество обратилось в суд с требованием о взыскании с банка-ответчика убытков в размере 65 млн руб. и 12 млн руб. в виде процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 12 сентября 2015 г. по 16 марта 2017 г. с последующим их начислением по день фактической оплаты задолженности.

Суд отказал в удовлетворении иска со ссылкой на то, что банк не несет ответственности за убытки истца, возникшие в результате копирования и использования криптографических ключей третьими лицами. При этом в решении суда отмечалось, что копирование и последующее использование криптографических ключей неизвестными лицами было произведено в результате действий самого истца (его работников или иных лиц, имевших доступ к персональному компьютеру). Дело в том, что доступ к компьютеру истца был произведен в результате посещения пользователем сайта, который был заражен вирусным программным продуктом, что позволило неизвестным лицам получить право удаленного управления персональным компьютером и доступ к содержимому жесткого диска, а также перехватить клавиатурный ввод пользователя.

Впоследствии апелляция отменила решение первой инстанции и взыскала с банка в пользу истца около 29 млн руб. убытков и 4,5 млн руб. процентов за пользование чужими денежными средствами с начислением процентов исходя из суммы долга и ключевой ставки ЦБР по день фактической уплаты. Тем самым вторая инстанция сочла, что недостатки и уязвимости ПО, предоставленного банком, не позволили распознать запрос на операции, поступивший не от истца. «Таким образом, причинение убытков находится в причинно-следственной связи с действиями ответчика, программный продукт которого не отвечал необходимым актуальным требованиям безопасности. Неосторожные действия истца, не относящиеся к нарушениям условий договора, не привели бы к негативным последствиям при отсутствии в программе выявленных уязвимостей», – отмечалось в постановлении апелляции.

Далее окружной суд отменил акты нижестоящих судов и вернул дело в первую инстанцию. При повторном рассмотрении дела первая инстанция вновь отказала в удовлетворении иска. Апелляционный суд заменил ответчика на правопреемника в лице ПАО «Банк “Зенит”» и оставил в силе решение первой инстанции. Кассация отменила решения нижестоящих судов в части отказа во взыскании 65 млн руб. убытков и направила дело в этой части на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Направляя спор на новое рассмотрение, суд округа, не опровергая выводы нижестоящих судов о вине истца в необеспечении надлежащего хранения криптографических ключей, в то же время пришел к выводу о необходимости дополнительной проверки доводов об одновременном нарушении обязательств со стороны банка, связанном с ненадлежащей организацией работы системы «банк – клиент», наличии существенных недостатков ПО с точки зрения безопасности и конфиденциальности, а также разрешении вопроса о возмещении суммы понесенных убытков с учетом обоюдной вины в их наступлении. При этом кассация согласилась с выводами первой и апелляционной инстанций об отказе во взыскании с ответчика процентов за пользование чужими денежными средствами. Тем самым кассационный суд указал на отсутствие оснований полагать, что банк незаконно удерживал чужие денежные средства или уклонялся от их возврата.

В кассационной жалобе в Верховный Суд в части отказа во взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами в сумме 12 млн руб. общество указало, что нижестоящие суды не установили все обстоятельства неправомерного списания денежных средств с его счета.

Несмотря на то что первоначально судья ВС отказался принимать кассационную жалобу, председатель Суда отменил такое определение, и такой документ вместе с материалами дела стал предметом изучения Судебной коллегии по экономическим спорам ВС.

В связи с этим Экономколлегия со ссылкой на п. 20 и 21 совместного Постановления Пленумов Высшего и Высшего Арбитражного судов РФ от 8 октября 1998 г. № 13/14 «О практике применения положений Гражданского кодекса о процентах за пользование чужими денежными средствами» напомнила, что при рассмотрении дел, возникших в связи с ненадлежащим совершением банком операций по счету, необходимо учитывать, что неустойка, предусмотренная ст. 856 ГК, является законной и может быть применена к банку, обслуживающему клиента на основании договора банковского счета. «При необоснованном списании, то есть списании, произведенном в сумме большей, чем предусматривалось платежным документом, а также списании без соответствующего платежного документа либо с нарушением требований законодательства неустойка начисляется со дня, когда банк необоснованно списал средства, и до их восстановления на счете по учетной ставке Банка России на день восстановления денежных средств на счете», – отмечается в определении.

Как пояснил ВС, вопреки выводам окружного суда специальной нормой гражданского законодательства (ст. 856 ГК) предусмотрена возможность начисления законной неустойки на сумму убытков, причиненных клиенту неправомерным списанием денежных средств. Вывод суда округа о необходимости проверки оснований для возложения на банк ответственности в виде причинения вреда клиенту и определении ее размера не обжалуется. «В связи с направлением дела судом округа в этой части на новое рассмотрение указанный вопрос является предметом рассмотрения суда первой инстанции, в зависимости от решения которого должны быть рассмотрены и требования о взыскании процентов по ст. 395 ГК РФ как законной неустойки. С учетом изложенного вывод судов первой и апелляционной инстанций об отсутствии оснований для взыскания процентов в связи с отказом в иске полностью, сделанный до определения того, подлежат ли взысканию в пользу истца списанные денежные средства и в каком размере, а также отказ суда округа в их взыскании не основаны на приведенных нормах Гражданского кодекса и являются ошибочными», – заключил Суд.

Таким образом, Верховный Суд отменил акты нижестоящих инстанций в части отказа в удовлетворении иска общества о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, вернув дело в этой части в первую инстанцию.

Адвокат АБ «ЮГ» Сергей Радченко в комментарии «АГ» отметил, что суть рассмотренного ВС вопроса сводится к тому, как правильно понимать правовую природу неустойки, указанной в ст. 856 ГК и начисляемой по правилам ст. 395 Кодекса: она является зачетной или штрафной? «Нижестоящие суды посчитали ее зачетной, – пояснил он. – Они приняли во внимание п. 41 Постановления Пленума ВС от 24 марта 2016 г. № 7 “О применении судами некоторых положений ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств”, в котором разъяснено, что сумма процентов, установленных ст. 395 ГК, засчитывается в сумму убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением денежного обязательства (п. 1 ст. 394 и п. 2 ст. 395 Кодекса). Это значит, что убытки в виде незаконно взысканных сумм возмещаются лишь в части, не покрытой неустойкой».

При этом, добавил адвокат, нижестоящие суды забыли про «старое, но еще действующее разъяснение другого постановления, а именно – абз. 3 п. 21 совместного Постановления Пленумов ВС и ВАС № 13/14 от 8 октября 1998 г., в котором разъяснено, что при необоснованном списании – то есть произведенном в том числе без соответствующего платежного документа (как в настоящем деле), – неустойка начисляется со дня, когда банк необоснованно списал средства, и до их восстановления на счете по ключевой ставке Банка России на день восстановления. Тем самым ВС разъяснил, что данная неустойка носит, по сути, штрафной характер и взыскивается вместе с суммой незаконно списанных со счета средств. Думаю, это разъяснение верно, так как учитывает специфику банковской деятельности, всегда позволяющей точно определить размер убытков, на которые начисляется неустойка, а также период ее начисления», – резюмировал Сергей Радченко.

Адвокат МКА «Вердиктъ», арбитр Хельсинкского международного коммерческого арбитража Юнис Дигмар полагает, что изложенный в определении подход Экономколлегии вполне логичен: «Фактически истец просил суд взыскать с ответчика основной долг, формально поименованный как убытки, но являющий собой меру ответственности банка в размере несанкционированно списанной суммы денежных средств».

По мнению адвоката, ВС правомерно указал, что в данном случае на «тело» долга подлежит начислению законная неустойка, предусмотренная ст. 395 ГК, а вот установленные п. 41 Постановления Пленума ВС от 24 марта 2016 г. № 7 правила о зачетном характере процентов по отношению к убыткам в данном случае не применяются. «Полагаю, что если бы истцом дополнительно к требованию о взыскании с банка неосновательно списанных денежных средств было заявлено требование о взыскании убытков иного порядка, тогда проценты могли бы быть зачтены в сумму убытков. В данном случае клиент банка обратился с иском о взыскании именно долга и начисленных на него процентов по ст. 395 ГК, что в принципе обоснованно и соответствует буквальному прочтению ст. 856 Кодекса», – заключил Юнис Дигмар.


× Закрыть

19.11.21

Фасадное недоразумение

«Ростов» требует отменить штраф за незаконную рекламу спонсора Футбольный клуб подал еще один судебный иск к УФАС в связи с размещением рекламы букмекерской конторы «Бетсити» на фасаде стадиона «Ростов Арена». В августе ФК потребовал признать такую рекламу допустимой, теперь же клуб настаивает на отмене штрафа, наложенного антимонопольным ведомством. Баннер с названием букмекерской конторы появлялся на стене «Ростов Арены» в 2020 году в дни проведения нескольких матчей чемпионата по футболу среди команд Премьер-лиги. За это клуб был оштрафован на 100 тыс. руб.

Подробнее

Арбитражный суд Ростовской области принял к производству иск АО «Футбольный клуб “Ростов”» к управлению Федеральной антимонопольной службы по Ростовской области с требованием признать незаконным постановление о штрафе в 100 тыс. руб. за нарушение закона о рекламе (информация об этом есть в картотеке суда).

По мнению специалистов антимонопольного ведомства, «Ростов» нарушил закон о рекламе, разместив на световом экране стадиона «Ростов Арена» баннер букмекерской конторы «Бетсити». Рекламная услуга оказывалась клубом на основании спонсорского договора с ООО «Фортуна» (связано с «Бетсити»). Экран, где транслировалась надпись с названием конторы, был расположен на фасаде спортивного сооружения.

Как ранее писал «Ъ-Юг», спорная реклама появлялась на стене стадиона в октябре — декабре 2020 года в дни проведения матчей чемпионата по футболу среди команд Премьер-лиги. В УФАС обратили на это внимание после сообщения от некоего физического лица, заметившего экран с надписью «Бетсити», и признали ее незаконной. По мнению специалистов антимонопольного ведомства, реклама пари, основанных на риске спортивных игр, допускается в зданиях и сооружениях, где проводятся такие игры, то есть внутри таких объектов. Однако рекламный экран с надписью «Бетсити» находился на внешней стене «Ростов Арены», то есть за пределами стадиона. В связи с этим УФАС оформил решение о признании «Ростова» нарушителем ФЗ «О рекламе». В августе клуб направил в арбитраж заявление с требованием признать это решение незаконным (до сих пор не рассмотрено, дата судебного заседания назначена на 14 декабря).

Теперь же ФК «Ростов» просит суд отменить штраф, наложенный 20 октября. Клуб указал, что у УФАС нет доказательств, фиксирующих размещение товарного знака букмекерской конторы на фасаде стадиона. Вместе с тем в клубе считают, что стена стадиона является его неотъемлемой частью, поэтому при размещении рекламной информации на фасаде, она находилась бы в пределах спортивного объекта. Кроме того, ФК обратил внимание суда на отсутствие сведений о лице, сообщившем в УФАС о нарушении.

Ростовский арбитраж определил рассмотреть иск об отмене штрафа в порядке упрощенного судопроизводства. Дата судебного заседания пока не назначена.

По мнению Сергея Радченко из адвокатского бюро «Юг», требование об отмене штрафа будет рассмотрено судом после разрешения спора по первому иску «Ростова» к УФАС о допустимости рекламы «Бетсити» на фасаде «Ростов Арены».

Основным владельцем АО «Футбольный клуб “Ростов”» является правительство Ростовской области. С 2019 года более 40% акций АО находятся во владении структур, подконтрольных известному предпринимателю Арташесу Арутюнянцу, который сейчас занимает должность президента клуба.


× Закрыть

10.11.21

Зона преткновения: почему жителей Геленджика возмутили изменения городского генплана?

Жители Геленджика протестуют против нового проекта генплана курорта. Согласно документу, жилая застройка в прибрежной зоне будет запрещена, а земельные участки по всему городу поменяют свое назначение. Горожане уверены, что генплан ограничивает их земельные права и боятся потерять жилье. Русская служба Би-би-си разбиралась в деталях конфликта, который длится уже третью неделю.

Подробнее

Вечер, городская улица заполнена людьми. В центре толпы стоит парень. Яростно жестикулируя, он выкрикивает мужчине напротив: "Я свою жизнь отдам за этот дом и за этот город! Запомните мои слова! Клянусь перед каждым, кто здесь стоит! Передайте своим - я отдам свою жизнь, мне не жалко!"

В толпе раздаются женские голоса: "И так - каждый! Поддерживаем полностью!"

Люди начинают хором скандировать: "Мы против генплана! Мы против генплана!" Парень взмахивает рукой: "Пошли на хер из нашего города!"

В конце октября эти кадры широко разошлись по соцсетям. На них геленджичане встречаются с депутатом городской думы Александром Сороко. Такие собрания проходят постоянно. Город бурлит уже третью неделю - с того момента, как 25 октября начались общественные слушания по проекту нового городского генплана.

Пока они идут в четырех сельских округах, входящих в состав Геленджика - в Кабардинском, Дивноморском, Пшадском и Архипо-Осиповском. Слушания завершатся 16 ноября в городском дворце культуры.

"Ш. - формальный владелец": как меняли собственника "дворца Путина"

"Тотальное разгильдяйство". Почему от "дворца Путина" остались только бетонные стены?

"Как у католиков". Компания РПЦ получила лицензию на производство вина

Желающих участвовать в обсуждениях так много, что собрания проводятся прямо на улице.

Жителей возмущает, что в проекте меняется функциональное назначение целых кварталов, расположенных в 500-метровой полосе от моря. Вместо жилой застройки здесь предусмотрены так называемые "зоны отдыха" или "общественно-деловые". Строить и реконструировать частные дома в них запрещено. Зато разрешены гостиницы, рестораны и торговые центры.

Горожане боятся, что если генплан примут, то следующим шагом станет принуждение к продаже их участков, потому что они не будут соответствовать новому зонированию. Жители собирают подписи против генплана - петицию с требованием изменить его подписали более 11 тысяч человек.

Геленджик - курорт на Черноморском побережье России. В доковидные времена он принимал по несколько миллионов отдыхающих в год. После того, как страны Запада ввели санкции против многих российских чиновников, он стал популярен и в их среде. Журнал "Татлер" называет Геленджик "Русскими Каннами".

Сюда приезжают миллиардер Роман Абрамович и министр промышленности и торговли Денис Мантуров. Здесь построен единственный в России круглогодичный гольф-курорт с 18-луночным полем, строится яхтенная марина.

Неподалеку от Геленджика был построен знаменитый "пансионат", получивший название "дворец Путина".

С чего все началось?

Ограничить застройку черноморского побережья предложил кубанский губернатор Вениамин Кондратьев. Еще в 2018 году он заявлял, что краевые власти близки к тому, чтобы запретить жилищное строительство на курортах.

"Хватит! Уже достаточно жилья для тех, кто обеспечит деятельность курортных городов. Давайте все остальное под курортную инфраструктуру: под развлечения, торговые и игровые центры. А мы сегодня ушли в жилую стройку и выйти оттуда не можем, потому что […] для чиновников это очень высокомаржинальный бизнес", - отметил тогда глава региона.

Весной 2019 года в Градостроительный кодекс Краснодарского края внесли поправки. Они расширили прибрежную зону, на которой запрещено жилищное строительство, с 300 до 500 метров от моря. Приоритетом для строительства здесь теперь считаются санатории, пансионаты и детские оздоровительные лагеря.

Запрет на жилищное строительство в 500-метровой зоне затронул сразу десять приморских муниципалитетов: среди них были Геленджик, Новороссийск, Анапа, а также Туапсинский, Ейский и другие районы. Все они теперь должны внести соответствующие поправки в свои генпланы - именно эти изменения и обсуждают на общественных слушаниях.

Проекты изменений готовит питерский НИИ Перспективного градостроительства. Ранее он же разрабатывал генплан Краснодара.

Еще пять лет назад Геленджик не был "настолько посещаемым курортом", объясняет в беседе с Би-би-си Александр Ветров, заместитель директора АНО "Корпорация развития "Геленджик-2035". Интерес к нему и другим городам побережья, по его словам, подогрела сочинская Олимпиада. После нее сюда хлынули потоки туристов, а вместе с ними пришел и крупный бизнес.

"Было выдано огромное количество разрешений на строительство многоквартирных комплексов, - говорит Александр Ветров. - Они росли, как грибы, а оказалось, что инфраструктуры для них нет. Ни школ, ни детсадов, ни поликлиник - никто это не запланировал".

При этом еще в 2016 году в Геленджике приняли действующий сейчас генплан развития. На его разработку и согласование ушло пять лет. Документ был рассчитан до 2032 года и не предполагал многоэтажной застройки курорта, чтобы сохранить его "камерный" характер".

По мнению Ветрова, сегодня этот генплан "не справляется с ритмами, которые диктуют современные реалии". Однако он оговаривается, что в новом проекте до 70% содержания осталось прежним: "Общественные слушания идут как раз по нововведениям".

Геленджик

Согласно новому проекту генплана курорта земельные участки по всему городу поменяют свое назначение. Например, некоторые жилые зоны станут общественно-деловыми

Запрет на строительство в пятисотметровой зоне он поддерживает. Ветров приводит в пример Грецию, где "первая линия" у моря отдана под курортную инфраструктуру, а жилищное строительство находится "минимум в километре".

Новое зонирование может также "обелить" часть гостиничного бизнеса, считает он. "В Геленджике за последнее время выросли целые кварталы, состоящие из гостевых домов. Если их там 90%, то какая должна быть зона?"

При этом дома оформлены как жилье, налоги с них не платятся, а могли бы идти в бюджет, сетует Ветров.

Но гостей в Геленджике принимают далеко не все.

"Это был город-госпиталь"

Двор Екатерины Хрящевой находится в центре Геленджика, на главной улице. Ее предки приехали сюда еще в конце XIX века из Полтавской губернии: "Тут и города еще не было, лес, волки бегали", - улыбается девушка.

Двор - это два одноэтажных дома, один кирпичный, другой саманный ("саманом" называются кирпичи из глины и соломы, раньше их часто использовали на юге России для строительства жилья - Би-би-си). Между ними - виноградные лозы, дающие тень. В гуще листвы за домами мелькает ярко-оранжевая поспевающая хурма.

Саманный дом в 1929 году построил прадед Екатерины, Трофим Михайлов. Отсюда же в 1941 он уходил на войну, где и пропал без вести спустя несколько месяцев. Но война в этих стенах все же побывала.

"Немцы сюда не дошли, их остановили под Новороссийском, - рассказывает девушка. - А Геленджик был город-госпиталь, сюда привозили раненых солдат. В нашем доме тоже жили красноармейцы, и прабабушка за ними ухаживала. - Она показывает рукой на стену. - Вот прямо, тут, в этих комнатах. Тогда их было две, но со временем появились пристройки".

Позже в доме жил с семьей сын Трофима Михайлова, Леонид. Он много лет работал в местном рыбколхозе и в горкоме партии. "Это был уважаемый в городе человек. И наш дом - он не простой, а с историей", - гордится Екатерина. Сама она преподает в местном техникуме. Общий двор ее семья делит с родственниками.

С проектом нового генплана девушка не согласна и считает, что он будет ущемлять ее права "как собственника".

"Власти нам говорят, что ничего не изменится, но ведь это не так, - говорит Екатерина. - В зоне "отдыха", куда попал мой дом, запрещено что-то достраивать или реконструировать. Со временем дом придет в упадок, а сделать с ним ничего будет нельзя. Да, я могу продать его сейчас, но кто захочет купить такой участок? Только тот, кто собирается построить на его месте гостиницу".

Наличие подобных ограничений подтверждает и Александр Ветров. "Поставить новый этаж или пристройку в новой зоне будет нельзя. Даже снести здание и построить его копию - тоже запрещено, - говорит он. - Но пока стены стоят, делайте с ними что угодно. Продавать - пожалуйста. Однако покупатель должен понимать, что он получает "коробку".

По словам экс-депутата краевого и городского советов Александра Резуненко, проблема заключается не только в ограничении прав.

"Дело в том, что генплан перекраивает всю центральную часть города, - говорит он. - И она будет рассчитана уже не на горожан, а на туристов. Например, из центра планируют перенести школы, детские сады, дворец культуры. А вместо индивидуальных домов жителей на второй-третьей линии от моря - построить многоэтажные дома. И даже если владельцы ИЖС (объектов индивидуального жилого строительства - Би-би-си) останутся там жить, своих детей и внуков они будут возить далеко на отшиб".

С экс-парламентарием согласна Оксана Костюнина - в Геленджике у неё унаследованный от матери дом, и женщина активно участвует в обсуждении генплана. Оксана утверждает, что новый генплан "сырой" и требует аудита.

"Одна из целей этого документа - создать комфортную городскую среду, учитывая интересы жителей. Судя по тому, что сейчас происходит, нарушена коммуникация между муниципалитетом и горожанами. Поэтому люди не доверяют чиновникам, и не считают, что их интересы учитываются. Развитие городу необходимо. Инвестиции преобразят город, и хорошо, если под давлением горожан проект генплана отправят на серьезную доработку", - объясняет она.

"Неслучайные совпадения"

Городские власти заявляют: новый генплан жителям ничем не грозит. После начала слушаний глава муниципального образования город-курорт Геленджик Алексей Богодистов в своем телеграм-канале пообещал максимально сохранить зоны в первоначальном виде. И пригласил горожан дорабатывать документ совместно.

"Не может быть принят генеральный план… без учёта мнения людей. Повторюсь, зоны ИЖС в большинстве случаев останутся со своим прежним назначением", - написал Богодистов.

Жители Геленджика в этом сомневаются. В истории с генпланом они усматривают "неслучайные" совпадения. Например, владельцы жалуются, что в последние месяцы, по их наблюдениям, резко упала кадастровая стоимость их участков.

Дому родителей Ирины Егоровой больше 60 лет - землю под застройку бабушка Ирины получила от советской власти еще до войны. Дом пристраивался постепенно. Это "не чудо архитектуры", признает женщина, но "вполне можно жить". Ирина вспоминает, что в юности возле ее дома была роща с трехсотлетними деревьями и летний лагерь.

"Деток из него укладывали спать прямо на пирсах. Их огораживали, и они дышали морем, набирались здоровья, потому что с севера приезжали слабенькие", - описывает она.

Ни рощи, ни лагеря возле дома давно уже нет, но есть элитный жилой комплекс. Тем не менее, кадастровая стоимость участка, на котором стоит дом, по утверждению женщины, упала почти в два раза.

"В 2016 году я получала кадастровый паспорт, и дом стоил по кадастру девять миллионов рублей. А сейчас - пять. И это при нашей-то инфляции, столько лет прошло! Его рыночная цена гораздо больше", - возмущается Ирина Егорова. Она показала Би-би-си документы, подтверждающие это.

Русская служба Би-би-си опросила еще три десятка горожан - все они утверждают, что кадастровая стоимость их земли снизилась.

По словам управляющего партнера Адвокатского бюро "Юг" Юрия Пустовит, кадастровая стоимость участков действительно может уменьшиться при изменении зоны и вида разрешенного использования участка. Но если генплан еще не принят, а цена уже упала, это "странно", говорит эксперт.

Русская служба Би-би-си направила запросы в администрацию Геленджика и в Росреестр.

"Нужно выяснять, почему конкретно стоимость снизилась, - говорит Пустовит. - Если люди не согласны с ней, это можно оспорить в суде. Для пересчета цены нужны четкие основания, он обычно не производится "точечно".

При этом юрист напоминает, что любой выкуп земельных участков государством или бизнесом идет на основании рыночной, а не кадастровой цены.

Но горожане все равно боятся остаться внакладе: "в Сочи тоже выкупали землю, и люди остались недовольны компенсацией".

Они обращают внимание и на другую деталь - на ряд участков наложены обременения по статьям 56 и 56.1 Земельного кодекса. Эти статьи ограничивают распоряжение землей в зонах "с особыми условиями использования", а также в связи с "резервированием земель для государственных или муниципальных нужд".

Как утверждают владельцы, обременения у многих появились якобы недавно и "задним числом".

"Я купил участок в 2020 году, - рассказал Би-би-си инженер Роман Сницаренко. - Сделку оформлял через МФЦ, брал выписки из Росреестра, все было проверено. С участком все было в порядке. А в октябре этого года выяснил, что в проекте генплана мой участок попал в "общественно-деловую" зону. Стал собирать документы, а там на участке обременения, и они якобы наложены еще в 2018 году. На горячей линии Росреестра мне подтвердили, что ограничения действующие. И что накладывает их только администрация муниципального образования".

Сницаренко показал Би-би-си документы, подтверждающие наличие обременений.

Глава города Алексей Богодистов отрицает связь обременений с администрацией и новым генпланом. Он говорит, что это "техническая ошибка в электронной системе Росреестра", и ее вскоре устранят. Часть ограничений связана с тем, что "некоторые дома и даже целые участки попали в зону подтопления", объяснял он в телеграм-канале.

Судя по комментарию, опубликованному на официальной странице кубанского управления Росреестра в "Инстаграме", ограничения связаны с внесением участков в зоны с "особыми условиями использования территории". В ведомстве рекомендуют владельцам обращать внимание на "содержание ограничений в использовании земельного участка, где раскрывается основание их внесения и их суть".

Горожане увязывают происходящее в единую цепь событий.

"Мы же неглупые люди, и понимаем, что к нам придут и скажут: "Выметайтесь, вот вам по закону компенсация, по заниженной кадастровой стоимости", - говорит Ирина Егорова. - Это какое-то очень грустное мошенничество. Мы совсем не против генплана - город должен развиваться. Признаем: возможно, наши домишки действительно портят внешний вид улиц. Но мы всю жизнь их строили. Мы честные люди и у нас нет денег на дворцы. Так заплатите нам за них нормально! Обсудите все по-честному, заранее, а не задним числом".

Однако не все жители Геленджика готовы покинуть свои дома в обмен на компенсацию.

"Мы не позволим, чтобы нас взяли и выбросили отсюда"

Предприниматель Андрей Будков не согласен даже на щедрую компенсацию. По его словам, никакие деньги не возместят вложений, которые он сделал на участке за 14 лет жизни на побережье. До переезда к морю мужчина работал на Крайнем Севере. Он утверждает, что в строительство дома на Тонком мысе (район города в северной части Геленджикской бухты - Би-би-си) вложил более полумиллиона долларов.

"Мы не позволим, чтобы нас взяли и выбросили отсюда, как собак, заплатив копейки", - горячится Андрей Будков.

Оценка его участка тоже якобы недавно снизилась - по слова Будкова, с четырех миллионов рублей до трех. Вместе с мужчиной на встречу с корреспондентом Би-би-си приходит еще два десятка активистов Тонкого мыса. Многие из них переехали сюда с севера. Кто-то десятилетиями работал в местных санаториях, давно уже выкупленных и закрытых. Все они говорят, что съезжать никуда не собираются и готовы на "самые жесткие меры".

Мы стоим в центре небольшого парка 70-летия Победы. Вместе с храмом неподалеку это, пожалуй, одна из главных достопримечательностей района. Парк до конца не благоустроен - вокруг ездят тракторы, виднеются горы песка. В отличие от престижного Толстого мыса, уже заполненного элитными многоэтажками, на Тонком мысе, насколько хватает глаз - одни коттеджи.

"У многих здесь построены гостевые дома, и это их единственный способ заработка, - продолжает Андрей Будков. - Другой работы здесь нет. И если в какой-то момент людей выкинут с земли и лишат дохода, они ничего не купят при нынешних ценах. За четыре миллиона можно взять только клоповник".

Мужчина возмущается тем, что среди зон, у которых в проекте генплана изменилось целевое назначение, целых две линии остались нетронутыми. Это улицы Красивая и Европейская.

Даже короткая прогулка по ним показывает - улицы вполне соответствуют своим названиям. Ровные дорожки по бокам обсажены хвойными деревьями и ведут прямо на набережную. За высокими заборами - двухэтажные особняки: пока корреспондент Би-би-си изучает местность, в один из них, посигналив, заезжает "Мазерати". Дома начинаются сразу от линии моря, на пляже даже в начале ноября пьют пиво и купаются люди.

Андрей Будков говорит, что дома на этой улице принадлежат местным чиновникам. "Еще одно странное совпадение, вам не кажется?" - удивляется он.

"Социальный взрыв не нужен"

По мнению Ильи Володько, директора консалтинговой компании Macon, новое зонирование в проекте генплана помогает властям подстраховаться от хаотичной и нелегальной застройки прибрежной полосы. В Краснодарском крае борются с ней уже несколько лет. Эксперт приводит в пример Сочи, где раньше "до половины объектов строились на землях, не предназначенных для этого". Он утверждает, что проблема "почти решена", и подобных объектов в приморских городах остались единицы.

"Упорядочивание генпланов - логичное продолжение данной политики", - говорит Илья Володько.

Массовый выкуп или изъятие участков у жителей он считает маловероятным.

"Даже для России это слишком сложная схема, чреватая общественными потрясениями. Чиновники боятся этого", - полагает он.

Эксперт утверждает, что крупный бизнес на побережье интересует, в первую очередь старый курортный фонд - санатории, пансионаты. Их проще выкупить и затем реконструировать. Володько снова ссылается на опыт Сочи: "За последние годы все значимые апартаменты там - это не новое строительство, а именно реконструкция зданий, построенных еще в советское время".

Адвокат Юрий Пустовит также уверен, что социальный взрыв из-за участков не нужен властям. Но в наложении обременений задним числом он видит "тревожную ошибку": при случае это может стать дополнительным инструментом давления на владельцев. Жить с угрозой, что землю изымут для госнужд, мало кому понравится.

Его коллега по адвокатскому сообществу Краснодара, занимавшийся делами сочинских жителей, чьи участки выкупали под олимпийские объекты, настроен пессимистичнее.

"Общий вектор ясен - "первая линия" должна выглядеть красиво. Поэтому я думаю, что новый генплан примут без особых изменений, - рассказал он Би-би-си, попросив об анонимности. В проектах в Геленджике он не участвует. - Люди покричат и успокоятся. А потом к ним придут красивые юноши из риэлторской конторы и сделают предложение, от которого я бы не отказывался. Думаю, цена будет хорошей. У многих здесь построены полноценные гостиницы на землях ИЖС. Это нарушение закона. Не согласен продавать? Значит, жди проверку, после которой гостиницу вообще могут снести".

Собеседник Би-би-си уточняет, что вряд ли это затронет владельцев, у которых все в порядке с документами. Да и выкуп земель - дело затратное, поэтому процесс, скорее всего, растянется на десятилетие и будет точечным, прогнозирует он, а выиграют от него, в итоге, многочисленные туристы.

"Сколько шума было при выкупе земель в Имеретинской бухте! - вспоминает адвокат. - А что в итоге? Все гуляют по Сочи, любуются олимпийским стадионом, ледовой ареной. И всем фиолетово, как этого добились. То же самое будет и в Геленджике. Потом приедет какой-нибудь шахтер с Севера и скажет: "Какая красивая набережная!"

Екатерина Хрящева, владелица саманного дома, соглашается с тем, что городу нужен генплан, а "красивая набережная - это хорошо". Ей нравится гулять у моря, там сейчас красиво.

"Но деньгами измеряется не все, - говорит она, грустно оглядывая свой двор. - Мы привыкли здесь. Это наша история, место рода. И мы не хотим какую-то другую жизнь".

Тем временем 8 ноября в Анапе состоялось первое публичное обсуждение изменений в генплан города. На него пришли сотни горожан - здание Гортеатра, где проходило собрание, не вместило всех желающих. Как и жители Геленджика, анапчане массово обращаются в городскую администрацию с просьбой не вносить их жилые участки в зоны "рекреации".


× Закрыть

26.10.21

Адвокат добился признания недействительным кредитного договора, заключенного с помощью СМС

В комментарии адвокат истца отметил, что во многих регионах сложилась негативная судебная практика по отношению к гражданам, на которых мошенниками оформляются кредитные договоры, поэтому, по его мнению, решение по этому делу будет в какой-то мере поворотным для практики. По словам одного из экспертов «АГ», на практике большинство требований по такого рода делам остаются без удовлетворения, поэтому вышестоящая инстанция может отменить такой судебный акт в случае его обжалования. Другой заметил, что теперь банку необходимо в рамках уголовного дела искать мошенника и взыскивать с него всю сумму кредита.

Подробнее

4 октября Когалымский городской суд Ханты-Мансийского автономного округа – Югры вынес решение по гражданскому делу о признании недействительным договора потребительского кредита.

26 марта 2020 г. клиенту ООО «Хоум Кредит энд Финанс банк» Сергею Порядину позвонил человек, представившийся сотрудником банка, и сообщил о совершаемых на его банковском счету подозрительных операциях. В ходе разговора Сергей Порядин предоставил собеседнику пароли, которые пришли по СМС-сообщениям на его номер телефона. Позднее в тот же день он узнал о том, что на его имя заключен договор потребительского кредитования на 567 тыс. руб., которые были переведены на счет третьего лица.

В тот же день Сергей Порядин обратился в полицию по факту совершенного в отношении него преступления. Через месяц было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 159 «Мошенничество» УК РФ, а позднее действия неустановленных лиц были переквалифицированы по ч. 3 этой же статьи.

Кроме того, Сергей Порядин сообщил банку, что не обращался за получением потребительского кредита и не подписывал ни кредитный договор, ни иные документы, в частности заявление о страховании, и не получал денежные средства. Он просил предоставить информацию о том, кому и на какой счет были переведены деньги, но банк отказался это сделать.

Мужчина также уведомлял кредитную организацию о возбуждении уголовного дела, по которому он был признан потерпевшим, однако банк все равно не стал аннулировать договор. Кроме того, в связи с необходимостью закрытия кредита, который Сергей Порядин оформлял в 2019 г., он был вынужден уплатить банку 16,9 тыс. руб. по договору потребительского кредита, заключенного от его имени злоумышленниками. В связи с этим мужчина обратился в суд с иском к банку, в котором просил признать недействительным кредитный договор и вернуть ему уплаченные деньги.

В отзыве ответчика сообщалось, что истец получил потребительский кредит путем дистанционного сервиса банка «Мой кредит». Банк добавил, что проведенная им внутренняя служебная проверка не выявила мошеннических действий при оформлении этой сделки.

В ходе судебного разбирательства по делу городской суд выяснил, что спорный договор был заключен посредством подписания простой электронной подписью на сумму в 567 тыс. руб., из них 67 тыс. руб. составляли сумму страхового взноса. Сам кредит выдавался на три года под 19,4% годовых. В решении суда отмечалось, что договор был заключен путем ввода СМС-кода, а денежные средства были выведены на QIWI-кошелек гражданина Александра Харитонова. Истец был признан потерпевшим по уголовному делу, возбужденному в отношении неустановленного лица по ч. 3 ст. 159 УК. В свою очередь, в отношении банка было возбуждено дело об административном правонарушении по ст. 5.39 КоАП РФ за отказ в предоставлении информации и вынесено представление об устранении нарушений закона.

Рассмотрев дело, суд счел, что банк-ответчик не предоставил заключенное с истцом соглашение об использовании информационного сервиса «Мой кредит», поэтому факт его заключения не доказан. «Подтверждение личности и полномочий клиента на доступ к информационному сервису, дистанционное заключение договора, а также направление заявлений/распоряжений по счету посредством данного информационного сервиса осуществляются в порядке, установленном соглашением об использовании информационного сервиса», – отмечено в решении.

Таким образом, заключил суд, спорный договор был заключен в нарушение требований действующего законодательства в отсутствие соглашения между участниками электронного взаимодействия. В связи с этим суд удовлетворил исковые требования в полном объеме.

В комментарии адвокат АБ «Бельянский и партнеры» Владислав Идамжапов, представлявший интересы Сергея Порядина, отметил, что в настоящее время во многих регионах России сложилась крайне негативная судебная практика по отношению к гражданам, на которых мошенниками оформляются кредитные договоры. «В этом деле банк отказывался предоставить моему доверителю даже копию кредитного договора – он предоставил ее с удаленными сведениями о том, кому и на какой счет были направлены деньги по договору. Впоследствии по нашей жалобе председателя правления банка привлекли к административной ответственности за то, что эта кредитная организация уклонялась от предоставлений сведений», – сообщил он.

По словам адвоката, уголовное дело по факту мошенничества в отношении его доверителя также расследовалось с существенными нарушениями. «Однако именно в рамках адвокатского расследования удалось получить сведения о том, кто именно получил денежные средства по кредитному договору, после чего данные сведения были предоставлены следователю. К счастью, мне удалось убедить суд в том, что заключение договора потребительского кредита в дистанционном формате состоялось в нарушение закона, что влечет недействительность такого договора. В целом решение суда оцениваю, безусловно, только с положительной стороны, оно полностью согласуется с той правовой позицией, которую мы заняли. Возможно, такой судебный акт является в какой-то мере поворотным для самой практики. Судебное решение пока не обжаловано сторонами и не вступило в законную силу», – рассказал Владислав Идамжапов.

Партнер юридической фирмы Law & Commerce Offer Антон Алексеев отметил, что в рассматриваемом деле суд удовлетворил требования, сославшись на то, что банк не представил доказательства заключения с истцом соглашения о дистанционном обслуживании, без которого дистанционное заключение кредитного договора было бы невозможным. «В одном из аналогичных дел между тем же банком и заемщиком судом было установлено, что заключение договора через информационный сервис доступно только для клиентов банка, имеющих действующее соглашение о дистанционном банковском обслуживании, а также счет, открытый до заключения спорного договора. Заключение указанного соглашения осуществлялось заемщиком путем личного подписания (решение Коркинского городского суда Челябинской области от 28 июля 2020 г. по делу № 2-652/2020)», – пояснил он.

По мнению эксперта, соглашения такого рода могут быть заключены и дистанционно в порядке ст. 428 ГК РФ путем проставления согласия в специальном электронном поле при установке соответствующего приложения. «Именно такой порядок предусмотрен соглашением банка, выступившего ответчиком по делу. Почему банк не смог подтвердить факт заключения соглашения о дистанционном банковском обслуживании, из решения не ясно. Также непонятно, почему суд не дал оценку тому факту, что заемщик получил доступ к электронному сервису для заключения кредитного договора, что является косвенным свидетельством заключения с ним соглашения о дистанционном банковском обслуживании. На практике большинство требований по такого рода делам остаются без удовлетворения. Не исключено, что решение по комментируемому делу может “не устоять” в случае его обжалования», – предположил Антон Алексеев.

Адвокат АБ «ЮГ» Сергей Радченко полагает, что суд правильно установил, что обязательным условием дистанционного получения кредита является заключение между клиентом и банком соглашения о дистанционном обслуживании. «Причем такое соглашение заключается в бумажной письменной форме при личной явке клиента в банка и проверке его личности при помощи паспорта. Поскольку ничего подобного в отношениях между истцом и банком не происходило, то банк был не вправе выдавать кредит. Поскольку истец не изъявлял волю на заключение кредитного договора, суд правомерно признал кредитный договор недействительным и взыскал списанную с истца в пользу банка сумму. Дальше банку необходимо в рамках уголовного дела искать мошенника и взыскивать с него всю сумму кредита», – полагает он.


× Закрыть

16.09.21

Киноконцертный комплекс «Русь» повиснет в воздухе

Компания может потерять участок земли в парке Горького из-за долгов. Как стало известно, у компании «Киноконцертный комплекс “Русь”» могут забрать участок земли в ростовском парке имени Горького. Продать участок за долг 2 млн руб. перед властями Ростова хотят судебные приставы, которые обратились в суд с соответствующим требованием. Ранее на этой земле располагался старый советский кинотеатр «Россия», затем на ней планировали построить современный киноконцертный комплекс. Проект, заявленный еще в 2005 году, до сих пор не реализован. По словам юриста, владельцам земли необходимо погасить задолженность, иначе они ее потеряют.

Подробнее

Арбитражный суд Ростовской области принял к производству иск управления Федеральной службы судебных приставов об обращении взыскания на земельный участок, расположенный на улице Пушкинской, 52 (информация об этом есть в картотеке суда). Иск обращен к компании «Киноконцертный комплекс “Русь”», которой принадлежит эта земля.

Как указано в иске, ранее суд по требованию департамента имущественно-земельных отношений (ДИЗО) Ростова обязал киноконцертный комплекс «Русь» выплатить 2 млн руб. задолженности. Компания решение суда не исполнила. Тогда ДИЗО обратился за помощью к приставам, однако те не смогли принудительно списать указанную сумму со счетов должника в пользу ДИЗО, поскольку там не было средств.

Подробности возникновения этого долга в иске не указаны. В картотеке арбитража есть информация о двух судебных решениях о взыскании с киноконцертного комплекса «Русь» по требованию ДИЗО 1,3 млн руб. и 800 тыс. руб. соответственно.

Теперь приставы просят суд взыскать с компании долг перед ДИЗО путем обращения взыскания на принадлежащий ей земельный участок. Следующее судебное заседание по этому делу назначено на 14 октября.

Старший юрист адвокатского бюро «Юг» Сергей Радченко говорит, что у ситуации есть два пути развития. «Первый — суд постановит взыскать земельный участок, приставы выставят его на торги, и после продажи 2 млн руб. долга будут возвращены департаменту имущественно-земельных отношений, оставшиеся средства пойдут бывшему собственнику участка. Второй вариант — киноконцертный комплекс “Русь” добровольно выплатит долг и приставы будут обязаны прекратить исполнительное производство по делу. Это может произойти даже на этапе торгов. Главное, чтобы вопрос был решен до заключения договора о продаже участка новому собственнику», — говорит эксперт.

В ПАО «Киноконцертный комплекс “Русь”» не смогли оперативно прокомментировать ситуацию, сославшись на отсутствие руководителей на рабочих местах.

Спорный земельный участок на улице Пушкинской, 52, находится в Центральном городском парке имени Горького. Прежде его занимал старый советский кинотеатр «Россия».

ОАО «Киноконцертный комплекс “Россия”» (позднее было перерегистрировано в ПАО «Киноконцертный комплекс “Русь”») было создано в 2005 году для реконструкции кинотеатра «Россия», построенного в 1959 году.

Компанию учредили городские власти в лице ДИЗО и ООО «Ростдонавтовокзал», управлявшее в то время так называемым Старым автовокзалом в Ростове. Город внес в качестве вклада в уставный капитал АО здание кинотеатра и земельный участок под ним, а «Ростдонавтовокзал» взял на себя обязательства инвестора.

Спустя некоторое время инвестор заявил, что здание кинотеатра находится в непригодном для реконструкции состоянии. В связи с этим было решено построить на его месте новый киноконцертный комплекс. Сроки окончания работ планировались на декабрь 2017 года.

В действительности реализация проекта ограничилась лишь сносом здания старого кинотеатра. Сейчас освободившийся участок пустует, какие-либо заметные строительные работы на нем не ведутся.

В 2019 году стало известно, что руководители ПАО «Киноконцертный комплекс “Русь”» провели в Росреестре перерегистрацию участка с указанием нового вида его целевого использования «для строительства гостиницы». ДИЗО выступил против этого и обратился в суд, но итог разбирательств был не в его пользу.

В феврале этого года ДИЗО обратился в суд с требованием о ликвидации ПАО «Киноконцертный комплекс “Русь”». В иске было указано, что «Ростдонавтовокзал» не исполняет своих обязательств инвестора, а между участниками АО происходит корпоративный конфликт, мешающий дальнейшей реализации целевого проекта. Однако суд не нашел оснований для ликвидации компании.

Юридическая компания - Адвокатское бюро Юг


× Закрыть

02.08.21

ВС пояснил порядок признания долговых обязательств одного из бывших супругов общими обязательствами пары

Суд счел, что в рассматриваемом деле юридически значимым обстоятельством являлось выяснение вопроса о том, были ли денежные средства, полученные супругом по договору займа, израсходованы на нужды семьи. По мнению одного из экспертов, выводы ВС не позволят одному из супругов втайне от другого брать кредиты на личные цели, а в случае развода 50% суммы долга перелагать на другого супруга. Другая отметила, что в рассматриваемом деле три нижестоящие судебные инстанции придерживались формального подхода и не стали выяснять, на что в действительности были потрачены заемные денежные средства.

Подробнее

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ вынесла Определение по делу № 5-КГ21-91-К2 касательно признания долговых обязательств одного из бывших супругов по ипотечному займу общими обязательствами супружеской пары.

Илья Евсюков и Светлана Картамышева состояли в браке с июня 2010 г. по май 2016 г. Супругу на праве личной собственности (наследование имущества) принадлежала квартира, на ремонт которой в октябре 2013 г. он взял ипотечный заем в 5,9 млн руб. сроком на 10 лет по ставке 19,5% годовых.

Таким образом, принадлежащая заемщику квартира стала предметом ипотеки по соответствующему договору в целях гарантии исполнения его обязательств, владельцем этой закладной и залогодержателем выступил ОАО АКБ «Инвестиционный Торговый банк».

Впоследствии суд взыскал с Ильи Евсюкова в пользу банка задолженность в размере 5,8 млн руб. по договору займа и обратил взыскание на заложенную квартиру. Поскольку торги по реализации недвижимости не состоялись, она была передана банку-взыскателю. На момент возникновения кредитных обязательств в квартире были прописаны заемщик и его теща.

Впоследствии Илья Евсюков обратился в суд с иском к бывшей супруге о признании долговых обязательств по договору займа общими обязательствами супругов и их разделе. По мнению истца, он взял заем на общесемейные нужды с согласия ответчика, поэтому со Светланы Картамышевой следует взыскать в его пользу 3,1 млн руб. Суд удовлетворил исковые требования со ссылкой на то, что обязательство истца по договору займа является общим долгом сторон по делу и на него распространяется режим совместной собственности супругов. Апелляция и кассация согласились с выводами первой инстанции.

Не согласившись с решениями судов, Светлана Картамышева обратилась в Верховный Суд. Судебная коллегия по гражданским делам ВС признала кассационную жалобу обоснованной. Так, ВС напомнил, что взыскание обращается на общее имущество супругов по общим обязательствам, а также по обязательствам одного из супругов, если судом установлено, что все полученное по обязательствам одним из супругов было использовано на нужды семьи (п. 2 ст. 45 Семейного кодекса РФ).

«Следовательно, в случае заключения одним из супругов договора займа или совершения иной сделки, связанной с возникновением долга, такой долг может быть признан общим лишь при наличии обстоятельств, вытекающих из п. 2 ст. 45 СК РФ, бремя доказывания которых лежит на стороне, претендующей на распределение долга. Исходя из положений приведенных выше правовых норм для распределения долга в соответствии с п. 3 ст. 39 СК РФ обязательство должно являться общим, т.е. возникнуть по инициативе обоих супругов в интересах семьи, либо являться обязательством одного из супругов, по которому все полученное было использовано на нужды семьи», – подчеркивается в определении.

Верховный Суд также отметил, что юридически значимым обстоятельством по данному делу являлось выяснение вопроса о том, были ли денежные средства, полученные супругом по кредитному договору, израсходованы на нужды семьи. На истца, претендующего на распределение долговых обязательств между супругами, как на заемщика возложено бремя доказывания того, что долг возник по инициативе обоих супругов в интересах семьи, а все полученное было использовано на семейные нужды. Между тем суды, признавая долг по договору займа супружеским, формально ограничились лишь указанием цели, на которую должны были быть использованы заемные средства.

ВС добавил, что в квартире не проводились ремонтные или строительные работы, хотя целью заключенного договора являлось благоустройство жилья. Тот факт, что заявитель жалобы дала нотариально заверенное согласие на заключение договора залога (ипотеки), подчеркнул Суд, не может являться юридически значимым обстоятельством в данном случае, поскольку она не обладала правом собственности или иными правами на указанное жилье, которое не относилось к общему имуществу супругов. Соответственно, в силу закона ее согласие не требовалось. При этом согласие Светланы Картамышевой на заключение договора ипотеки было дано в день заключения иных договоров – договора займа и договора ипотеки спорной квартиры, подписанных 6 июня 2013 г., согласно которым сумма займа составила 4 млн руб., в то время как настоящий договор займа заключен 14 октября того же года. Однако указанные обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения спора, суды оставили без надлежащего исследования и правовой оценки, подчеркнул Суд.

В определении также отмечено, что кассация ненадлежащим образом известила ответчика о месте и времени проведения судебного заседания, направив извещение по адресу, который не был указан ею в качестве адреса для получения почтовой корреспонденции.

Рассмотрение судом кассационной инстанции дела в отсутствие ответчика, не извещенной о времени и месте заседания, сделало невозможным реализацию заявителем ее процессуальных прав, добавил ВС.

Таким образом, Верховный Суд отменил акты нижестоящих судов и вернул дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Адвокат АБ «ЮГ» Сергей Радченко считает выводы, изложенные в определении, законными и обоснованными. «В этом деле ВС дал оценку типовой, очень распространенной в жизни ситуации, когда один из супругов берет кредит, а затем требует делить связанный с его возвратом долг между ним и другим супругом. Ценность данного определения в том, что Суд разъяснил, что считать общими обязательством, а значит, и общим долгом супругов: он должен возникнуть по инициативе обоих супругов в интересах семьи либо являться обязательством одного из супругов, по которому все полученное было использовано на нужды семьи. Такое разъяснение не позволит одному из супругов брать втайне от другого кредиты на личные цели, а затем в случае развода перелагать 50% долга на другого супруга», – отметил он в комментарии.

По мнению эксперта, нижестоящие суды подошли к рассмотрению спора сугубо формально: они увидели, что по условиям кредита денежные средства взяты на ремонт и благоустройство квартиры, и посчитали это достаточным для вывода о том, что кредит взят на нужды семьи. «ВС исправил эту ошибку: если кредитный договор подписывает только один супруг, то для признания долга общим он обязан доказать, что деньги были фактически израсходованы на нужды семьи, а если учесть, что второму супругу квартира не принадлежала, то любые вложения в нее будут только в интересах заемщика, но никак не второго супруга. Таким образом, долг по кредитному договору в данном деле не является общим, и перекладывать его половину на другого супруга нельзя», – подчеркнул Сергей Радченко.

Юрист юридической компании «Генезис» Алена Лежнева также отметила, что в рассматриваемом деле три нижестоящие судебные инстанции придержались формального подхода и не стали выяснять, на что в действительности были потрачены заемные средства, в то время как согласно материалам дела цель договора займа в виде ремонта квартиры, в которой проживали супруги, в действительности достигнута не была, что сторонами не оспаривалось. «Таким образом, позиция Верховного Суда по данному делу представляется обоснованной и соответствующей судебной практике», – заключила она.


× Закрыть

27.07.21

ВС предложил варианты поведения покупателю бракованного авто в деле о банкротстве его продавца

Суд пояснил, что покупателю-кредитору следует определить дальнейшую судьбу вещи: оставить ее за собой или передать в конкурсную массу должника

Подробнее

По словам одного из адвокатов, предложенный Верховным Судом подход является примером гибкости и эффективного применения п. 5 ст. 488 ГК РФ по аналогии; по его мнению, решение должно войти в ближайший обзор практики ВС. Другой полагает, что рассматриваемый случай иллюстрирует настоящее правосудие, которого все адвокаты ждут от Верховного Суда в каждом деле.

22 июля Верховный Суд вынес Определение № 307-ЭС21-5824 по делу № А56-154235/2018 касательно возврата в конкурсную массу гражданина-банкрота автомобиля, договор купли-продажи которого был расторгнут в судебном порядке.

В мае 2017 г. Владимир Малинен купил у Гурия Быкова автомобиль за 1,2 млн руб. Впоследствии покупатель добился в судебном порядке расторжения договора купли-продажи автомобиля в связи с его некачественностью (дело № 2-1554/2018(2-8305/2017)). Тогда суд взыскал с Гурия Быкова в пользу покупателя уплаченную им денежную сумму и обязал Владимира Малинена передать автомобиль продавцу после полного возврата денег.

В декабре 2018 г. Гурий Быков обратился в суд с заявлением о банкротстве, поэтому требование Владимира Малинена было включено в третью очередь реестра требований кредиторов должника. Далее финансовый управляющий должника обратился в суд с заявлением об истребовании у бывшего покупателя в конкурсную массу автомобиля, подлежащего возврату Гурию Быкову.

Суд удовлетворил такое заявление со ссылкой на то, что право собственности на спорный автомобиль было восстановлено за должником в связи с расторжением договора купли-продажи в судебном порядке. Суд также отметил, что покупатель реализовал свое право на получение денег путем включения своих требований в реестр требований кредиторов должника. В свою очередь, возврат спорного имущества в конкурсную массу позволит финансовому управляющему произвести соразмерное удовлетворение требований кредиторов должника, в том числе и требований Владимира Малинена. В связи с этим суд включил автомобиль в конкурсную массу должника. Решение устояло в апелляции и кассации.

В кассационной жалобе в Верховный Суд Владимир Малинен указал на отсутствие у гражданина-банкрота права собственности на автомобиль, что не позволяет истребовать спорное имущество в конкурсную массу. Заявитель также сослался на нарушение принципа эквивалентности встречных предоставлений, поскольку должник получил от него и деньги за автомобиль, и само авто по оспоренному судебному акту, в то время как включение требований в реестр требований кредиторов должника не является фактическим исполнением денежного обязательства и не гарантирует его исполнение.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ напомнила, что расторжение договора не отменяет ранее произошедший по договору купли-продажи переход права собственности на товар: у продавца право собственности на это имущество автоматически не восстанавливается, оно появляется у последнего производным способом. Однако у покупателя возникает обязательство произвести обратное отчуждение товара продавцу, которое, в свою очередь, взаимообусловлено возвратом последним денежных средств. До момента фактической обратной передачи товара продавцу по расторгнутому договору собственником является покупатель (абз. 1 п. 2 ст. 218, п. 1 ст. 223 ГК РФ). «Следовательно, в силу п. 1 ст. 213.25 Закона о банкротстве до этого момента такой товар не может рассматриваться как часть конкурсной массы должника. Таким образом, позиция судов о том, что после расторжения договора право собственности на автомобиль автоматически восстановилось за должником и подлежит включению в его конкурсную массу, не основана на нормах законодательства, – указано в определении ВС. – В то же время в случае банкротства продавца некачественной вещи возникает тупиковая ситуация, когда покупатель обязан вернуть принадлежащую ему вещь продавцу, и эта обязанность наступает только после возврата продавцом цены покупки, но в силу неплатежеспособности продавца-банкрота возврат денег покупателю очевидно не может быть произведен. Именно такая ситуация сложилась в данном деле в силу того, что последовательность исполнения реверсивных обязательств, вытекающих из расторжения договора, определена следующим образом: сначала покупателю возвращаются деньги, потом – продавцу автомобиль».

Как пояснил Суд, финансовый управляющий должника фактически намеревался разрешить эту ситуацию и урегулировать разногласия с кредитором по поводу исполнения решения районного суда. При этом включение требований Владимира Малинена в реестр требований кредиторов должника не может рассматриваться как исполнение продавцом своего встречного реверсивного обязательства, поскольку само по себе это является лишь судебным подтверждением обоснованности существования долга в деле о банкротстве, поскольку покупатель фактически не получил свои деньги.

«Вывод судов об обратном основан на фикции исполнения и совершенно безосновательно ставит покупателя в крайне невыгодное положение, лишая его одновременно и денег, и имущества, а взамен предоставляя лишь надежду на некоторое встречное предоставление из конкурсной массы должника (например, за счет средств, вырученных от продажи того самого автомобиля, из которых кредитору достанется явно меньше, чем при оставлении этого автомобиля за собой). С другой стороны, в реестр требований кредиторов должника включены требования покупателя о возмещении убытков в сумме цены расторгнутого договора, хотя проданная вещь (автомобиль) осталась за покупателем и имеет какую-то стоимость, что также несправедливо», – подчеркнул Верховный Суд.

Экономколлегия сочла, что покупателю-кредитору самому следует определить дальнейшую судьбу вещи: оставить ее за собой или передать в конкурсную массу. Если он оставит вещь за собой, то размер его требований в реестре требований кредиторов скорректируется: сумма убытков частично покрывается стоимостью этой вещи. Если же он передает вещь в конкурсную массу должника-продавца, то последний становится ее собственником, а требованию покупателя в реестре требований кредиторов придается залоговый статус в отношении переданной вещи. Впоследствии это требование удовлетворяется в порядке ст. 138 Закона о банкротстве. Таким образом, Верховный Суд отменил судебные акты нижестоящих судов и вернул дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Адвокат АБ г. Москвы «Инфралекс» Евгений Зубков полагает, что определение ВС РФ описывает интереснейший пример правовой коллизии, а также коллизии справедливости. По словам эксперта, на одной стороне имелись разъяснения Постановления Пленума ВАС РФ о последствиях расторжения договора № 35 от 6 июня 2014 г., из которого следует, что право собственности сохраняется у покупателя по расторгнутому договору купли-продажи до момента возврата продавцом денежных средств: «Следовательно, оснований для изъятия у покупателя товара и передачи его в конкурсную массу обанкротившегося продавца не имеется. Это было бы и несправедливо по отношению к покупателю, который, лишившись своего имущества, приобретает взамен иллюзорную перспективу взыскания с обанкротившегося продавца денежных средств».

С другой стороны, добавил эксперт, оснований для невключения подтвержденных судебным актом денежных требований покупателя в реестр требований кредиторов продавца у судов не имелось. «При этом покупатель, получая часть денежных средств продавца-должника при распределении его конкурсной массы, только после такого получения возвращает банкроту-продавцу товар. Если бы возврат произошел ранее, конкурсная масса продавца позволила бы в большей степени удовлетворить требования всех кредиторов. То есть данный вариант очевидно несправедлив по отношению к иным кредиторам продавца-банкрота», – отметил Евгений Зубков.

По мнению адвоката, и в том, и в другом случае соблюсти баланс интересов должника и всех кредиторов, что является основной целью процедур банкротства, не представляется возможным. «Какие-либо выходы из данной, казалось бы, тупиковой ситуации в действующем законодательстве отсутствуют. Однако Верховный Суд все же нашел довольно изящный выход, предоставив кредитору право самому решать, что делать с товаром: возвращать в конкурсную массу и становиться “залоговым” кредитором или же оставлять товар у себя, что влечет уменьшение размера требований в реестре требований кредиторов. Такой подход является примером гибкости и эффективного применения п. 5 ст. 488 ГК РФ по аналогии. Данное определение, безусловно, заслуживает самого пристального внимания и должно войти в ближайший обзор практики», – полагает юрист.

Евгений Зубков с сожалением отметил, что не до конца ясным остается вопрос о степени снижения размера требований покупателя в реестре требований кредиторов банкрота-продавца: «В данном случае ВС РФ не дал достаточно четких ориентиров. Тем интереснее будет наблюдать за новым рассмотрением данного обособленного спора».

Адвокат АБ «ЮГ» Сергей Радченко высоко оценил определение Верховного Суда: по его словам, это «настоящее правосудие, которого ждут от Верховного Суда в каждом деле все адвокаты». По мнению эксперта, Верховный Суд, толкуя ГК РФ и Закон о банкротстве, а также подключая политико-правовые соображения (в том числе критерий справедливости), принял верное решение: возврат автомобиля надо оставить на усмотрение покупателя, если тот возвращает автомобиль, то становится залоговым кредитором, если нет – то остается его собственником, а уплаченные им деньги остаются в конкурсной массе.

«Ситуация не изменилась бы, если бы суд, расторгая договор, обязал покупателя первым передать автомобиль. В этом случае покупатель мог бы отказаться это сделать, мотивируя это заведомой невозможностью продавца-банкрота вернуть деньги. По-иному сложилась бы ситуация, если бы процедура банкротства была введена в отношении покупателя. Поскольку требование продавца о возврате автомобиля не является денежным, то оно в любом случае подлежит удовлетворению. Покупатель при этом сохраняет право на взыскание денег с покупателя, а взысканные деньги поступают в конкурсную массу», – пояснил Сергей Радченко.


× Закрыть

12.07.21

КС выявил неопределенность в порядке возмещения ущерба из-за уничтожения зараженного скота

Суд признал неконституционным существование в правовом регулировании двух вариантов понимания такого возмещения и призвал законодателя однозначно выбрать один из них

Подробнее

В комментарии представители заявителя жалобы неоднозначно оценили выводы Суда, в частности отметив, что конкретизация законодателем оспоренной нормы может стать основанием для еще большего административного произвола и избирательного правосудия. Одна из экспертов «АГ» полагает, что выводы Суда пойдут на пользу бизнесу. Другой не согласился с позицией КС, посчитав, что он не достиг цели достижения определенности в рассматриваемом вопросе. Третий назвал постановление уникальным, поскольку в его резолютивной части отсутствует конкретный правовой вывод, тогда как мотивировочная часть содержит исчерпывающий ответ на поставленный вопрос.

Конституционный Суд вынес Постановление № 33-П по делу о проверке конституционности п. 1 ст. 242 и п. 2 ст. 1083 Гражданского кодекса в связи с жалобой владельца свинокомплекса, потерявшего животных из-за африканской чумы свиней.

Суды отказали в выплате компенсации за уничтожение свиней в связи с эпизоотией

В октябре 2017 г. в одном из тюменских свиноводческих комплексов, принадлежащем ООО «Комплекс», стали наблюдаться случаи заболевания и падежа свиней из-за африканской чумы. В связи с этим руководство Тюменской области ввело карантин на территории вышеуказанного комплекса, а региональное правительство распорядилось создать специальную комиссию для отчуждения животных и изъятия продуктов свиноводства в целях их последующего уничтожения. В результате таких мер «Комплекс» потерял более 16 тыс. свиней и свыше 3 тонн продуктов животноводства.

Далее собственник свинокомплекса обратился в Управление ветеринарии Тюменской области с заявлением о возмещении вышеуказанного ущерба, в чем ему было отказано. В своем приказе ведомство сослалось на абз. 6 п. 6 Порядка возмещения ущерба, причиненного собственникам отчуждением животных и (или) изъятием продуктов животноводства в целях предотвращения возникновения и ликвидации очагов особо опасных болезней животных (утв. постановлением правительства Тюменской области от 19 июля 2010 г. № 206-п). Согласно этой норме возмещение ущерба за отчужденных животных и изъятую продукцию не производится, если установлены факты нарушения собственниками животных и продукции ветеринарно-санитарных правил, предписаний и указаний должностных лиц госветнадзора, повлекшие возникновение очагов особо опасных болезней и гибели животных.

Впоследствии общество «Комплекс» подало административное исковое заявление об оспаривании данной нормы в Верховный Суд, который признал ее недействующей. Затем владелец свинокомплекса обратился в арбитражный суд с заявлением об оспаривании приказа Управления ветеринарии Тюменской области. Общество также намеревалось добиться внесения его данных в реестр получателей возмещения ущерба.

Суд первой инстанции признал недействительным оспариваемый приказ, а вышестоящие инстанции поддержали его решение. Тем не менее суды не нашли оснований для удовлетворения требования общества о компенсации ему ущерба, указав, что региональное управление ветеринарии вынесло новый приказ от 31 октября 2018 г. об отказе в возмещении ущерба, который действует и не обжалован.

Обжалование нового приказа в различных судебных инстанциях (включая ВС РФ) не увенчалось успехом. Суды сочли, что изъятие животных произведено в ходе мероприятий по ликвидации очага африканской чумы свиней, а «Комплекс» обладает правом на возмещение ущерба, однако именно его виновные действия, выразившиеся в многочисленных нарушениях ветеринарных правил и приведшие к распространению заболевания, повлекли необходимость реквизиции. Таким образом, суды отклонили доводы общества о том, что убытки, причиненные реквизицией, должны быть возмещены независимо от его вины, со ссылкой на то, что установление наличия грубой неосторожности в действиях лица, у которого в результате реквизиции изъято имущество, исключает возможность безусловного возмещения ему вреда, так как иной подход может повлечь злоупотребления со стороны собственников имущества.

В жалобе в Конституционный Суд общество «Комплекс» указало, что п. 1 ст. 242 и п. 2 ст. 1083 ГК РФ противоречат Основному Закону, поскольку в контексте правоприменительной практики компенсация стоимости имущества, изъятого у собственника при реквизиции, поставлена в зависимость от вины последнего. По мнению заявителя, реквизиция в его случае превратилась в конфискацию, а оспариваемые нормы не обеспечивают надлежащего уровня правовой определенности, поскольку не позволяют однозначно установить условия возмещения стоимости изъятого, чем нарушаются право частной собственности и баланс публичных и частных интересов.

Конституционный Суд подтвердил неопределенность в правоприменении

После изучения материалов дела КС отметил, что спорные законоположения, рассматриваемые обособленно, не обнаруживают неопределенности в вопросе об их конституционности. Тем не менее в судебных решениях по конкретному делу заявителя они применены судами во взаимосвязи, которая является предметом рассмотрения КС РФ в качестве нормативного основания для отказа в выплате собственнику стоимости животных или продуктов животноводства, изъятых у него при ликвидации очагов особо опасных болезней животных, если поведение собственника содействовало возникновению и распространению таких очагов.

Как пояснил Суд, Закон о ветеринарии не именует реквизицией изъятие животных или продуктов животноводства с выплатой собственнику их стоимости. Однако из всего исчерпывающего перечня случаев допускаемого (предписанного) законом принудительного изъятия у собственника имущества, перечисленных в п. 2 ст. 235 ГК РФ, именно реквизиция подпадает под описание соответствующих правоотношений. «Поэтому изъятие животных или продуктов животноводства в случае ликвидации очагов особо опасных болезней животных и выплата их стоимости должны регулироваться так, чтобы формировать законные ожидания собственников, а в ситуациях, аналогичных рассматриваемой, стимулировать их к правомерному поведению (соблюдению ветеринарных правил), предпочтительно на основе прямых и недвусмысленных нормативных указаний, не вызывающих необходимости прибегать по аналогии закона к нормам, регулирующим иные отношения», – отмечено в постановлении.

При этом, подчеркнул Конституционный Суд, сам по себе отказ в выплате собственнику стоимости животных и продуктов животноводства (уменьшение выплаты), изъятых у него при ликвидации очагов особо опасных болезней животных, если его поведение содействовало возникновению и распространению таких очагов, не может быть признан лишенным конституционных оснований. При несоблюдении установленных норм и правил, приведшем к возникновению и распространению заболевания принадлежащих собственнику животных и введению ограничительных мероприятий (карантина) как на территории самого собственника, так и на территории других лиц, ущерб может быть причинен не только иным собственникам животных или продуктов животноводства. В таком случае выплата бюджетных средств и другие подобные издержки на предотвращение (преодоление) эпизоотии влекут расходы соответствующего публично-правового образования, имущество которого также подлежит защите, осуществляемой и в рамках гражданско-правового регулирования.

«Однако и такой подход, когда выплата собственнику стоимости животных и продуктов животноводства, изъятых у него при ликвидации очагов особо опасных болезней животных, производится безотносительно к тому, имели ли место его виновные действия (бездействие) и содействовали ли они возникновению и распространению таких очагов, также конституционно приемлем, поскольку не исключает дальнейшего взыскания с собственника, получившего выплату, возмещения вреда при наличии оснований для его деликтной ответственности, размер которого может и превышать размер выплаты», – отмечено в постановлении.

Суд добавил, что законодатель не лишен возможности для достижения общественно полезных целей и обеспечения правильного поведения участников правоотношений использовать не только карательные, но и стимулирующие меры, и может в правовом регулировании исходить из того, что выплата собственнику стоимости животных и продуктов животноводства, изъятых у него по предусмотренным законодательством о ветеринарии основаниям, является стимулом для совершения собственником требуемых действий, а не осуществления нелегального ввода в оборот больных или подвергшихся риску заражения животных и продукции из них вопреки интересам ветеринарной и санитарно-эпидемиологической безопасности.

Таким образом, КС зафиксировал существование в правовом регулировании двух вариантов его понимания, что, в свою очередь, привело к противоречивой правоприменительной практике. Так, в ряде случаев суды исходят из того, что действующее законодательство не ставит выплату компенсации собственникам и иным владельцам за отчужденное имущество в зависимость от соблюдения ими ветеринарных норм и правил. Соответственно, ущерб, причиненный отчуждением зараженных животных, подлежит возмещению независимо от вины. При этом делается вывод, что спорные правоотношения урегулированы специальным законодательством в области ветеринарии, в силу которого государство приняло на себя бремя возмещения возникающих вследствие эпизоотии убытков и обязанность по принятию мер против их распространения. Таким образом, довод о необходимости применения ст. 1083 ГК РФ об учете грубой неосторожности потерпевшего основан на неверном понимании норм материального права.

В других же делах суды не исключали необходимость учета фактов нарушения собственником соответствующих требований, как и в рассматриваемом случае. В деле заявителя суды сочли возможным применить нормы гл. 59 ГК РФ об обязательствах вследствие причинения вреда и, в частности, ст. 1083 Кодекса, сославшись на то, что грубая неосторожность в действиях лица, у которого в результате реквизиции изъято имущество, исключает возможность безусловного возмещения ему вреда.

Таким образом, КС признал взаимосвязанные нормы права не соответствующими Конституции в той мере, в какой они создают неопределенность в вопросе об учете при определении и осуществлении выплаты собственнику стоимости животных или продуктов животноводства, изъятых у него при ликвидации очагов особо опасных болезней животных, его грубой неосторожности, если она содействовала возникновению и распространению таких очагов. В связи с этим Суд рекомендовал федеральному законодателю принять меры по устранению выявленной неопределенности правового регулирования и распорядился пересмотреть судебные дела заявителя.

Комментарий представителей заявителя

По мнению адвоката АП Тюменской области Андрея Певцова, готовившего жалобу в Конституционный Суд РФ от имени ООО «Комплекс», постановление Суда вызывает двойственные чувства. «С одной стороны, конечно, хорошо, что суд удовлетворил жалобу и обязал конкретизировать нормы о компенсации фермерским хозяйствам стоимости изъятых при ликвидации очагов особо опасных болезней животных и продуктов. С другой стороны, конкретизация законодателем указанной нормы может стать основанием для еще большего административного произвола и избирательного правосудия», – отметил он.

Руководитель практики юридической компании «Аспект» Марина Асташова, готовившая совместно с адвокатом жалобу в КС РФ, пояснила, что в настоящий момент положениями специального законодательства не установлено зависимости выплаты компенсации ущерба, причиненного отчуждением животных, от соблюдения собственниками ветеринарных норм и правил. «Основания для отказа в выплате вводились правоприменительной практикой, сложившейся в последние два-три года. Между тем вирус африканской чумы – это инфекционное заболевание. Если вирус африканской чумы появляется на территории региона, то проникновение его в действующее хозяйство – вопрос времени. При установлении опасного заболевания уничтожаются все животные в радиусе до 100 км от границ эпизоотического очага – и заболевшие, и здоровые, поскольку контролировать распространение заболевания невозможно. Как следует из судебной практики, достоверно установить причину возникновения африканской чумы в хозяйстве очень сложно», – полагает она.

По словам эксперта, возмещение вреда в подобных случаях независимо от установления вины является компенсационной мерой, стимулирующей скорейшую минимизацию негативных последствий. Собственники животных в таком случае активно сотрудничают с госорганами, распространение болезни ликвидируется. «Введение на законодательном уровне оснований для отказа в выплате компенсации отчужденных животных может привести к возникновению конфликтов между собственниками животных и контролирующими органами, а также к увеличению количества судебных споров», – полагает Марина Асташова.

Адвокаты оценили выводы Суда

Адвокат АБ «ЮГ» Сергей Радченко отметил, что перед Конституционным Судом в этом деле встал интересный цивилистический вопрос: вправе ли лицо, по вине которого возникла эпизоотия, требовать от государства возмещения убытков, причиненных этому лицу в результате эпизоотии, в виде стоимости уничтоженных по решению государства животных? «Возможны два варианта: первый подразумевает положительный ответ, так как специальное ветеринарное законодательство такого ограничения не содержит, а второй – нет: если лицо не соблюдает санитарные нормы, то все возникшие в результате этого убытки относятся только на него», – указал адвокат.

По мнению эксперта, верен второй вариант, поскольку только он соответствует Конституции РФ. «Однако Конституционный Суд занял иную позицию. Он посчитал, что одинаково возможны оба варианта, а неконституционным является не один из них, а сама правовая неопределенность в выборе между ними. По этой причине КС признал эти нормы не соответствующими Конституции РФ и предписал законодателю ясно выбрать один из двух указанных вариантов. На мой взгляд, так делать нельзя. Результатом любого правосудия должна быть ясность в содержании нормы права и в правоотношениях сторон. В данном деле эта цель не достигнута», – резюмировал Сергей Радченко.

Адвокат МКА «Вердиктъ», арбитр Хельсинкского международного коммерческого арбитража Юнис Дигмар отметил, что в рассматриваемом деле Конституционный Суд принял достаточно неординарную позицию: не стал давать однозначный ответ на вопрос о необходимости учета положений п. 2 ст. 1083 ГК РФ при определении размера компенсации стоимости изъятых животных, а также возможности ее уменьшения либо полного отказа в ее выплате, указав, что данный вопрос должен решаться федеральным законодателем посредством законодательной регламентации возникшей правовой неопределенности.

По словам эксперта, Конституционный Суд, на первый взгляд, оставляя данный вопрос открытым, привел два обоснования принятого решения. «Во-первых, конституционно приемлемым является подход, в соответствии с которым при определении причитающейся потерпевшему суммы компенсации, равно как и наличия субъективного права потерпевшего на ее получение, должна учитываться степень вины самого потерпевшего, поскольку в данном случае разрешается вопрос о балансе частных и публичных интересов, когда имущественные интересы публично-правового образования, выступающего равноправным участником гражданско-правовых отношений, подлежат такой же защите, как и интересы собственника реквизированного имущества, притом что данное лицо само создало предпосылки для возникновения чрезвычайной ситуации. Данный подход, по мнению Суда, является обоснованным в том числе в силу того, что направлен на соблюдение принципа равноправия, когда виновный потерпевший не может получить такую же сумму компенсации, как и невиновный потерпевший, пострадавший от действий первого», – пояснил адвокат.

Во-вторых, по мнению эксперта, КС не стал отрицать возможность выплаты компенсации стоимости изъятого имущества виновному потерпевшему без учета наличия и степени его вины. «Однако Суд тут же отметил, что это тем не менее не лишает публично-правовое образование права требовать у такого потерпевшего компенсации расходов, понесенных бюджетом для ликвидации очага болезни, которые, по мнению Суда, могут быть значительно выше выплаченной потерпевшему суммы компенсации», – обратил внимание Юнис Дигмар.

По его словам, хотя Конституционный Суд РФ не стал подменять собой федерального законодателя и разъяснять конституционно-правовой смысл оспариваемых норм, фактически устанавливая порядок их применения, но тем не менее он дал четкие и недвусмысленные ориентиры, из которых следует, что учет степени вины потерпевшего есть необходимый элемент при определении как наличия права потерпевшего требовать выплаты компенсации реквизированного имущества, так и ее размера. «При этом на противоположную чашу весов должны быть положены потери бюджета соответствующего публично-правового образования, которые оно было вынуждено понести в связи с ликвидацией негативных последствий, вызванных противоправными действиями (бездействием) самого потерпевшего. С этой точки зрения я бы назвал данное постановление уникальным, поскольку при отсутствии в его резолютивной части конкретного правового вывода мотивировочная его часть содержит исчерпывающий ответ на поставленный вопрос, который законодателю необходимо лишь облачить в надлежащую форму», – подытожил Юнис Дигмар.

Адвокат, старший юрист корпоративной и арбитражной практики АБ «Качкин и Партнеры» Ольга Дученко выразила согласие с выводами КС РФ о том, что правовая неопределенность имеет место, поскольку судебная практика по таким делам действительно была противоречива. «В некоторых делах суды учитывали вину потерпевшего, допущенные им нарушения обязательных требований, что приводило к отказам в выплатах, в других – исходили из того, что законодательство не ставит выплату компенсации за отчужденное имущество в зависимость от соблюдения ветеринарных норм и правил, а значит, ущерб подлежит возмещению независимо от вины. Как отметил КС РФ, в вопросе о возможности учета поведения, содействовавшего возникновению и распространению очагов особо опасных болезней животных, нет единства и у органов государственной власти. Выводы Суда пойдут только на пользу бизнесу», – полагает Ольга Дученко.


× Закрыть

17.06.21

ВС пояснил расчет тарифа на воду для принадлежащих юрлицам жилых помещений, где живут их работники

Суд подчеркнул, что предназначение жилого помещения для проживания граждан не изменяется при нахождении его в собственности юридического лица. По мнению одного из экспертов «АГ», решение Верховного Суда может быть взято «на вооружение» юридическими лицами, имеющими в собственности аналогичные помещения, предоставляемые для проживания гражданам. Другой отметил, что позиция ВС является примером того, как правильно суды должны применять принципы гражданского права, в настоящем деле – принцип равенства.

Подробнее

9 июня Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда вынесла Определение № 304-ЭС20-16768 по делу № А81-1744/2019, касающемуся спора относительно тарифа, используемого при расчете стоимости водоснабжения и водоотведения для граждан, проживающих в жилых помещениях, принадлежащих юридическому лицу.

АО «Интер РАО – Электрогенерация» обратилось к АО «Уренгойгорводоканал» с заявкой на заключение договора водоснабжения и водоотведения в отношении жилых помещений, расположенных в принадлежащих обществу многоквартирных жилых домах. На стадии оформления договора между сторонами возникли разногласия о тарифе, по которому должен был быть произведен расчет: «Интер РАО – Электрогенерация» настаивало на применении тарифа «для населения», поскольку в помещениях проживали сотрудники компании, тогда как «Уренгойгорводоканал» предлагал более высокий тариф.

Так как сторонам не удалось найти компромисс, «Интер РАО – Электрогенерация» обратилось в Арбитражный суд Ямало-Ненецкого автономного округа. Суд удовлетворил иск, основываясь на том, что спорные помещения являются жилыми и предназначены для работников компании. Он установил, что при расчете стоимости коммунальных ресурсов следует применять тариф, установленный для населения, но только в том случае, если данные помещения не используются для осуществления коммерческой (профессиональной) деятельности организации, а поставляемые ресурсы используются исключительно на коммунально-бытовые нужды.

Однако апелляционный и окружной суды отменили решение первой инстанции, обосновывая это тем, что юридические лица, являющиеся собственниками жилых помещений, не имеют права на льготы. И, поскольку граждане не приобретают право постоянного (пожизненного) пользования жилым помещением, а юридическое лицо не имеет статуса наймодателя по договорам найма жилых помещений, суды пришли к выводу о применении тарифа «иные потребители».

Далее общество «Интер РАО – Электрогенерация» обратилось в Верховный Суд с кассационной жалобой, в которой, просило оставить в силе решение суда первой инстанции. Изучив материалы дела, Судебная коллегия по экономическим спорам отметила, что, несмотря на то что юридические лица – собственники жилых помещений отсутствуют в перечне субъектов, претендующих на льготы, судом может быть установлено предназначение этих помещений для проживания граждан в целях удовлетворения их личных бытовых нужд. Иными словами, предназначение жилого помещения для проживания граждан не изменяется при нахождении его в собственности юридического лица.

«Установление такого обстоятельства позволяет также применить при расчете стоимости коммунальных ресурсов, поставленных в подобные жилые помещения, тарифы, установленные для группы “население”, поскольку иной подход ставил бы проживающих в них граждан, использующих жилые помещения для проживания в целях удовлетворения личных бытовых нужд и реализации конституционного права на жилище, в дискриминационное положение в сравнении с гражданами, проживающими в собственных жилых помещениях или жилых помещениях, принадлежащих на праве собственности публичным образованиям», – подчеркнул ВС.

Суд также напомнил о разъяснениях КС касательно того, что законодатель при установлении соответствующего регулирования должен действовать на основе конституционного принципа равенства, который носит универсальный характер и охватывает все сферы общественных отношений, выступая конституционным критерием оценки законодательного регулирования. По мнению ВС, именно соблюдение данного принципа, гарантирующего защиту от всех форм неравенства при осуществлении прав и свобод, указывает на запрет вводить такие различия в правах лиц, принадлежащих к одной и той же категории (группе), которые не имеют объективного и разумного оправдания.

Как пояснил Суд, факт использования истцом жилых помещений в коммерческой деятельности материалами дела не подтвержден, поэтому, основываясь на принципе равенства участников отношений, он пришел к выводу, что суд первой инстанции обоснованно исходил из необходимости применения в рассматриваемом случае тарифов для группы «население». «МКД, находящиеся в собственности истца, по своим техническим характеристикам и стандартам благоустройства не уступают наемным домам. Таким образом, выводы судов о применении к обществу тарифа “иные потребители” сделаны с нарушениями норм материального права», – заключил ВС, оставив в силе решение первой инстанции.

Юрист Андрей Коновалов назвал верным и обоснованным определение ВС РФ. По словам эксперта, стоит обратить внимание то, что коммунальные услуги оплачивают сами потребители, проживающие (хоть и временно) в помещениях, имеющих статус жилых, по тарифам для населения, в связи с этим недопустимо ставить их в неравное положение в части размера оплаты за коммунальные услуги по сравнению с иными потребителями. «В связи с этим правильным является и утверждение Судебной коллегии о недопустимости в такой ситуации создания условий, при которых совокупный объем обязательств собственника жилых помещений, фактически осуществляющего управление этими домами и приобретающего коммунальный ресурс для обеспечения им населения, превышал бы совокупный объем обязательств конечных потребителей», – отметил юрист.

Андрей Коновалов также указал на актуальность данной проблемы: по его мнению, правовая позиция, изложенная в рассмотренном определении ВС РФ, может быть взята «на вооружение» юридическими лицами, имеющими в собственности аналогичные помещения, предоставляемые для проживания физическим лицам.

Адвокат АБ «ЮГ» Сергей Радченко считает, что рассматриваемая ситуация демонстрирует то, как правильно суд должен применять принципы гражданского права, в данном случае – принцип равенства. По его мнению, сами по себе принципы правил поведения не содержат, они наполняются конкретным содержанием судом при рассмотрении конкретного дела.

«Суд, применив принцип равенства, посчитал невозможным применение норм регионального закона, который установил разные тарифы для граждан, проживающих в своих квартирах, и для граждан, проживающих в квартирах, принадлежащих юридическим лицам. Исходя из принципа равенства, граждане, проживающие в любых квартирах, независимо от их принадлежности, должны быть поставлены в равные условия по их оплате», – резюмировал Сергей Радченко.


× Закрыть

24.05.21

ВС: Спортклуб не может произвольно в одностороннем порядке расторгнуть договор с клиентом

Как пояснил Суд, договор об оказании физкультурно-оздоровительных услуг является публичным, а потому недопустимо его расторжение ссылкой на ст. 782 ГК, если потребитель не нарушил условия договора

Подробнее

Один из экспертов назвал вывод Верховного Суда общественно значимым и положительно влияющим на судебную практику. Другой заметил, что нижестоящие суды не выяснили должным образом факт нарушения обязательств со стороны потребителя. Третья заметила, что использование состояния здоровья как критерия для предоставления услуги потребителю может «разрушить» любой публичный договор.

Верховный Суд опубликовал Определение № 8-КГ21-12-КЗ от 20 апреля по спору о расторжении фитнес-центром договора с клиентом за негативные отзывы, опубликованные на сайте центра.

В декабре 2018 г. Людмила Ушакова приобрела годовой абонемент для занятия в фитнес-центре ООО «СпейсКлаб». При подписании договора женщина была ознакомлена с правилами спортклуба и частично оплатила стоимость абонемента. Согласно п. 2.8 правил посетителю не разрешается распространять ложные сведения, порочащие деловую репутацию клуба, его членов и сотрудников в социальных сетях, в СМИ, в госорганах и учреждениях, а также необоснованно неконструктивно критиковать деятельность клуба и его сотрудников. В свою очередь, п. 8.2 предусматривал право общества расторгнуть договор в одностороннем внесудебном порядке и отказаться от исполнения своих обязательств в случае однократного нарушения правил.

Спустя два дня после покупки абонемента Людмила Ушакова оставила на сайте «СпейсКлаб» негативный отзыв о том, что при уплате денежных средств ей не выдали кассовый чек, который был распечатан только после обращения к менеджеру организации с соответствующей просьбой. Женщина предположила, что общество нарушает порядок ведения кассовых операций, поэтому она просила прокомментировать действия менеджера.

Далее стороны дополнительно обменялись сообщениями отрицательного характера. В частности, фитнес-центр уведомил женщину о том, что негативные отзывы могут привести к отключению от бонусной программы или одностороннему расторжению договора. В ответ на это Людмила Ушакова не исключила возможности сообщить в ФНС России о невыдаче кассового чека. После этого женщине позвонил сотрудник фитнес-центра и заверил ее в том, что их клиенты всегда получают кассовые чеки, в связи с чем она отказалась от претензий.

После внесения очередного платежа за услуги женщине опять попытались не выдать чек, о чем она написала в книге жалоб и предложений. Она просила связаться с ней для разрешения конфликта, отметив, что в противном случае обратится в контролирующие органы. В январе 2019 г. сотрудник фитнес-центра связался с Людмилой Ушаковой, однако она отказалась выслушивать его объяснения и пообещала, что обратится в проверяющие инстанции. После этого «СпейсКлаб» уведомил женщину о расторжении договора в одностороннем порядке в связи с допущенными ею нарушениями договора и п. 8.2 правил.

Людмила Ушакова направила в адрес общества претензию с просьбой возобновить договор, продлить его действие и уплатить неустойку, которая не была удовлетворена. В связи с этим она повторно обратилась в суд с аналогичными требованиями, а также с требованием о компенсации морального вреда в размере 50 тыс. руб.

Суды отказали в удовлетворении иска со ссылкой на то, что истец нарушила правила спортклуба, с которыми была ознакомлена при заключении договора. Отклоняя доводы Людмилы Ушаковой о том, что спорный договор является публичным и ответчик не вправе отказаться от его исполнения, поскольку это нарушает ее права как потребителя, апелляция, в частности, указала, что по условиям договора членом клуба является лицо, не имеющее противопоказаний к занятиям спортом по состоянию здоровья. Следовательно, пояснила вторая инстанция, спорный договор предусматривает объективные критерии для лиц, обращающихся за его заключением, а потому у ответчика отсутствует обязанность заключить договор с каждым, кто к нему обратится. Апелляция добавила, что отказ общества от договора может иметь место на основании п. 2 ст. 782 ГК РФ независимо от допущенного истцом нарушения правил клуба.

Рассмотрев кассационную жалобу Людмилы Ушаковой, Судебная коллегия по гражданским делам ВС напомнила, что в публичном договоре одной из сторон является продавец (исполнитель), который занимается предпринимательской деятельностью и, как правило, реализует социально необходимые и публично значимые товары (работы, услуги).

Как пояснил ВС, предметом спорного договора являются физкультурно-оздоровительные услуги, оказываемые соответствующей организацией, и их оплата гражданином. «Эти услуги заключаются в создании условий для систематических занятий спортом, развитии общей физической подготовки гражданина, контроле за тренировочным процессом. При этом объективные критерии для лиц, обращающихся за заключением такого договора, в виде отсутствия противопоказаний к занятиям спортом по состоянию здоровья свидетельствуют о том, что общество обязано заключить договор с каждым, кто соответствует указанным критериям. Таким образом, названные судом апелляционной инстанции объективные критерии для лиц, обращающихся к обществу за заключением договора, в виде отсутствия противопоказаний к занятиям спортом по состоянию здоровья не могут являться основанием для вывода о том, что такой договор не является публичным», – отмечено в определении ВС РФ.

Руководствуясь Постановлением Пленума ВС № 49 от 25 декабря 2018 г. «О некоторых вопросах применения общих положений ГК РФ о заключении и толковании договора», Верховный Суд подчеркнул, что односторонний отказ от публичного договора физкультурно-оздоровительных услуг со ссылкой на ст. 782 ГК РФ не допустим, если он не обусловлен нарушениями договора со стороны потребителя. «В связи с этим юридически значимым обстоятельством для разрешения настоящего спора о наличии у общества оснований для одностороннего отказа от договора являлось установление либо отсутствие факта нарушения Людмилой Ушаковой условий договора и правил клуба», – отмечено в определении Суда.

ВС добавил, что при рассмотрении дела суды не указали, в чем выразилось нарушение истцом п. 2.8 правил клуба, а также не установил, распространяла ли Людмила Ушакова ложные сведения, порочащие деловую репутацию клуба, его членов и сотрудников в социальных сетях, в СМИ, в госорганах и учреждениях или необоснованно неконструктивно критиковала деятельность клуба и его сотрудников. В связи с этим Суд отменил решения апелляции и кассации и вернул дело на новое рассмотрение во вторую инстанцию

Адвокат АБ «ЮГ» Сергей Радченко пояснил, что вопрос, который должен был решить Верховный Суд, состоял в следующем: может ли исполнитель в одностороннем порядке расторгнуть договор с потребителем, если договор является публичным? «Нижестоящие суды ответили на этот вопрос безусловно положительно. По их мнению, исполнитель может это сделать в любой момент по своему усмотрению. Верховный Суд их поправил: может, но только в случаях, предусмотренных законом, и если имеется нарушение со стороны потребителя. Поскольку суды не выяснили должным образом факт нарушения обязательств со стороны потребителя, то дело было возвращено на новое рассмотрение», – отметил он.

Юрист АК «Бородин и Партнеры» Полина Глотова отметила, что состояние здоровья не может являться основанием для вывода о том, что спорный договор не является публичным. По словам эксперта, по такому основанию можно «разрушить» любой публичный договор. «Так, например, классический публичный договор розничной купли-продажи по такой логике не является публичным, если покупателю по состоянию здоровья может быть противопоказан какой-то продукт», – заметила она.

Адвокат АП г. Москвы Олег Лисаев назвал определение ВС общественно значимым и положительно влияющим на судебную практику. «Истец защищала свои законные права на получение кассового чека и указывала ответчику на нарушения закона со стороны его сотрудников, за что и пострадала. Расторгнув договор в одностороннем порядке, клуб “отомстил” ей за критику. Своим решением ВС РФ фактически напомнил гражданам: “Не бойтесь писать о нарушениях закона, судебная система на вашей стороне”», – отметил он.

По словам эксперта, в современном мире все следят за своей репутацией и внимательно читают, что пишут о них в СМИ. «Отзыв в интернете является эффективной мерой в интересах всего общества, поскольку влечет убытки для нарушителя и тот вынужден исправлять недостатки», – резюмировал Олег Лисаев.


× Закрыть

21.04.21

ВС пояснил порядок взыскания упущенной выгоды из-за нарушения исключительного права на полезную модель

Суд подчеркнул, что именно истец должен доказывать наличие причинно-следственной связи между действиями ответчика и возникновением у истца убытков в виде упущенной выгоды

Подробнее

По словам одного эксперта «АГ», изложенный в определении подход не является новаторским в прямом смысле, а буквально следует логике закона. Другой, наоборот, полагает, что выводы Верховного Суда ошибочны и лишают правообладателей эффективного инструмента по защите своих прав. Третий отметил, что ВС не поддержал попытку СИП изменить практику по сложившейся категории споров.

13 апреля Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ вынесла Определение № 309-ЭС17-15659 по делу № А34-5796/2016 по спору о взыскании упущенной выгоды в связи с нарушением исключительного права на полезную модель.

ООО «Квант» обратилось в арбитражный суд с иском к обществу «Предприятие «Сенсор» о возмещении 3,5 млн руб. убытков в виде упущенной выгоды, причиненных нарушением его исключительного права на полезную модель «Дроссельная заслонка» по соответствующему патенту. В обоснование своих требований истец указал на факт нарушения ответчиком его исключительного права на данную полезную модель, что было установлено вступившими в законную силу судебными актами по делу № А34-5780/2012. Под убытками в виде упущенной выгоды общество «Квант» указало доходы, полученные ответчиком от реализации изделий ДРШ-20 М.Б1 и штуцера регулируемого ШР-20АМ по двум договорам от 2011 и 2014 гг.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска. Впоследствии апелляция и Суд по интеллектуальным правам отменили решение первой инстанции, удовлетворив исковые требования в полном объеме. Тем не менее Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ отменила судебные акты и вернула дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

На втором круге рассмотрения первая инстанция вновь отказала в удовлетворении иска, а апелляция на этот раз согласилась с ее выводами. Суды исходили из недоказанности истцом совокупности условий, необходимой для взыскания с ответчика упущенной выгоды в заявленном размере. Установив, что договоры от 2011 и 2014 гг. были заключены с ответчиком по итогам конкурсных процедур, при этом истец не мог получить доход в заявленном размере в любом случае, суды указали на отсутствие причинно-следственной связи между неправомерными действиями общества «Предприятие «Сенсор» и неполученными доходами истца, поскольку последний не доказал существования реальной возможности получения дохода.

Впоследствии, в 2020 г., СИП отменил судебные акты и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Он не согласился с выводами судов о том, что при нарушении исключительного права его правообладатель несет убытки лишь после того, как конечный приобретатель товара заключил договор с ним как с победителем торгов. Как отметил Суд по интеллектуальным правам, данный подход не соответствует содержанию исключительного права на объект интеллектуальной собственности, имеющего абсолютный характер, функциям и способам защиты последнего и принципу полного возмещения убытков, причиненных неправомерными действиями.

Суд добавил, что отказ в удовлетворении требований правообладателя при установлении факта нарушения ответчиком его права свидетельствует о необоснованном ограничении правообладателя в судебной защите. Таким образом, СИП счел, что ответчик получил прибыль от реализации товаров по вышеуказанным договорам, связав факт возникновения убытков именно с нарушением исключительного права общества «Квант». Он также отметил, что вывод на рынок контрафактного товара естественным образом влечет для правообладателя снижение его доходов, следовательно, возникновение у последнего упущенной выгоды из-за нарушения ответчиком исключительного права, что является обычным последствием, не требующим доказывания.

Предприятие «Сенсор» обратилось с кассационной жалобой в Верховный Суд, который пояснил, что в деле о взыскании упущенной выгоды ввиду нарушения исключительного права, связывающем размер упущенной выгоды с заключением ответчиком двух договоров по результатам конкурсных процедур, истец должен доказать, что им были предприняты необходимые меры для получения дохода и сделаны необходимые для этой цели приготовления. Такому лицу также нужно доказать, что заключение с ответчиком договоров являлось единственным препятствием, свидетельствующим о невозможности получения им дохода, на который он мог рассчитывать.

Как пояснила Экономколлегия, суды первой и апелляционной инстанций обоснованно заключили о недоказанности истцом наличия причинно-следственной связи между действиями ответчика и возникновением у истца убытков в виде упущенной выгоды в заявленном размере. Дело в том, что по проведенному конкурсу, предшествовавшему заключению договора от 2011 г., с обществом «Квант» не мог быть заключен договор ввиду того, что стоимость предлагаемого им товара не являлась наименьшей после заявки ответчика, а в конкурсных процедурах, предшествовавших заключению договора от 2014 г., истец не участвовал.

«Указывая на то, что вывод на рынок контрафактного товара естественным образом влечет для правообладателя снижение его доходов и, соответственно, возникновение у правообладателя упущенной выгоды в результате нарушения ответчиком исключительного права, суд кассационной инстанции не учел, что данное обстоятельство не является основанием для освобождения правообладателя от доказывания наличия совокупности условий, необходимой для взыскания с лица, которым, по его мнению, нарушены его права и законные интересы, убытков в виде упущенной выгоды. С учетом предмета и основания заявленных требований сам по себе факт несения истцом затрат для производства продукции не имеет правового значения, поскольку судами двух инстанций установлено, что истцом не представлены доказательства того, что при обычных условиях гражданского оборота он получил бы прибыль в указанном им размере», – отмечено в определении. Таким образом, Верховный Суд отменил постановление СИП и оставил в силе решения первой и апелляционной инстанций.

Руководитель офиса юридической фирмы «Арбитраж.ру» в Екатеринбурге Артём Комсюков отметил, что изложенный в определении ВС правовой подход не является новаторским в прямом смысле, а буквально следует логике закона: «Законодатель изначально заложил в гражданское законодательство нормы, согласно которым для взыскания убытков в виде упущенной выгоды необходимо доказать, что кредитор сам намеревался получить доход, но этому помешали виновные действия должника».

Эксперт заметил, что в рассматриваемом деле, как верно отметил Верховный Суд, а также суды первой и апелляционной инстанций, если исключить действия ответчика, истец в любом случае не получил бы дохода, поскольку в одном конкурсе предложил как минимум третью по величине цену, а во втором – не принимал участия. «Таким образом, отсутствует причинно-следственная связь между фактом противоправного действия (нарушение исключительного права) и заявленным размером убытков (доход, который получил ответчик)», – пояснил он.

По словам юриста, согласно общепринятому правовому подходу, изложенному, например, еще в Постановлении Президиума ВАС РФ от 6 мая 1997 г. № 3757/96, возмещение убытков возможно только при наличии причинной связи между нарушением права и убытками. «Другое дело, что современные суды часто забывают об этом и исходят из того, что есть установленное виновное нарушение права, есть полученный этим нарушителем доход, значит, этого достаточно для взыскания убытков в виде упущенной выгоды. Высшая судебная инстанция в очередной раз напомнила всем, что такой подход противоречит закону. Учитывая соответствующие нормы права и разъяснения, правовые выводы Верховного Суда, изложенные в рассматриваемом определении, представляются обоснованными и единственно верными в заданных условиях, направленными на соблюдение права на справедливое судебное разбирательство не только ответчика, но и иных лиц, оказавшихся в схожей ситуации», – заключил Артём Комсюков.

Адвокат АБ «ЮГ» Сергей Радченко отметил, что перед Верховным Судом стоял очень важный вопрос: предусмотренная ст. 15 ГК РФ возможность взыскать с нарушителя весь полученный в результате нарушения доход – это разновидность упущенной выгоды, что требует доказывания всего фактического состава этого вида убытков (их факта, размера, причинной связи, противоправности, реальной возможности истца получить доход), или это самостоятельный способ защиты права, для применения которого достаточно доказать факт и размер дохода? «На мой взгляд, правильный ответ сводится ко второму варианту, однако ВС разрешил дело неправильно, признав правоту первого варианта. Для судебной практики это плохо, так как выводы Суда лишают правообладателей эффективного инструмента защиты своих прав», – убежден он.

Юрист Андрей Гонта полагает, что в 2020 г. Суд по интеллектуальным правам при рассмотрении этого дела предпринял попытку изменить судебную практику, которой он придерживался на протяжении нескольких лет (например, см. Постановление СИП от 29 декабря 2014 г. по делу № А40-162480/2013). «Вместе с тем Верховный Суд не разделил позицию СИП и закрепил практику, существовавшую до 2020 г., указав на необходимость применения общих стандартов доказывания убытков, независимо от факта нарушения интеллектуальных прав ответчиком. Данное определение Верховного Суда будет ориентиром для нижестоящих судов, к тому же позиция, изложенная ВС РФ, является классической для споров данной категории», – подчеркнул он.


× Закрыть

01.04.21

Военные не обязаны возвращать стимулирующие доплаты, излишне выплаченные им в отсутствие их вины

КС РФ отметил, что на излишне выплаченное материальное стимулирование военных распространяются положения ст. 1109 Гражданского кодекса, посвященной неосновательному обогащению, не подлежащему возврату в ряде случаев

Подробнее

По мнению одного из адвокатов, Конституционный Суд сделал верный вывод о том, что компенсационные и стимулирующие выплаты, которые государство платит военнослужащим, по своей правовой природе являются заработной платой и выплачиваются в качестве средств к существованию. Другая отметила, что КС на основе подробного анализа отдельных положений законодательства, регулирующих отношения с участием военнослужащих, дал исчерпывающее конституционно-судебное истолкование спорной норме и его постановление будет способствовать единообразию судебной практики в аналогичных спорах.

26 марта Конституционный Суд РФ вынес Постановление № 8-П по делу о проверке конституционности подп. 3 ст. 1109 Гражданского кодекса, согласно которому не возвращаются в качестве неосновательного обогащения зарплата и приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки.

До 30 сентября 2017 г. Владимир Носаев проходил военную службу в звании майора. В ноябре 2015 г. ему было назначено дополнительное материальное стимулирование, предусмотренное соответствующим приказом Минобороны России, в сумме 192 тыс. руб.; с учетом НДФЛ он получил 167 тыс. руб.

Впоследствии по итогам финансовой проверки воинской части контролирующий орган выявил факты необоснованного получения военнослужащими дополнительных выплат стимулирующего характера, в том числе и самим Носаевым. В дальнейшем командир части обратился в суд с иском о взыскании с него необоснованно выплаченного дополнительного материального стимулирования.

Гарнизонный военный суд удовлетворил иск, руководствуясь тем, что спорная доплата не относится к перечисленным в ст. 1109 ГК РФ платежам, поскольку эта выплата не является ни зарплатой, ни приравненным к ней платежом либо пенсией, пособием, стипендией, возмещением вреда, причиненного жизни или здоровью, алиментами и иной денежной суммой, предоставленной гражданину в качестве средства к существованию. В свою очередь апелляция и кассация оставили без изменения решение первой судебной инстанции. В дальнейшем судья ВС РФ отказался передавать кассационную жалобу на рассмотрение Суда.

В жалобе в Конституционный Суд Владимир Носаев отметил, что оспариваемое законоположение неконституционно, поскольку, не конкретизируя, какие именно платежи относятся к приравненным к зарплате при разрешении вопроса о взыскании с гражданина неосновательного обогащения, допускает возможность его различного истолкования в правоприменительной практике. Данное обстоятельство, по его мнению, порождает необоснованные различия при судебной защите права частной собственности на имущество военнослужащих, позволяя в отдельных случаях взыскивать с них ранее произведенные им на основании приказа командира воинской части дополнительные стимулирующие выплаты при отсутствии недобросовестности с их стороны и счетной ошибки.

После изучения материалов дела Конституционный Суд отметил, что ни в спорной норме, ни в иных законоположениях не содержится точного перечня платежей, к которым она применяется. Это позволяет судам в рамках предоставленной им дискреции, определив природу и целевое назначение выплаченной суммы, отнести ее к подлежащей или не подлежащей возврату в качестве неосновательного обогащения, однако такое решение не должно быть произвольным и не учитывающим правовую природу соответствующих платежей.

КС подтвердил неоднородность судебной практики по вопросу об отнесении дополнительной стимулирующей выплаты к видам неосновательного обогащения, не подлежащего возврату при отсутствии недобросовестности со стороны гражданина и счетной ошибки. При этом, как пояснил Суд, такое применение спорной нормы еще не свидетельствует о ее неопределенности. Дело в том, что некоторая неточность юридико-технического характера, допущенная законодателем при формулировании нормы, хотя и затрудняет уяснение ее действительного смысла, однако не дает оснований для вывода о том, что она является неопределенной.

Конституционный Суд добавил, что денежное довольствие военнослужащих, проходящих военную службу по контракту (соответственно, и все составные его части, включая дополнительное материальное стимулирование), являясь формой оплаты их труда, представляет собой платеж, приравненный к заработной плате по смыслу подп. 3 ст. 1109 ГК РФ. «Следовательно, наличие либо отсутствие при начислении и выплате дополнительного материального стимулирования признаков недобросовестности в действиях военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, не обладающего для этого специальными знаниями и навыками, также относится к обстоятельствам, которые подлежат оценке судом, рассматривающим возникший спор, связанный со взысканием неосновательного обогащения», – указано в постановлении.

При установлении судом факта отсутствия недобросовестности со стороны военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, а также счетной ошибки, подчеркнул КС, права военнослужащего, в том числе после увольнения, подлежат защите, а выплаченное ему дополнительное материальное стимулирование взысканию в качестве неосновательного обогащения не подлежит. Иное приводило бы к нарушению конституционных прав военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, и ставило бы возможность взыскания с граждан неосновательного обогащения в виде полученного ими вознаграждения в зависимость от вида трудовой деятельности. В связи с этим Суд признал подп. 3 ст. 1109 ГК не противоречащим Конституции и распорядился пересмотреть правоприменительные решения по делу заявителя.

Адвокат АБ «ЮГ» Сергей Радченко согласился с выводами постановления. «КС сделал верный вывод о том, что компенсационные и стимулирующие выплаты, которые государство платит военнослужащим, по своей правовой природе являются заработной платой и выплачиваются в качестве средств к существованию. Этот вывод верен в том числе и потому, что военнослужащий не может иметь иного заработка, кроме как выплачиваемого государством за службу, и поэтому любые сделанные с этой целью выплаты всегда должны считаться выплаченными в качестве средств к существованию», – отметил он.

По словам эксперта, Конституционный Суд также верно отметил, что ч. 3 ст. 1109 ГК РФ носит межотраслевой характер и применяется не только в гражданских, но также в иных правоотношениях, связанных с любыми выплатами за любой труд, в том числе труд военнослужащего. «Это разъяснение важно, так как если применительно к заработной плате в ТК РФ есть на этот счет специальная норма о запрете для работодателя требовать возврата излишне выплаченной зарплаты (ч. 4 ст. 137 ТК РФ), то в отношении военнослужащих, которые не имеют статус работников по трудовому договору, такой нормы в законодательстве нет», – подчеркнул адвокат.

Сергей Радченко добавил, что в рассматриваемом деле проявилась тенденция использовать Конституционный Суд как обычную судебную инстанцию, следующую за Верховным Судом. «Речь идет о ситуациях, когда кто-то проигрывает дело во всех инстанциях, затем обращается в КС РФ с просьбой правильно, т.е. в свою пользу, истолковать ту или иную норму права, при этом разные варианты ее толкования преподносятся как неопределенность ее содержания, а значит, ее неконституционность. Если, как в рассматриваемом деле, заявителя ждет успех, то он может добиться пересмотра вынесенных по своему делу судебных актов по новым обстоятельствам (п. 3 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ)», – пояснил эксперт.

Как заметила адвокат АП г. Москвы Алина Емельянова, с одной стороны, Суд указывает на то, что различное истолкование судами положения п. 3 ст. 1109 ГК РФ применительно к делам, схожим по обстоятельствам с делом заявителя, не свидетельствует о его неопределенности. «Но с другой стороны, Суд на основе подробного анализа отдельных положений законодательства, регулирующих отношения с участием военнослужащих, дает исчерпывающее конституционно-судебное истолкование оспариваемого положения», – полагает она.

По мнению эксперта, очевидно, что ограничительное толкование подп. 3 ст. 1109 ГК в части отказа ее применения к произведенной заявителю выплате ввиду ее стимулирующего характера не отвечает ни смыслу нормы, ни положениям действующего законодательства. «Постановление поспособствует единообразию судебной практики в части применения оспариваемого положения в аналогичных спорах», – подытожила Алина Емельянова.

Юридическая компания Адвокатское бюро "Юг"


× Закрыть

20.02.21

ВС разъяснил нюансы выдачи доверенности на представление интересов ИП в гражданском процессе

Как пояснил Суд, для этого предпринимателю достаточно подписать такой документ и скрепить его печатью без необходимости обращения к нотариусу

Подробнее

В комментарии представитель предпринимателя отметил, что ВС формирует единообразный подход к оформлению полномочий судебных представителей в судах общей юрисдикции, поскольку до этого времени в практике региональных судов придерживались иной точки зрения. Один из экспертов назвал выводы Верховного Суда законными и обоснованными, а также обратил внимание на уникально редкий в судебной практике казус в виде рассмотрения кассационной жалобы тремя судьями вместо одного. Другой отметил, что теперь у ИП появилась возможность сэкономить время и деньги, поскольку им не нужно обращаться к нотариусу для оформления доверенности для представления их интересов в гражданском судопроизводстве.

9 февраля Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ вынесла Определение по делу № 1-КГ20-13-К6 о взыскании ущерба от ДТП в пользу ИП по иску, подписанному юристом на основе доверенности, выданной предпринимателем-истцом.

Предприниматель Амур Сабирзянов обратился в суд с иском к Ралифу Фаттахову о взыскании 145 тыс. руб. за причиненный в результате ДТП ущерб автомобилю третьего лица, которое уступило ему право требования возмещения убытков. Суд оставил исковое заявление без рассмотрения, сославшись на то, что оно было подписано представителем истца – юристом Станиславом Ивановым, действующим на основе доверенности от 25 июля 2019 г., выданной и заверенной самим предпринимателем. Первая инстанция сочла, что иск подписан лицом, полномочия которого не удостоверены надлежащим образом, поскольку доверенность была выдана от имени ИП Амура Сабирзянова и им же удостоверена, что противоречит ч. 2 ст. 53 ГПК РФ и ст. 185 ГК РФ.

Апелляция отменила решение первой судебной инстанции, вернув ей дело для рассмотрения по существу. Как пояснила вторая инстанция, в выданной истцом 16 ноября 2018 г. нотариальной доверенности на имя Станислава Иванова отмечалось, что последний имеет право быть представителем с правом осуществления процессуальных действий (в том числе обладает правом на подписание иска и предъявление его в суд). Эта доверенность была выдана сроком на один год и действовала на момент подачи иска в суд.

Тем не менее Судебная коллегия по гражданским делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции отменила апелляционное определение, оставив в силе решение первой инстанции. При этом кассационный суд исходил из того, что смысл удостоверения подписи доверителя состоит в подтверждении третьим лицом факта выполнения подписи на доверенности именно этим, а не каким-либо иным лицом, тем самым удостоверение подписи доверителя им же самим противоречит смыслу ст. 185 ГК РФ и ч. 2 ст. 53 ГПК РФ.

Кассация добавила, что лицо, выдавшее доверенность, не может одновременно удостоверить верность своей же подписи, поскольку такое удостоверение не может гарантировать третьим лицам, которым впоследствии предъявляется доверенность, достоверность подписи доверителя. Следовательно, выданная предпринимателем от своего имени доверенность не может быть признана удостоверенной надлежащим образом, а потому иск подан лицом, полномочия которого на совершение такого процессуального действия надлежаще не подтверждены. Кроме того, суд кассационной инстанции указал, что нотариальная доверенность от 16 ноября 2018 г. была приложена только к частной жалобе на определение суда первой инстанции, а не к иску.

Предприниматель обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд, который посчитал ее обоснованной. Судебная коллегия по гражданским делам ВС пояснила, что ст. 53 ГПК РФ не устанавливает специальных правил удостоверения доверенностей, выдаваемых предпринимателями. В то же время ч. 6 ст. 61 АПК РФ предусмотрено, что доверенность от имени ИП должна быть им подписана и скреплена его печатью или может быть удостоверена в соответствии с ч. 7 этой статьи. Аналогичное правило содержится в ч. 7 ст. 57 КАС РФ.

«Выданная ИП Амуром Сабирзяновым на имя Иванова С.В. доверенность от 25 июля 2019 г. подписана истцом и скреплена его печатью. Таким образом, в связи с отсутствием в ГПК РФ нормы, регулирующей правила удостоверения доверенностей, выдаваемых индивидуальными предпринимателями, суду кассационной инстанции необходимо было применить в данном случае аналогию закона, чего сделано не было, а потому кассационное определение подлежит отмене. Кроме того, определение суда кассационной инстанции вынесено в незаконном составе, что является безусловным основанием для его отмены в силу п. 1 ч. 4 ст. 379.7 ГПК РФ», – отмечено в определении ВС РФ.

Как пояснила высшая судебная инстанция, кассационные жалобы на вступившие в законную силу определения районных судов и вынесенные по результатам их обжалования определения рассматриваются в суде кассационной инстанции судьей единолично. Между тем определение Судебной коллегии по гражданским делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции было вынесено в составе трех судей. Таким образом, ВС РФ отменил определение кассационного суда и вернул ему дело на новое рассмотрение.

В комментарии «АГ» Станислав Иванов отметил, что определением ВС РФ формируется единообразный подход к оформлению полномочий судебных представителей в судах общей юрисдикции, поскольку до этого времени в практике региональных судов (в том числе и в судах Республики Татарстан) придерживались иной точки зрения, что создавало определенные препятствия в доступе к правосудию. «Также следует отметить, что нотариальная форма доверенности влекла дополнительные затраты индивидуальных предпринимателей при ее оформлении», – подчеркнул он.

По мнению юриста, суды нередко оставляли без рассмотрения и возвращали исковые заявления как поданные неуполномоченными лицами вследствие несоблюдения формы доверенности. «Все это, безусловно, повлекло увеличение сроков рассмотрения дела, волокиту при рассмотрении гражданских дел и отказ в судебной защите нарушенных прав и законных интересов. Более того, многие предприниматели вообще лишились возможности защиты своих прав вследствие истечения срока исковой давности из-за “ненадлежащего” оформления доверенности. Верховный Суд РФ фактически разрешил давнюю проблему разных подходов к оформлению доверенности от имени ИП в арбитражных судах и судах общей юрисдикции и фактически устранил пробел в законодательстве, который не был разрешен при внесении последних изменений в ГПК РФ», – резюмировал Станислав Иванов.

Адвокат АБ «ЮГ» Сергей Радченко назвал определение ВС законным и обоснованным: «В ГПК действительно нет нормы о том, как индивидуальные предприниматели должны выдавать доверенности. Есть нормы только для обычных граждан и для юридических лиц».

Он отметил, исходя из личного опыта, что на практике ИП своим представителям в судах общей юрисдикции в 100% случаев выдают нотариальные доверенности. «В гражданском праве вопрос решился бы просто: к деятельности ИП применяются правила, регулирующие деятельность юридических лиц (ст. 23 ГК РФ). Тонкость, однако, в том, что правила о выдаче доверенностей для участия в суде – это не гражданские отношения, а процессуальные, на них ГК не распространяется. Поэтому ВС РФ совершенно верно применил аналогию АПК и КАС о выдаче доверенностей предпринимателями и признал, что для выдачи доверенности в суде общей юрисдикции ИП достаточно подписать ее и поставить печать», – отметил он.

Эксперт также обратил внимание на курьезный момент в рассматриваемом деле: «ВС РФ отменил кассационное определение также потому, что оно было вынесено незаконным составом суда: жалобу должен был рассматривать судья единолично, а рассмотрел состав из трех судей. Уникально редкий в судебной практике казус. Видимо, двум “лишним” судьям было нечего делать, и они решили вместе со своим коллегой рассмотреть жалобу “на троих”».

Адвокат АП г. Москвы Олег Лисаев считает, что в рассматриваемом случае можно было применить и ч. 2 ст. 53 ГПК РФ: доверенности, выдаваемые гражданами, могут быть удостоверены в нотариальном порядке либо организацией, в которой работает или учится доверитель. «ИП относится к категории самозанятого населения, то есть он работает у ИП, а следовательно, как работодатель может заверить доверенность, тоже по аналогии права. Думаю, что выводы ВС РФ по данному делу окажут положительное влияние на судебную практику. Высший суд страны еще раз указал, чтобы судьи неформально относились к рассмотрению споров и в случае отсутствия закона, регулирующего отношения, смело применяли закон, регулирующий сходные отношения (аналогию права). Кроме того, у ИП появилась возможность сэкономить время и деньги. Теперь им не нужно обращаться к нотариусу для оформления доверенности», –подчеркнул Олег Лисаев.


× Закрыть

05.02.21

ВС: Независимо от процедуры проведения зачета обязательства считаются прекращенными ретроспективно

Суд указал, что обязательства каждой из сторон прекращаются тогда, когда они становятся способными к зачету, а не с подписанием актов о зачете

Подробнее

Один из экспертов заметил, что суды не учли крайне специфическое, далеко не очевидное и никак не вытекающее из содержания ст. 410 ГК РФ разъяснение Пленума ВС РФ. Другой добавил: позиция о том, что заявлению о зачете по умолчанию придается ретроактивный характер, ранее была раскритикована учеными-цивилистами.

2 февраля Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ вынесла Определение № 307-ЭС20-16551 по делу № А56-125654/2018 о споре о зачете требований между сторонами договоров подряда, поставки и аренды.

В 2015–2016 гг. ЗАО «Развитие территорий “Петербургская недвижимость”» и ООО «Строительная компания “РИЛ”» заключили три договора подряда о выполнении комплекса работ по устройству кровли в жилом комплексе. По условиям договоров, строительная компания как подрядчик обязалась возмещать заказчику в порядке, установленном сторонами, расходы на потребленные электроэнергию (от дизельных станций и постоянных источников электроснабжения), тепловую энергию, воду (в том числе водоотведение), вывоз, размещение/утилизацию ТБО и строительных отходов, возникших в результате производственной деятельности, а также услуги заказчика по общей организации работ на объекте (генподрядные услуги). Стороны также предусмотрели ответственность в виде неустойки (пени) для каждой из сторон (заказчика – за нарушение сроков оплаты, подрядчика – за нарушение любых предусмотренных договорами сроков выполнения работ, устранения замечаний, возникших при вводе объекта в эксплуатацию) и право заказчика при обнаружении нарушений подрядчиком условий договоров начислять штрафы.

Помимо прочего стороны также заключили три договора поставки, предусматривающие обязанность ЗАО «Развитие территорий “Петербургская недвижимость”» поставлять ООО «Строительная компания “РИЛ”» заказанную им продукцию строительно-технического назначения в соответствии с наименованием, ассортиментом и в количестве, указанных в соответствующих заявках. Условия договоров поставки предусматривали ответственность поставщика и покупателя за нарушение сроков поставки и оплаты товаров.

Кроме того, согласно заключенному сторонами договору аренды ЗАО «Развитие территорий “Петербургская недвижимость”» предоставляло контрагенту за плату и во временное пользование часть земельного участка для размещения временных некапитальных объектов. Этим договором предусматривалась ответственность арендатора за допущенные нарушения его условий, включая начисление неустойки за нарушение срока оплаты.

В 2017 г. обе организации подписали три акта зачета, погасившие их взаимные встречные однородные требования по договорам подряда (в том числе по начисленным заказчиком штрафам), поставки, аренды, и обязательств по оплате подрядчиком потребленной энергии, водоснабжения, оказанных заказчиком генподрядных услуг.

Впоследствии «Строительная компания “РИЛ”» обратилась в суд с иском к своему контрагенту о взыскании задолженности и процентов на общую сумму свыше 50 млн руб. Свои требования истец обосновал тем, что ответчик ненадлежащим образом оплатил результат выполненных работ. После уточнения иска подрядчик признал, что с учетом актов взаимозачетов у заказчика отсутствует задолженность перед ним по оплате работ, тем не менее компания настаивала на привлечении ЗАО к гражданско-правовой ответственности в виде неустойки, размер которой определен в соответствии с условиями договоров подряда и ограничивается датами составления актов взаимных расчетов.

Суды удовлетворили исковые требования, исходя из доказанности истцом факта выполнения спорных работ. Они также сочли, что ответчик нарушил договорные сроки оплаты и должен уплатить неустойку, при этом они отказались уменьшить размер последней вопреки заявлению заказчика.

В своей кассационной жалобе в Верховный Суд ЗАО «Развитие территорий “Петербургская недвижимость”» просило отменить судебные акты нижестоящих инстанций и отказать в иске.

Изучив материалы дела, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС отметила, что независимо от процедуры проведения зачета (внесудебный, судебный) обязательства считаются прекращенными ретроспективно: не с момента заявления о зачете, подписания акта о зачете, заявления встречного иска, принятия/вступления в законную силу судебного решения, а тогда, когда обязательства стали способны к зачету, т.е. наступили условия для прекращения обязательств зачетом. Только до обозначенного момента сторона, срок исполнения обязательства которой наступил ранее, находится в просрочке и несет соответствующую ответственность (Постановление Пленума ВС РФ от 11 июня 2020 г. № 6 «О некоторых вопросах применения положений Гражданского кодекса РФ о прекращении обязательств»).

Со ссылкой на п. 3 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 29 декабря 2001 г. № 65 «Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований» Верховный Суд напомнил, что обязательства считаются прекращенными зачетом с момента наступления срока исполнения того обязательства, срок исполнения которого наступил позднее. Согласно данным разъяснениям, при зачете встречных однородных требований обязательства сторон прекращаются в момент наступления срока исполнения того обязательства, срок которого наступил позднее (в том числе в случаях, когда заявление о зачете выражается в предъявлении встречного иска).

В рассматриваемом деле, отметил ВС, взаимоотношения сторон представляли собой хозяйственный комплекс (оказание генподрядных услуг, обеспечение объекта строительными и иными материалами, размещение бытовых помещений для рабочих, обеспечение водой, тепловой и электрической энергией), исполнение обязательств в котором направлялось на достижение единого результата: создание объекта строительства в соответствии с условиями договоров подряда. «При этом каждая из сторон становилась обязанной в отношении другой и за допущенные нарушения обязательств могла быть привлечена другой стороной к ответственности. Подписав акты зачета, стороны согласились с тем, что имущественные предоставления каждой из сторон не подлежат оплате в соответствующей части и, следовательно, между ними отсутствуют задолженности по оплате выполненных работ по договорам подряда, генподрядных услуг, поставленных материалов, по внесению арендных платежей, по оплате электрической и тепловой энергии, водоснабжения, а также подрядчиком штрафов. При этом обязательства каждой из сторон прекратились тогда, когда они стали способными к зачету, а не с подписанием истцом и ответчиком актов о зачете», – отмечено в определении.

Высшая судебная инстанция добавила, что нижестоящие суды не исследовали вопрос о том, когда обязательства сторон стали способны к зачету, т.е. когда наступили условия для прекращения обязательств зачетом, соответственно, их выводы о том, что ответчик является нарушителем договорных обязательств, нельзя признать обоснованными. Таким образом, ВС отменил судебные акты нижестоящих судов и вернул спор на новое рассмотрение в первую инстанцию.

«Нижестоящие суды не учли крайне специфическое, далеко не очевидное и никак не вытекающее из содержания ст. 410 ГК РФ разъяснение Пленума ВС РФ о том, что зачет наступает не с момента его заявления, а раньше (“ретроспективно”, как пишет Суд), в момент наступления срока платежа по более позднему обязательству, – заметил адвокат АБ “ЮГ” Сергей Радченко. – Это крайне спорное разъяснение, но оно есть, и суды были обязаны ему следовать. Теперь при новом рассмотрении дела суд первой инстанции должен выяснять сроки наступления зачтенных обязательств и затем, исходя из установленных им обстоятельств, решать, какой объем финансовых санкций погашен зачетом, а какой нет».

Управляющий партнер юридической компании «Генезис» Артем Денисов отметил: из правовой позиции ВС следует, что заявлению о зачете по умолчанию придается ретроактивный характер, т.е. обратная сила. Он указал, что ранее учеными-цивилистами отмечалось: никаких развернутых аргументов в пользу ретроактивности зачета Пленум ВС РФ в своих разъяснениях не приводит, а подход, изложенный в Информационном письме ВАС № 65, не встретил поддержки и был раскритикован в научной доктрине.

По словам эксперта, подобную мысль об исследовании момента, когда обязательства стали способны к зачету, т.е. наступили условия для прекращения обязательств зачетом, трудно совместить с идеей о том, что зачет не осуществляется автоматически в силу закона при наличии предпосылок для осуществления зачета, и именно поэтому для него требуется соответствующее заявление (ст. 410 ГК РФ). «Кроме того, сам Пленум ВС РФ в п. 17 Постановления № 6 признает заявление о зачете односторонней сделкой, однако к сделкам применяются положения о договорах (ст. 156 ГК РФ). Согласно же п. 2 ст. 425 ГК РФ стороны вправе установить, что условия заключенного ими договора применяются к их отношениям, возникшим до заключения договора, если иное не установлено законом или не вытекает из существа соответствующих отношений. Иначе говоря, ретроактивный эффект не возникает автоматически, а должен быть следствием выражения на это воли сторон. Если для договорного зачета обратную силу соответствующего соглашения о прекращении обязательства вполне можно допустить в случае согласования сторонами такого условия, то для одностороннего зачета подобное предположение сложно вывести из смысла правового регулирования», – полагает Артем Денисов.

Юридическая компания АБ ЮГ


× Закрыть

22.01.21

ВС разъяснил вопрос об аренде земли под МКД, построенным с участием дольщиков

Верховный Суд разъяснил вопрос об аренде земли под МКД, построенным с участием дольщиков

Суд подчеркнул, что споры между прежним собственником земельного участка и застройщиком не могут затрагивать права собственников помещений в многоквартирном жилом доме на соответствующий участок

Подробнее

Профессиональные эксперты сошлись во мнении, что Верховный Суд исправил ошибку конкретного кассационного суда, который допустил в своей практике два противоположных подхода к рассматриваемому вопросу. По мнению одного из них, при этом ВС достаточно подробно расписал порядок применения спорной нормы, чтобы впредь лишний раз на нем не останавливаться.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда вынесла Определение № 308-ЭС20-17579 по делу об оспаривании Департаментом имущественно-земельных отношений г. Ростова-на-Дону отказа регионального Росреестра зарегистрировать соглашение о расторжении договора аренды земли между застройщиком и Департаментом.

В марте 2011 г. Департамент и ЗАО «Донское крупнопанельное домостроение» заключили договор аренды земельного участка площадью в 2,4 га для строительства многоквартирного жилого дома. В отношении участка в ЕГРН были внесены сведения о наличии ограничения (обременения) права в виде аренды в пользу застройщика и в виде ипотеки в пользу участников долевого строительства. Впоследствии дом был построен и введен в эксплуатацию.

В июне 2014 г. арендный договор был расторгнут, в связи с чем Департамент обратился в Управление Росреестра по Ростовской области с заявлением о государственной регистрации соглашения о расторжении договора. Однако ведомство приостановило регистрацию со ссылкой на ч. 1 ст. 13 Закона об участи в долевом строительстве. Впоследствии заявителю было отказано в госрегистрации соглашения, что явилось основанием для его обращения в суд.

Сначала арбитражный суд и апелляция удовлетворили требования Департамента, однако окружной суд отменил их судебные акты и вернул дело на новое рассмотрение. В дальнейшем первая инстанция, а затем и апелляция вновь признали незаконным решение Управления Росреестра, изложенное в сообщении об отказе в государственной регистрации соглашения к договору аренды земельного участка. На госорган была возложена обязанность осуществить необходимое действие. Как следовало из судебных решений, поскольку земельный участок, сформированный и поставленный на кадастровый учет, находится у собственников помещений на праве общей долевой собственности с момента регистрации права собственности первого лица на любое из помещений в многоквартирном доме, Департамент с указанного момента утрачивает право на распоряжение спорным участком, а договор аренды такого участка, заключенный департаментом и застройщиком, должен считаться прекратившимся (ст. 413 ГК РФ).

Тем не менее суд округа не согласился с такой позицией нижестоящих судов и отменил их судебные акты, отказав в удовлетворении заявленных Департаментом требований. В частности, он указал на необходимость применения в рассматриваемом случае специальных норм о прекращении залога права аренды земельного участка только с момента передачи всех построенных (созданных) на участке объектов долевого строительства в многоквартирном доме. Окружной суд также сослался на отсутствие в материалах дела таких доказательств, учитывая обстоятельства ввода многоквартирного дома в эксплуатацию значительно позднее заключенного и представленного департаментом на государственную регистрацию соглашения от 26 июня 2014 г. и государственную регистрацию права собственности на первую квартиру в многоквартирном доме, возведенном на спорном земельном участке, случившуюся также спустя несколько лет (в 2017 г.) после заключения этого соглашения. При этом кассация отметила наличие в ЕГРН в отношении земельного участка, зарегистрированного до 1 ноября 2018 г., ограничения (обременения) в виде ареста и запрета совершать регистрационные действия на основании постановления судебного пристава-исполнителя.

В кассационной жалобе в Верховный Суд Департамент сослался на нарушение судом округа норм материального права, несоответствие его выводов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам.

Изучив материалы дела № А53-23224/2018, Судебная коллегия по экономическим спорам напомнила, что государственная регистрация возникновения, перехода, прекращения, ограничения права на жилое или нежилое помещение в многоквартирных домах и обременения такого помещения одновременно является госрегистрацией неразрывно связанных с ним прав общей долевой собственности на общее имущество и обременения такого имущества. В свою очередь, в п. 26 Постановления Пленума ВАС РФ № 73 от 17 ноября 2011 г. предусмотрено, что с момента регистрации права собственности первого лица на любое из помещений в многоквартирном доме соответствующий земельный участок поступает в долевую собственность собственников помещений в многоквартирном доме. Договор аренды этого участка прекращается на основании ст. 413 ГК РФ независимо от того, в частной или в публичной собственности находился переданный в аренду земельный участок.

Как пояснил Суд, возможные споры между прежним собственником земельного участка (арендодателем) и застройщиком (арендатором) не могут затрагивать права собственников помещений в многоквартирном жилом доме на соответствующий участок. Согласно подп. 1 п. 1 ст. 352 ГК РФ залог прекращается с прекращением обеспеченного залогом обязательства.

Так, Законом об участии в долевом строительстве установлены гарантии защиты прав, законных интересов и имущества участников таких правоотношений. «В обеспечение исполнения обязательств застройщика (залогодателя) по договору с момента государственной регистрации договора у участников долевого строительства (залогодержателей) считаются находящимися в залоге предоставленный для строительства (создания) многоквартирного дома и (или) иного объекта недвижимости, в составе которых будут находиться объекты долевого строительства, земельный участок, принадлежащий застройщику на праве собственности, или право аренды, право субаренды на указанный земельный участок и строящиеся (создаваемые) на этом земельном участке многоквартирный дом и (или) иной объект недвижимости (ч. 1 ст. 13). Залогом должно обеспечиваться исполнение обязательств застройщика по всем договорам, заключенным для строительства (создания) многоквартирного дома и (или) иного объекта недвижимости (ч. 1 ст. 12.1). Залог права аренды земельного участка прекращается с момента передачи в установленном законом порядке всех объектов долевого строительства в многоквартирном доме, построенном на данном земельном участке (ч. 8.1 ст. 13), отмечено в определении.

Верховный Суд добавил, что регистрационная запись об ипотеке, возникшей в силу закона, погашается органом регистрации прав в течение пяти рабочих дней на основании заявления застройщика и предъявления им разрешения на ввод объекта в эксплуатацию и соответствующего документа. При этом регистрационная запись об ипотеке земельного участка либо о залоге права аренды или права субаренды земельного участка погашается только после погашения регистрационных записей об ипотеке всех объектов долевого строительства, входящих в состав многоквартирного дома и (или) иного объекта недвижимости.

Соответственно, вывод суда кассационной инстанции о том, что прекращение залога права аренды возможно только с момента передачи всех построенных (созданных) на участке объектов, противоречит нормам права и разъяснениям высших судебных инстанций, а также сделан без учета изменений, внесенных Законом от 13 июля 2020 г. № 202-ФЗ в п. 8.1 ст. 13 Закона № 214-ФЗ, устранивших коллизию с нормами жилищного законодательства. Согласно этой норме возникший в связи с заключением договора участия в долевом строительстве залог земельного участка либо залог права аренды участка земли, на котором расположен многоквартирный дом, построенный с привлечением средств участников долевого строительства, прекращается со дня осуществления государственного кадастрового учета указанного многоквартирного дома. Такие положения применяются и в случае, если земельный участок образован в границах, в которых он в соответствии с жилищным законодательством переходит в собственность собственников помещений в указанном многоквартирном доме после регистрации права собственности на такие помещения. Соответствующая запись в ЕГРН о залоге в отношении этого земельного участка подлежит погашению органом регистрации прав без заявления о погашении данного залога одновременно с государственным кадастровым учетом такого многоквартирного дома.

«Таким образом, учитывая расторжение договора аренды соглашением от 26 июня 2014 г., окончание строительства объекта долевого участия и передачу застройщиком участникам долевого строительства помещений в многоквартирном доме, отсутствие на момент рассмотрения спора доказательств обращения на основании ст. 14 Закона № 214-ФЗ взыскания на предмет залога, оснований для отказа в регистрации соглашения о прекращении договора аренды у Управления Росреестра не имелось. Аналогичная позиция содержится в постановлении Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 16 сентября 2020 г. по делу № А53-38414/2019», – заключил ВС РФ и отменил постановление окружного суда, оставив в силе судебные акты первой и второй инстанций.

Партнер АБ «КРП» Челябинской области Виктор Глушаков полагает, что Верховный Суд достаточно подробно расписал порядок применения спорной нормы, чтобы впредь лишний раз на нем не останавливаться: «Громоздкая сама по себе правовая конструкция, сопряженная с коллизией, возникшей с жилищным законодательством, детально расписана этим судом».

По мнению эксперта, определение ВС интересно тем, что демонстрирует подход к оценке работы конкретного кассационного суда, который, что также интересно, допустил в своей практике два противоположных подхода. «Следует обратить внимание на то, что Верховный Суд в своем определении сослался на позицию того же самого кассационного суда, чье постановление отменил. Сложилась ситуация, при которой кассация сначала приняла решение об отказе в удовлетворении требований, а затем изменила свой подход в аналогичной ситуации. Верховный Суд не только обратил внимание на ошибки в правоприменении, но и лишний раз напомнил о необходимости следовать единству правоприменительной практики», – заключил Виктор Глушаков.

Адвокат АБ «ЮГ» Сергей Радченко отметил, что определение Верховного Суда законно и обоснованно. «К сожалению, это не то определение, которое двигает вперед судебную практику, а то, которое исправляет курьезные ошибки нижестоящих судов. Дело в том, что Арбитражный суд Северо-Кавказского округа разрешает спор по старой редакции п. 8.1 ст. 13 Закона о долевом участии в строительстве, без учета поправок, внесенных Законом 13 июля 2020 г. ВС РФ поправляет окружной суд, отменяет его постановление, оставляя в силе судебные акты нижестоящих судов, которые за поправками в закон следят более внимательно, т.е. причина судебной ошибки окружного суда кроется лишь в том, что этот суд не следит за изменениями действующего законодательства», – пояснил он.

По словам эксперта, особенно забавно, что Верховный Суд в качестве примера правильного подхода приводит постановление того же АС Северо-Кавказского округа, но вынесенное немногим более месяца спустя после выхода отмененного постановления – 16 сентября 2020 г. по делу № А53-38414/2019, причем оба постановления были вынесены с участием одних и тех же судей (Виктор Анциферов и Андрей Мещерин), менялся только председательствующий. «Если отмененное постановление было вынесено под руководством судьи Натальи Мазуровой, то “образцовое” – под председательством судьи Виталия Епифанова. В целом на практику определение ВС РФ не повлияет, значение его будет сугубо воспитательным и сугубо внутри АС Северо-Кавказского округа», – подытожил Сергей Радченко.

Юридическая компания - Адвокатское бюро Юг


× Закрыть

23.12.20

Верховный Суд пояснил порядок толкования условий договора займа

Верховный Суд пояснил порядок толкования условий договора займа

Президиум ВС напомнил, что выявление согласованной воли сторон договора путем судебного толкования его условий осуществляется последовательно, с учетом правил ст. 431 ГК

Подробнее

По мнению одного из экспертов, рассмотрение гражданского дела в Президиуме ВС – уникальный случай в судебной практике. Другой полагает, что постановление не меняет коренным образом сложившуюся практику, а поддерживает ранее заданный вектор, при этом судам следует предельно последовательно толковать разные условия одного договора, учитывая их взаимосвязь и реальную цель сторон при его заключении.

Президиум Верховного Суда вынес Постановление № 9-ПВ19 по спору о взыскании иностранной компанией сумм задолженности по договору займа с российской организации и ее поручителя-физлица.

Российская организация не вернула заем иностранной компании

В марте 2013 г. кипрская компания «Бетафин Лимитед» предоставила 103 млн руб. ООО «Монолит» под 12% годовых по договору займа, заключенному на несколько месяцев. По условиям договора, заем или его часть могли выдаваться в рублях или иностранной валюте. В свою очередь, проценты начислялись в валютах, в которых были получены соответствующие суммы займа. При этом заем должен быть возвращен в тех же суммах и валютах, в которых был получен, а проценты – уплачены в тех же валютах, что и соответствующие суммы займа.

За нарушение сроков возврата займа и (или) сроков уплаты процентов по нему заемщик обязался выплатить кредитору пеню в размере 3% от просроченной суммы в месяц. Поручителем общества по договору займа выступил Сергей Ниценко, с которым кипрская компания заключила договор, являющийся неотъемлемой частью договора займа.

В апреле того же года компания «Бетафин Лимитед» перечислила на расчетный счет заемщика 1,2 млн долл., 600 тыс. евро и 830 тыс. фунтов стерлингов. Поскольку российское общество не исполнило обязательства по возврату суммы займа и процентов, кредитор обратился в суд с иском о взыскании в солидарном порядке с заемщика и поручителя договорной задолженности, процентов за пользование займом (449 тыс. долл., 224 тыс. евро, 309 тыс. фунтов стерлингов), а также пени (1,6 млн долл., 848 тыс. евро, 1,1 млн фунтов стерлингов) и процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 56 млн руб.

Суды разошлись в позициях о толковании условий договора

Суд первой инстанции удовлетворил требования истца частично, взыскав в его пользу с должника заявленные суммы задолженности по договору и проценты за пользование займом в рублевом эквиваленте по курсу ЦБР на день исполнения решения суда. Также были взысканы пени в размере 900 тыс. долл., 500 тыс. евро, 600 тыс. фунтов стерлингов в рублевом эквиваленте по курсу ЦБР на день исполнения решения суда и проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 36 млн руб. В удовлетворении исковых требований к Сергею Ниценко было отказано в связи с прекращением поручительства за истечением срока. В дальнейшем апелляция поддержала решение первой инстанции.

Общество «Монолит» подало кассационную жалобу в Верховный Суд, Судебная коллегия по гражданским делам которого отменила указанные акты нижестоящих судов, и дело было направлено на новое рассмотрение в апелляцию.

При новом рассмотрении апелляционный суд отменил решение первой инстанции и вынес новое – о частичном удовлетворении иска. С организации-ответчика в пользу кипрской компании была взыскана задолженность по договору займа по состоянию на 23 мая 2016 г. в размере 102 млн руб. (исходя из реально полученной заемщиком денежной суммы с учетом конвертации основного долга из иностранной валюты в рубли), проценты за пользование займом (свыше 77 млн руб.), пени (100 млн руб.) и расходы на оплату госпошлины (60 тыс. руб.). В удовлетворении остальной части исковых требований к ответчикам было отказано.

При этом апелляция отметила, что целью заключения спорного договора займа являлось получение (передача) в долг денежной суммы в 103 млн руб. Указание в договоре о получении средств и возврате их в той валюте, в которой они передаются, само по себе не может изменять либо устанавливать иную валюту долга и валюту платежа, сделал вывод суд.

Разрешая вопрос о взыскании процентов за пользование суммой займа по договору, апелляция сочла, что проценты необходимо исчислять в размере 12% годовых, начисляемых в валютах, в которых были получены суммы займа, поскольку базой начисления процентов является соответствующая сумма займа в валюте поступления. Суд также отметил, что при заключении договора валютой платежа являлся рубль, при этом стороны предусмотрели возможные инфляционные риски, установив оплату процентов за пользование займом (база начисления процентов) в той иностранной валюте, в которой были получены соответствующие суммы.

Размер подлежащих взысканию с ответчика в пользу истца процентов за пользование заемными средствами был определен апелляцией исходя из ставки 12% годовых и курса валют (доллара, евро и фунта стерлингов) к рублю на день вынесения решения судом первой инстанции.

Впоследствии Судебная коллегия ВС поддержала решение апелляции, оставив без удовлетворения кассационную жалобу общества «Монолит». В частности, Суд отметил, что положения закона о начислении процентов по договору займа являются диспозитивными – следовательно, стороны вправе самостоятельно предусмотреть условия договора, отличные от предусмотренных в законе (в том числе согласовать начисление процентов на сумму займа, полученную в иностранной валюте). Таким образом, подчеркнул ВС, стороны договора займа правомерно договорились о порядке расчета процентов в сумме, эквивалентной определенной сумме в иностранной валюте, и добровольное исполнение ими такого обязательства валютному законодательству не противоречит.

Кассация также указала, что, толкуя условия договора займа о порядке расчета процентов за пользование займом и пени за несоблюдение сроков возврата займа и процентов, апелляция исходила из буквального значения содержащихся в нем слов и выражений и отсутствия каких-либо неясностей или противоречий оспариваемых условий договора положениям закона.

Впоследствии общество обратилось с надзорной жалобой в Президиум ВС на вынесенные по его делу судебные акты нижестоящих инстанций.

Президиум ВС указал судам на необходимость предельно последовательно толковать разные условия одного договора

Изучив материалы дела, Президиум ВС напомнил, что буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом (ч. 1 ст. 431 ГК РФ). Если же содержащиеся в указанной норме правила не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора.

Со ссылкой на п. 43 Постановления Пленума ВС от 25 декабря 2018 г. «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса о заключении и толковании договора» Президиум ВС напомнил, что предусмотренные ст. 431 ГК правила толкования условий договора направлены на установление судом согласованного волеизъявления сторон и применяются в случаях, когда отдельные условия письменного договора сформулированы неясно и неточно.

«Выявление судом такой согласованной воли сторон договора путем судебного толкования условий конкретного договора осуществляется последовательно, то есть сначала используются правила, установленные ч. 1 ст. 431 ГК РФ (выяснение содержания условий договора путем их буквального и системного толкования), а при невозможности с их помощью установить действительную общую волю сторон договора применяются правила ч. 2 названной статьи (выявление содержания условий договора исходя из цели договора и с учетом предшествовавших договору переговоров и переписки, практики, установившейся во взаимных отношениях сторон, обычаев, последующего поведения сторон)», – отмечается в постановлении.

Соответственно, суд сначала анализирует буквальное значение содержащихся в тексте договора слов и выражений (буквальное толкование). Так как условия договора являются согласованными частями одного документа, значение конкретного условия устанавливается путем его сопоставления с другими условиями, смыслом договора в целом, а также с учетом существа законодательного регулирования соответствующего вида обязательств (системное толкование), указал ВС.

Если же такой подход не позволяет установить содержание условия договора, суд переходит к следующему этапу его толкования (выяснению действительной общей воли сторон договора с учетом цели договора и принимая во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи, последующее поведение сторон). Если при толковании условий договора приоритет отдается соответствующим приемам, в судебном постановлении приводятся основания.

Таким образом, Президиум ВС пришел к выводу, что Судебная коллегия по гражданским делам при проверке апелляционного определения неправильно применила положения ст. 431 ГК о толковании условий договора и соответствующих разъяснений Пленума.

«Толкуя условия договора займа о сумме и валюте займа (основного обязательства), полученного ООО “Монолит” от компании “Бетафин Лимитед”, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ, равно как и суд апелляционной инстанции, исходила из буквального и системного толкования условий договора займа (ч. 1 ст. 431 ГК РФ), а также учитывала последующее поведение сторон сделки, их переписку, оформление паспорта валютной сделки (ч. 2 ст. 431 ГК РФ). Такой различный подход к толкованию условий одного и того же договора, а именно: по сумме и валюте основного обязательства (суммы займа) – буквальное и системное толкование условий договора в совокупности с последующим поведением сторон сделки, по валюте процентов по договору займа – буквальное толкование условий договора – противоречит положениям ст. 431 ГК РФ о том, что условия договора толкуются и рассматриваются судом в их системной взаимосвязи, поскольку они являются согласованными частями одного договора, и нарушает единообразие судебной практики при применении данной нормы закона», – подчеркивается в постановлении.

Как пояснила высшая судебная инстанция, подобное толкование нижестоящим судами условий одного и того же договора привело к наличию в их актах двух различных выводов в отношении одного предмета спорной сделки (суммы заемных средств). Таким образом, сумма основного обязательства – сумма займа, подлежащая возврату заемщиком заимодавцу, – была определена судебными инстанциями в рублях, а сумма займа, на которую начислены проценты по договору в размере 12% годовых, – в иностранной валюте. Это свидетельствует о противоречивом характере данных судебных постановлений, что не отвечает требованиям ГПК РФ о законности судебных постановлений и создает неопределенность в содержании правоотношений сторон сделки.

«При этом разрешение судом спора должно урегулировать конфликтную ситуацию сторон, а не порождать правовую неопределенность в правоотношениях участников гражданского оборота. Подобное противоречие в судебных актах (апелляционном определении судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 4 декабря 2017 г. и определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 12 февраля 2019 г.) о содержании правоотношений сторон сделки ˂…˃ является непреодолимым и не соответствует принципу законности, следование которому составляет одну из основных задач гражданского судопроизводства, названных в ст. 2 ГПК РФ», – подчеркнул Президиум ВС, отменив судебные акты нижестоящих инстанций и вернув дело на новое рассмотрение в апелляцию.

Эксперты оценили практическую значимость выводов высшей судебной инстанции

По мнению адвоката АБ «ЮГ» Сергея Радченко, выводы, изложенные в постановлении, законны и обоснованны. «Верховный Суд дает правильный и грамотно теоретически обоснованный алгоритм толкования условия договора, выделяя три его стадии: буквальное толкование, системное толкование и выяснение общей воли сторон. Затем этот алгоритм ВС применил в деле, правильно сформулировав причину отмены судебных актов нижестоящих судов: нельзя сумму займа определять в рублях, а проценты – также в рублях, но в размере эквивалента займа в иностранной валюте. Если это сделать, как сделали нижестоящие суды, получится, что одна и та же сумма займа в первом и втором случае отличается почти вдвое», – отметил он.

По мнению адвоката, рассмотрение гражданского дела в Президиуме ВС – уникально редкий случай в судебной практике. «Значение этого постановления в том, что оно одинаково обязательно как для судов общей юрисдикции, так и для арбитражных, на него суды могут ссылаться в своих актах как на обязательный акт толкования права», – резюмировал Сергей Радченко.

Руководитель Арбитражной практики юридической фирмы VEGAS LEX Виктор Петров полагает, что в рассматриваемом деле Президиум ВС продолжил логику, которой старался придерживаться и последовательно проводить в судебных актах: их непротиворечивость (внутреннее единообразие). «Высшая судебная инстанция последовательно обращала внимание судов на необходимую последовательность и логичность их выводов в судебных актах. Однако в настоящем деле суды нижестоящих инстанций действительно допустили противоречивое толкование условий одного и того же договора. Представляется, что с учетом правил о свободе воли при заключении договора противоречие в толковании условий одного и того же соглашения сторон создает неограниченную возможность для манипуляций. Вместе с тем принцип единообразия судебной практики также требует от судов последовательности», – подчеркнул он.

По мнению эксперта, выводы Президиума ВС по данному делу не меняют кардинально существующую практику, а поддерживают ранее заданный вектор. «Судам следует предельно последовательно толковать разные условия одного договора, учитывать их взаимосвязь и реальную цель сторон при заключении соглашения», – подытожил Виктор Петров.

Юридическая компания - Адвокатское бюро Юг


× Закрыть

10.12.20

Адвокатское бюро «Юг» - один из лидеров российского юридического рейтинга «Право.ру-300»

Адвокатское бюро «Юг» - один из лидеров российского юридического рейтинга «Право.ру-300»

Краснодар, 10 декабря – Юг Times. 16+ В отеле Lotte Hotel Moscow состоялась закрытая церемония награждения лидеров юридического рейтинга «Право.ру-300». Пандемия повлияла на юридический рейтинг: появились новые спецноминации, впервые можно было присутствовать на вручении дипломов победителям онлайн. Но в целом рейтинг 2020 года не снижает темпов развития, становится еще более масштабным, конкурентным, растет количество поданных для участия анкет, а также количество компаний, попавших в исследование, увеличивается стоимость заявленных проектов.

Подробнее

Рейтинг «Право.ру-300» является рабочим инструментом для бизнеса в поиске и выборе компетентных юристов, повышает прозрачность российского рынка юридических услуг, обладает высокой репутацией и постоянно развивается.

Экспертный совет проводит финансово-статистическое исследование, в котором в расчет берется выручка компании-участника за год, предшествующий году проведения рейтинга, учитывается численность юристов, составляется рейтинг лидеров по отраслям права, в котором оценивается проектный опыт компании, проводится онлайн голосование по специальным номинациям рейтинга. Также в расчет принимаются отзывы клиентов.

За 11 лет существования в методику оценки внесено множество изменений, увеличилось разнообразие отраслей права, значительно выросло число участников. Прозрачность и достоверность заключений экспертного совета подтверждает международная аудиторская компания Deloitte.

Адвокатское бюро «Юг» является участником регионального рейтинга Право.ru с момента его основания. В 2020 году команда показала высокие результаты в двух самых конкурентных отраслях права из 11 оцениваемых - «Арбитражное судопроизводство» и «Разрешение споров в судах общей юрисдикции», заняв места в первой и второй из четырех возможных групп регионального рейтинга «Право.ru-300». В номинации «Топ юридических компаний по выручке» Адвокатское бюро «Юг» заняло в региональном рейтинге 7 место из 30 возможных, сообщили в компании.

«Рейтинги юридических компаний пришли к нам с запада, где уже несколько десятков лет являются инструментом сравнительной оценки профессиональной компетенции. Мы участвуем в рейтинге «Право.ру-300» уже в одиннадцатый раз, так как уверены в прозрачности, видим постоянную работу над методологией и доверяем оценочным критериям, применяемым при отборе участников. Помимо того, что результаты рейтинга, безусловно, отличный маркетинговый инструмент, они также помогают проанализировать проделанную работу и определить точку приложения усилий над развитием бюро в будущем», отметил управляющий партнер Адвокатского бюро «Юг» Юрий Пустовит.


× Закрыть

09.12.20

«Спутник» пролетел по заниженной траектории. Продажа имущества 258-го ремзавода снова признана недействительной

«Спутник» пролетел по заниженной траектории. Продажа имущества 258-го ремзавода снова признана недействительной

Как стало известно, Ростовский арбитражный суд повторно удовлетворил требование военной прокуратуры признать недействительными торги по продаже имущества обанкротившегося АО «258 ремонтный завод». Его за 35,9 млн руб. приобрела ростовская фирма «Спутник». Надзорный орган считает эту цену заниженной. Ранее прокуратура уже добивалась отмены продажи этого имущества «Спутнику». Однако его снова выставили на торги, и фирма приобрела его на тех же условиях. По словам юриста, если решение суда устоит в апелляции, то имущество завода будет еще раз выставлено на торги после проведения переоценки.

Подробнее

Арбитражный суд Ростовской области удовлетворил заявление прокуратуры Южного военного округа о признании недействительными торгов по продаже имущества обанкротившегося АО «258 ремонтный завод средств заправки и транспортирования горючего». Информация об этом есть в картотеке суда.

«258 ремонтный завод» находится в Батайске в районе Авиагородка. Предприятие входит в структуру Минобороны. В 2018 году АО признали банкротом.

Юридическая компания "Адвокатское бюро Юг"


× Закрыть

04.12.20

Адвокаты отметили наиболее важные позиции Экономколлегии в Обзоре ВС № 3

Адвокаты отметили наиболее важные позиции Экономколлегии в Обзоре ВС № 3

Больше всего их заинтересовало указание на то, что предусмотренные уставом ООО правила отчуждения доли не могут противоречить существу законодательного регулирования в этой сфере

Подробнее

Один из адвокатов считает, что Экономколлегия фактически видоизменила Закон об ООО. По словам другого, отмена решений, формально соответствующих закону, со ссылкой на существо регулирования – довольно редкое явление. Третья считает, что диспозитивные нормы нельзя использовать для целей, не связанных с защитой интересов общества и его участников. Четвертый обратил внимание на то, что отношения между участниками Суд называет «товарищеским соглашением» и даже без ссылки на аналогию применяет норму о простом товариществе.

Как ранее сообщалось, Президиум Верховного Суда утвердил Обзор судебной практики № 3 за 2020 г. Большую часть разъяснений, как и в предыдущем обзоре, представила Экономколлегия. Эксперты «АГ» прокомментировали наиболее важные из них.

Так, в п. 15 обзора отмечается, что предусмотренные уставом ООО правила отчуждения доли в уставном капитале не могут противоречить существу законодательного регулирования в этой сфере. В частности, недопустимо на «неразумно длительный период» запрещать участнику отчуждать долю или выходить из общества с возможностью возврата инвестиций (Определение № 306-ЭС19-24912).

Адвокат МКА «Вердиктъ», арбитр Хельсинкского международного коммерческого арбитража Юнис Дигмар полагает, что в этом деле Экономколлегия фактически видоизменила положения ст. 21 и 26 Закона об ООО: «Буквально СК ЭС указала, что участник, в отношении которого действуют бессрочные условия о запрете на отчуждение доли или о необходимости получать согласие на ее отчуждение и такое согласие не получено либо же уставом предусмотрена заведомо заниженная цена покупки доли по преимущественному праву на неопределенно долгий срок, вправе требовать от общества приобрести принадлежащую такому участнику долю (часть доли) и выплатить ее действительную стоимость».

По словам адвоката, партнера АБ «КРП» Виктора Глушакова, отмена решений нижестоящих инстанций, формально соответствовавших закону, со ссылкой на существо законодательного регулирования – довольно редкое явление, которое может повлечь прецедент в корпоративных спорах, в том числе при решении иных ситуаций.

Адвокат АП г. Москвы Алина Емельянова, напротив, подход Суда поддержала. «Диспозитивное законодательное регулирование в этой части не должно использоваться в целях, не связанных с защитой интересов общества и его участников и направленных исключительно на затруднение выхода участника из общества», – считает она.

С ней солидарен и адвокат АБ «ЮГ» Сергей Радченко: «В этом деле Суд решил интересную коллизию между требованиями устава общества с ограниченной ответственностью и правовой природой отношений между его участниками. Могут ли участники в уставе запретить выход из общества и одновременно установить, что другие участники вправе купить долю выходящего участника не по цене предложения, а по номиналу? ВС верно отметил, что такой запрет нарушает обязанность всех участников равным образом участвовать в распределении прибыли».

Возможна ситуация, когда прибыльность компании и ее чистые активы растут благодаря деятельности одного из участников, но при этом, поскольку номинальная стоимость доли всегда меньше рыночной, такой участник не может выйти из общества и получить заслуженную награду за свой труд в виде высокой стоимости его доли, пояснил эксперт. «Верховный Суд это исправил. Интересно отметить, что отношения между участниками ВС называет “товарищеским соглашением” и даже без ссылки на аналогию применяет норму о простом товариществе – ст. 1048 ГК. Стоит напомнить, что ранее, когда в Законе об ООО существовал учредительный договор, в доктрине гражданского права многие ученые определяли его как разновидность простого товарищества», – рассказал Сергей Радченко.

В п. 16 обзора сказано, что неисполнение определения суда о возврате в конкурсную массу имущества, переданного должником по преференциальной сделке, является основанием для возбуждения дела о банкротстве контрагента должника (Определение № 307-ЭС20-2237). По мнению Юниса Дигмара, эта правовая позиция направлена на ужесточение «исполнительской дисциплины» в банкротных спорах. Такой подход побуждает контрагента вернуть полученное по оспоренной сделке, убежден эксперт.

В п. 17 фигурирует позиция из Определения № 305-ЭС20-8593, о котором также писала «АГ». Если аффилированное лицо приобрело требование к должнику у независимого кредитора после открытия банкротства, очередность погашения такого требования не понижается, считает Верховный Суд. Тем самым он ликвидировал пробел, допущенный в Обзоре судебной практики разрешения споров, связанных с установлением в процедурах банкротства требований контролирующих должника и аффилированных с ним лиц, от 29 января 2020 г., пояснил Сергей Радченко. По его мнению, это верный подход.

Пункт 18 обзора устанавливает, что цену доли в праве собственности на нежилое помещение при банкротстве сособственника нужно определять по результатам открытых торгов. Однако получить имущество победитель сможет только после отказа других сособственников от реализации преимущественного права покупки или отсутствия их волеизъявления в течение определенного срока (Определение № 306-ЭС19-22343).

«Эта позиция поспособствует уменьшению фактов продажи заинтересованными арбитражными управляющими аффилированным с должниками лицам долей по заранее оцененной и зачастую заниженной стоимости», – полагает Юнис Дигмар.

Пункт 24 посвящен спору о расторжении договора поставки, по которому поставщик передал в собственность покупателя определенное имущество. Установив предусмотренные п. 2 ст. 475 ГК основания для возврата уплаченных покупателем денег, суд должен одновременно рассмотреть вопрос о возврате переданного покупателю товара, даже если продавец не заявил такое требование, считает ВС (об Определении № 309-ЭС20-9064 «АГ» ранее писала).

«Мне знакомы случаи, когда споры о поставке заканчивались возвратом денег покупателю, а правовая судьба товара оставался неразрешенной – он оставался у покупателя. Это нарушает права продавца, поскольку тот лишается и денег, и поставленного товара», – отметил Виктор Глушаков. Для таких ситуаций прямое указание ВС имеет значение, уверен он.

В п. 27 рассматривается ситуация, когда арендатор не может использовать арендованное имущество по обстоятельствам, за которые не отвечает, но подписал акт приема-передачи. В этом случае арендодатель не может требовать арендную плату, подчеркнул Суд (Определение № 310-ЭС19-16588).

По словам Виктора Глушакова, позиция ВС заключается в том, что подписание акта приема-передачи не является абсолютным доказательством того, что арендованное имущество могло использоваться по назначению. «Указанный вывод сделан Судом применительно к довольно узкому кругу обстоятельств, которые касались заключения договора аренды земельного участка, предназначенного для целевого использования. Однако это не исключает возможности применить данный вывод в иных спорах, связанных с арендой», – полагает адвокат.

Юнис Дигмар отметил, что в этом определении Экономколлегия уточнила: обстоятельством, за которое арендатор не отвечает, в том числе подразумевается создание арендодателем таких условий, при которых невозможно достижение цели аренды. «Арендатор не обязан вносить арендную плату, поскольку арендодатель не выполняет свою корреспондирующую обязанность», – пояснил эксперт.

В п. 29 обзора сказано, что обязанности по внесению платы при заключении договора о развитии застроенной территории корреспондирует обязанность предоставить земельный участок и обеспечить возможность строительства. «При невозможности осуществления строительства по обстоятельствам, за которые отвечает публично-правовое образование, такая плата подлежит возврату застройщику», – пояснил ВС в Определении № 301-ЭС19-25810.

«Несмотря на то что Суд в этом деле исправлял очевидные ошибки нижестоящих инстанций, в определении содержится ряд важных для практики выводов. Так, к отношениям сторон по договору о развитии застроенной территории подлежат применению также нормы гражданского законодательства, а обязанность исполнять договор без встречного предоставления со стороны муниципального образования, по сути, превращает предоставление застройщика в дарение», – отметила Алина Емельянова.

В п. 36 Верховному Суду пришлось напомнить, что Налоговым кодексом не установлен обязательный досудебный порядок урегулирования споров для имущественных требований о возврате излишне взысканных налогов (Определение № 307-ЭС19-23989).

«Такие судебные способы защиты прав налогоплательщиков, как оспаривание ненормативных правовых актов налоговых органов и истребование излишне взысканного налога, являются независимыми. При наличии нескольких возможных способов налогоплательщик имеет право выбора между ними. Когда он инициирует процедуру истребования излишне взысканного налога, суд в том числе рассматривает законность ненормативного правового акта и по результатам такого рассмотрения вправе обязать налоговый орган возвратить налог, взысканный с налогоплательщика в излишней сумме на основании незаконного акта без признания его недействительным», – указал Юнис Дигмар.

В целом обзор показывает, что Экономколлегия ВС все чаще для аргументации своих выводов использует теоретические доводы, заметил Сергей Радченко. «Она не изрекает истины с позиции авторитета, не делает неожиданные выводы из длинных цитат нормативных актов, чем часто грешит Судебная коллегия по гражданским делам, а пытается именно убедить юридическое сообщество в законности, разумности и справедливости своих выводов. Меня как адвоката это радует», – заключил он.

Юридическая компания - Адвокатское бюро ЮГ


× Закрыть

03.12.20

Краснодарскому кислороду негде развернуться. «Кубаньтехгаз» спорит с мэрией из-за стоянки спецтранспорта

Мэрия Краснодара добивается ликвидации парковки завода «Кубаньтехгаз» — одного из главных производителей медицинского кислорода на юге России. В 2017 году суд признал парковку самовольной и постановил снести бетонное покрытие площадью около 1 га. Штрафы завода за неисполнение судебного решения уже превысили 10 млн руб. Руководство завода утверждает, что предприятие не сможет работать без стоянки, где размещается спецтранспорт для перевозки опасных грузов. Юристы считают, что сторонам лучше договориться, учитывая все негативные последствия исполнения судебного решения.

Подробнее

Арбитражный суд Краснодарского края (АСКК) отказал администрации Краснодара, которая в споре с ЗАО «Кубаньтехгаз» просила изменить порядок исполнения судебного акта о сносе прилегающей к предприятию парковки: мэрия выразила готовность снести незаконный объект за свой счет, а затем взыскать затраченные средства с предприятия. Определение АСКК опубликовано на сайте суда.

При этом арбитражный суд назначил на 10 декабря рассмотрение заявления «Кубаньтехгаза», который просит прекратить исполнительное производство в связи с невозможностью исполнения решения суда о сносе. «Мы указали АСКК на ряд новых обстоятельств, в том числе на то, что Советский суд Краснодара запретил демонтаж нашей площадки, под которой находится газопровод Краснодарского опытного механического завода»,— рассказал “Ъ-Юг” представитель ЗАО «Кубаньтехгаз» Тимур Бенделиани.

Юридическая компания - Адвокатское бюро "Юг"


× Закрыть

27.11.20

«Ювенту» поставили в очередь

«Ювенту» поставили в очередь

Аффилированная с семьей Узденовых фирма не смогла включить в реестр кредиторов «Мишкино» требование на 1,4 млрд рублей

Подробнее

Как стало известно, арбитражный суд отказал фирме «Ювента» во включении 1,4 млрд руб. в реестр требований кредиторов кондитерской фабрики «Мишкино», которая с мая прошлого года проходит процедуру наблюдения. Причиной отказа стали сомнительные обстоятельства возникновения этой задолженности и аффилированность «Ювенты» с «Мишкино», а также рядом юрлиц, участвовавших в движении денежных средств. Примечательно, что эти юрлица, как и сама «Ювента», тем или иным образом связаны с управляющим партнером АФК «Система» Али Узденовым и его семьей.

Арбитражный суд Ростовской области отказал ООО «Ювента» в удовлетворении заявления о включении в реестр кредиторов ООО «Кондитерская фабрика “Мишкино”» с требованием 1,472 млрд руб. (информация об этом есть в картотеке суда).

«Ювента» заявляла требование в рамках арбитражного дела о банкротстве «Мишкино». Как следует из материалов дела, в период 2014–2018 годов фирма выдала фабрике займы по 22 договорам на общую сумму около 1,2 млрд руб. Из них заемщик вернул только 5 млн руб. Вместе с процентами заявленная «Ювентой» задолженность «Мишкино» составляет 1,472 млрд руб. Однако суд отказался включить ее в реестр из-за аффилированности фирмы с фабрикой и сомнений в добросовестности их намерений при заключении договоров займа.

Как было установлено судом, ООО «Ювента» собственных средств не имело. При этом фирма получала займы от юрлиц, которые, как и она, напрямую или косвенно связаны с известным предпринимателем Али Узденовым и его семьей. Далее «Ювента» эти деньги «перезанимала» фабрике «Мишкино», которая в своей хозяйственной деятельности их не использовала, а направляла на счета фирм, также связанных с Узденовыми.

«Никакими разумными экономическими мотивами поведение участников данных отношений объяснено быть не может»,— отмечается в определении суда.

Суд также обратил внимание на то, что «Ювента» никогда не требовала от «Мишкино» возврата задолженности. В фирме это объяснили планами конвертировать долг в 60% доли в ООО «Кондитерская фабрика “Мишкино”». Однако судья этот аргумент не принял, отметив, что «Ювента» могла это сделать еще в 2014 году.

Заемные отношения «Ювенты» с «Мишкино» привели к безосновательному росту задолженности фабрики, включение ее в реестр позволит аффилированному кредитору нарастить подконтрольную кредиторскую задолженность «с противоправной целью» уменьшения в интересах банкрота доли голосов, приходящихся на независимых кредиторов, сделал вывод суд.

По мнению Сергея Радченко из юридической компании адвокатского бюро «Юг», отказ включить в реестр искусственный долг является обоснованным.

Требование аффилированного кредитора будет удовлетворено после погашения обязательств должника перед реестровыми кредиторами. Если, конечно, после этого еще останутся какие-то активы»,— отметил юрист.

Али Узденов ситуацию вокруг «Мишкино» не комментирует.

Примечательно, что доказательства аффилированности «Ювенты» с «Мишкино» в суд поступили от банка «Центр-инвест», который имеет к фабрике требования на сумму порядка 2 млрд руб.

По данным «СПАРК-Интерфакс», ООО «Ювента» было создано в 2007 году, зарегистрировано в Азове с уставным капиталом 10 тыс. руб. Основным видом деятельности указано предоставление займов и прочих видов кредита. Единственным учредителем ООО является кипрский офшор Peneus Commercial Ltd.

Кондитерская фабрика «Мишкино» была основана в 2011 году в поселке Александровка Аксайского района предпринимателем Сергеем Рызенко. С 2013 года компания начала выпускать восточные сладости: халву, щербет, козинаки, арахис в сахаре, конфеты и пр. под брендами «Мишкино счастье» и «Медвеган», объем производства составлял более 60 тыс. т продукции в год.

Иск о банкротстве «Мишкино», поданный одним из контрагентов предприятия, был принят к производству в марте 2019 года. Через месяц фабрика остановила производство. В мае того же года на предприятии была введена процедура наблюдения.


× Закрыть

25.11.20

Автодилер теряет место

Автодилер теряет место

У компании «Авто-ревю» хотят изъять участок под автосалоном Lada

Подробнее

Как стало известно, власти Ростова-на-Дону обратились в арбитражный суд с требованием об изъятии земельного участка на ул. Таганрогской, на котором расположен автосалон Lada фирмы «Авто-Ревю». Чиновники заявили, что землю надо вернуть городу, поскольку автосалон был признан самовольной постройкой и подлежит сносу по решению арбитража. После изъятия участка власти планируют выставить его на торги. Юристы говорят что в таком случае сносить автосалон придется новым владельцам земли. Между тем, владельцы «Авто-ревю» заявили иск в суд общей юрисдикции с требованием о сохранении здания и добились приостановки исполнения решения о сносе.

Арбитражный суд Ростовской области принял к производству иск департамента архитектуры и градостроительства Ростова к учредителям фирмы «Авто-ревю» Александру Пяткову и Маркару Хаймахяну об изъятии принадлежащего им земельного участка, на котором расположен автосалон Lada (улица Таганрогская, 211). Соответствующая информация появилась в картотеке суда.

В иске городские власти указали, что еще в 2018 году суд признал автосалон самовольной постройкой и принял решение о его сносе, однако оно до сих пор не исполнено. На этом основании земля под автосалоном должна быть изъята у собственников, указывают чиновники, ссылаясь на Гражданский кодекс.

Также отмечается, что после возврата участка во владение города его выставят на продажу посредством публичных торгов.

По словам Сергея Радченко из адвокатского бюро «Юг», изъятый земельный участок может быть выставлен на торги вместе с самовольно построенным объектом недвижимости. При этом цена участка будет равна его рыночной стоимости минус затраты на работы по сносу «самоволки», которые будет обязан осуществить новый владелец земли.

Если расчетные затраты превышают рыночную стоимость, то участок продается по цене один рубль»,— отметил юрист.

Между тем, Александр Пятков и Маркар Хаймахян обратились в Октябрьский районный суд с заявлением о сохранении здания автосалона в существующем виде и признании права собственности на него. Суд приостановил исполнительное производство по решению ростовского арбитража о сносе самовольно построенного объекта до рассмотрения заявления, сообщил господин Пятков.

Автосалон на Таганрогской принадлежит ООО «Авто-ревю» (официальный дилер Lada), Александр Пятков и Маркар Хаймахян являются учредителями фирмы в равных долях. По данным информационной системы «СПАРК-Интерфакс», в 2019 году ООО получило 590,1 млн руб. выручки, чистая прибыль составила 1,03 млн руб.

Как ранее писал “Ъ-Юг”, в 2007 году владельцы фирмы «Авто-ревю» Александр Пятков и Маркар Хаймахян построили на принадлежащем им земельном участке на улице Таганрогской здание площадью 747 кв. м. Целевым назначением участка являлось ведение садоводства, а объект изначально был зарегистрирован как жилая недвижимость. Потом предприниматели добились изменения разрешенного использования земли на размещение мебельных и автомобильных салонов, а строение перевели в категорию нежилых зданий и перерегистрировали как автосалон. Впоследствии он дважды достраивался с увеличением площади, которая к 2016 году была доведена почти до 1,8 тыс. кв. м.

Спустя десять лет после возведения первой постройки автосалон «Авто-ревю» привлек внимание властей Ростова, которые в 2018 году обратились в Арбитражный суд Ростовской области с требованием о признании объекта самовольной постройкой и о его сносе.

Городские чиновники заявили, что объект недвижимости возведен без разрешения департамента архитектуры и градостроительства города. Предприниматели возразили, что законность строительства подтверждается регистрацией их права собственности на объект в Росреестре. Однако Ростовский арбитражный суд принял решение о сносе автосалона, потом его подтвердили вышестоящие судебные инстанции, включая ВС РФ.


× Закрыть

20.11.20

Миллиард поищут на стройке

Миллиард поищут на стройке

Учредителя «Кубань Инвеста» привлекли к субсидиарной ответственности по кредиту Росэнергобанка

Подробнее

В ходе банкротства строительной компании «Кубань Инвест» суд привлек к субсидиарной ответственности учредителя общества Дмитрия Морозова. Суд признал, что господин Морозов перевел на счета фирм-однодневок более 1 млрд руб. кредитных средств, полученных в Росэнергобанке. Банк был признан банкротом в 2017 году, права требования к его должникам перешли Агентству по страхованию вкладов.

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа (АС СКО) признал законным решение 15-го апелляционного арбитражного суда, который в августе текущего года вынес постановление о привлечении к субсидиарной ответственности учредителя и бывшего гендиректора ООО «Кубань Инвест» Дмитрия Морозова (соответствующая информация опубликована на сайте суда). Ранее в ходе банкротства строительной компании «Кубань Инвест» суд установил в реестре требования к должнику со стороны госкорпорации «Агентство по страхованию вкладов (АСВ)» — правопреемника Росэнергобанка — на сумму 1,1 млрд руб. Агентство, обратившись в суд с заявлением о привлечении Дмитрия Морозова к субсидиарной ответственности, настаивало на взыскании с него всей суммы долга, однако суд решил, что объем взыскания должен быть определен на более поздней стадии банкротства.

Компания «Кубань Инвест» вела в Краснодаре строительство жилого комплекса «На Красных Партизан» (12 домов высотой от девяти до 12 этажей).

Как следует из материалов суда, в 2015 году Дмитрий Морозов оформил два кредитных договора с Росэнергобанком в общей сложности на 1,1 млрд руб., получил средства и сразу же перечислил их компаниям «Глория», «Бизнес-Эксперт», ТД «Александр», «Вектор Юг» и др.

Авансовые платежи предназначались для закупки строительных материалов, однако товары не были поставлены застройщику, а полученные средства контрагенты не вернули.

В 2017 году ООО «Кубань Инвест» было признано несостоятельным, и конкурсный управляющий выяснил, что компании-контрагенты имели признаки фирм-однодневок, были зарегистрированы незадолго до совершения сделок и не вели реальной деятельности. Суд согласился с доводами конкурсного управляющего и признал, что руководство ООО «Кубань Инвест» безосновательно вывело на счета сторонних фирм более 1 млрд руб., что привело к банкротству застройщика.

Сделки по закупке строительных материалов представляют собой вывод активов должника»,— говорится в решении АС СКО.

Росэнергобанк был признан банкротом в 2017 году, его активы, в том числе права требования к должникам, перешли Агентству по страхованию вкладов. Примечательно, что господин Морозов, возражая против привлечения его к субсидиарной ответственности, настаивал на том, что руководство Росэнергобанка якобы было осведомлено о сомнительных сделках компании «Кубань Инвест» и даже принимало участие в их организации. Однако суд решил, что информация о возможном участии представителей банка в выводе активов должна быть изучена и оценена позднее, при рассмотрении вопроса о размере субсидиарной ответственности.

По мнению старшего юриста адвокатского бюро «Юг» Сергея Радченко, действия руководства «Кубань Инвеста» — классическая схема вывода средств из компании. «В результате этих действий компания стала несостоятельной, поэтому суд обоснованно признал Дмитрия Морозова виновным в банкротстве и возложил на него субсидиарную ответственность по требованиям кредиторов, прежде всего банка»,— отметил юрист. По поводу заявления господина Морозова о том, что банк якобы был «в доле», Сергей Радченко сказал, что считает такую ситуацию вполне вероятной. «Кредит был явно ничем не обеспечен, поэтому при определении точного размера ответственности к банку тоже могут быть вопросы»,— пояснил господин Радченко.


× Закрыть

06.11.20

АС г. Москвы опубликовал решение о привлечении к субсидиарной ответственности детей руководителя банкрота

АС г. Москвы опубликовал решение о привлечении к субсидиарной ответственности детей руководителя банкрота

Суд не исключил возможность использования родителями личностей детей в качестве инструмента для сокрытия собственного имущества от обращения на него взыскания по требованиям кредиторов о возмещении им вреда

Подробнее

По словам одного из адвокатов, рассматриваемое дело ранее «всколыхнуло» юридическое сообщество, так как фабула его приводила к однозначному пониманию: к субсидиарной ответственности могут быть привлечены дети контролирующего лица, однако суду следовало все же обязать последних возвратить имущество в конкурсную массу, а не компенсировать его стоимость. Другой не согласился с решением арбитражного суда, отметив, что тот фактически не выполнил указания ВС РФ; он выразил надежду, что вышестоящая инстанция отменит судебный акт.

Арбитражный суд г. Москвы опубликовал мотивированное определение № А40-131425/16-30-203Б от 27 октября по обособленному спору о привлечении к субсидиарной ответственности детей контролирующего организацию-банкрота лица.

ФНС выступила за привлечение к субсидиарной ответственности всей семьи контролирующего должника лица

В 2012–2014 гг. Вадим Самыловских являлся контролирующим лицом ООО «Альянс»: он был генеральным директором этого общества и его 100-процентным собственником (за исключением отдельного периода, когда мажоритарным участником юрлица был его тесть).

Общество «Альянс» выступало подрядчиком по ряду госконтрактов, якобы привлекая субподрядчиков на выполнение соответствующих работ. В действительности же работы субподрядчиками не выполнялись, реальные хозяйственные операции между ними и подрядчиком не совершались, первичные документы об их взаимоотношениях являлись недостоверными, такие документы составлялись с единственной целью – получение обществом «Альянс» необоснованной налоговой выгоды в виде безосновательного уменьшения налогооблагаемой базы по налогу на прибыль и в виде увеличения налоговых вычетов по НДС.

В декабре 2016 г. налоговая инспекция доначислила обществу «Альянс» налоги, пени и штрафы на общую сумму свыше 309 млн руб. Налогоплательщику не удалось оспорить решение контролирующего органа в арбитражном суде (дело № А40-154246/2017).

В феврале 2017 г. АС г. Москвы признал банкротом ООО «Альянс» и назначил его конкурсным управляющим Дмитрия Клычкова. В реестр требований должника вошли денежные претензии пяти его кредиторов, относящиеся к третьей очереди удовлетворения, на общую сумму 311 млн руб. (в том числе требование налоговой инспекции на 309 млн руб.). В связи с этим в мае 2018 г. в вышеуказанный суд поступило заявление столичного УФНС России о привлечении Вадима Самыловских, его сыновей Даниила и Дмитрия вместе с их матерью Натальей Кириенко к субсидиарной ответственности в рамках банкротного дела должника.

ВС не поддержал выводы нижестоящих инстанций, частично удовлетворивших требования УФНС

В ходе судебного разбирательства было установлено, что должник перечислил значительную часть сокрытых от налогообложения путем фиктивного документооборота денежных средств ООО «Векша Плюс» в отсутствие на то разумных экономических причин, что и стало необходимой причиной банкротства общества «Альянс».

Арбитражный суд г. Москвы сначала привлек к субсидиарной ответственности лишь Вадима Самыловских за доведение контролируемого им общества до банкротства, взыскав с него в конкурсную массу свыше 311 млн руб. В остальной части требований налогового органа было отказано.

Впоследствии апелляция изменила определение АС г. Москвы и привлекла к субсидиарной ответственности Наталью Кириенко, установив ее соучастие в совершении действий, приведших к банкротству общества (в том числе выводе денежных средств из числа активов должника в пользу общества «Векша Плюс»). Так, вторая инстанция установила, что женщина непосредственно участвовала в деятельности организаций, использованных должником для получения необоснованной налоговой выгоды: она осуществляла полномочия единоличного исполнительного органа общества «ЕВС» и была его руководителем, консультировала директора общества «СМУ-2» по вопросам налогообложения и бухгалтерского учета, работала в обществе «Строй Вест» в должности бухгалтера. Наталья Кириенко также являлась генеральным директором и единственным участником общества «Векша Плюс», на счета которого были перенаправлены скрытые должником от налогообложения денежные средства. Кроме того, она состояла в зарегистрированном браке с Вадимом Самыловских.

В свою очередь, окружной суд отменил постановление апелляции и оставил в силе определение первой инстанции.

В августе 2019 г. Дмитрий Клычков был освобожден от исполнения обязанностей конкурсного управляющего общества «Альянс», на эту должность утвердили Айрата Габдулвагапова.

В декабре того же года Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда в своем Определении № 305-ЭС19-13326 отменила постановление кассации и оставила в силе судебный акт апелляции о привлечении Натальи Кириенко к субсидиарной ответственности. Высшая судебная инстанция также отменила определение АС г. Москвы и постановление окружного суда в части отказа в привлечении к субсидиарной ответственности Даниила и Дмитрия Самыловских. В отмененной части обособленный спор был направлен на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Тогда ВС РФ указал, что нижестоящие суды не проверили, стали ли сыновья Самыловских реальными собственниками имущества, подаренного родителями, и преследовали ли они, получая имущество в дар, наряду с приобретением права собственности другую цель – освободить это имущество от обращения взыскания со стороны кредиторов их родителей по деликтным обязательствам.

Кроме того, Суд счел, что при новом рассмотрении спора суду следует рассмотреть вопрос о возможности привлечения к ответственности Даниила и Дмитрия Самыловских за умышленные действия, препятствующие получению кредиторами общества «Альянс» исполнения за счет имущества их родителей. Правовая позиция Верховного Суда по этому делу вошла в Обзор судебной практики № 1 за 2020 г.

В итоге суд привлек к субсидиарной ответственности сыновей контролирующего должника лица

После повторного рассмотрения обособленного спора АС г. Москвы отметил, что в 2017 г. Дмитрий Самыловский и Наталья Кириенко подарили своим сыновьям принадлежащую им на праве собственности недвижимость (включая несколько квартир). На момент сделок один из сыновей достиг совершеннолетия, а другому исполнилось 15 лет.

В материалах дела, как пояснил суд, не имелось доказательств того, что Даниил и Дмитрий Самыловских, будучи несовершеннолетними в 2012–2014 гг., являлись контролирующими лицами должника. «К несовершеннолетним детям контролирующих лиц неприменима презумпция контролирующего выгодоприобретателя (подп. 3 п. 4 ст. 61.10 Закона о банкротстве) в силу объективных особенностей отношений несовершеннолетних детей и их родителей, которым обычно присущи, с одной стороны, стремление родителей оградить детей от негативной информации, с другой стороны, повышенный уровень доверия детей к своим родителям», – отмечено в судебном определении.

С другой стороны, АС г. Москвы не исключил возможность использования родителями личностей детей в качестве инструмента для сокрытия собственного имущества от обращения на него взыскания по требованиям кредиторов о возмещении вреда, причиненного данным кредиторам. В частности, они могут оформить переход права собственности на имущество к детям лишь для вида, без намерения создать соответствующие правовые последствия, совершив тем самым мнимую сделку. Установление же несовпадения воли с волеизъявлением относительно обычно порождаемых такой сделкой гражданско-правовых последствий является достаточным для квалификации ее в качестве ничтожной.

Суд подчеркнул, что сделки по отчуждению дорогостоящего имущества были совершены лицами, контролирующими должника, практически сразу после признания последнего банкротом. Так, часть отчужденного имущества вначале была передана Вадимом Самыловских своей супруге, которая передала по договорам дарения и купли-продажи все дорогостоящее имущество детям. После подачи налоговым органом заявления о привлечении лиц, контролирующих должника, к субсидиарной ответственности почти все ликвидные активы были отчуждены третьим лицам.

Как пояснил суд, вред кредиторам может быть причинен не только доведением должника до банкротства, но и умышленными действиями, направленными на создание невозможности получения кредиторами полного исполнения за счет имущества контролирующих лиц, виновных в банкротстве должника, в том числе путем приобретения их имущества родственниками по действительным безвозмездным сделкам, не являющимся мнимыми, о вредоносной цели которых не мог не знать приобретатель. «При этом не имеет правового значения, какое именно имущество контролирующих лиц освобождается от притязаний кредиторов на основании подобной сделки – приобретенное за счет незаконно полученного дохода или иное, поскольку контролирующее лицо отвечает перед кредиторами всем своим имуществом, за исключением того, на которое в соответствии с законом не может быть обращено взыскание (ст. 24 ГК РФ). В этом случае возмещение причиненного кредиторам вреда ограничено по размеру стоимостью имущества, хотя и сменившего собственника, но, по сути, оставленного в семье (ст. 1082 ГК РФ)», – отмечено в судебном определении.

АС г. Москвы пояснил, что хотя основания требований кредиторов к контролирующим лицам (создание необходимых причин банкротства) и приобретшим их имущество родственникам (создание невозможности полного исполнения за счет имущества контролирующих лиц) не совпадают, требования кредиторов к ним преследуют единую цель – возместить в полном объеме убытки (ст. 15 ГК РФ), поэтому обязательства контролирующих лиц и упомянутых родственников являются солидарными (ст. 1080 ГК РФ), что также позволяет исключить возникновение неосновательного обогащения на стороне пострадавших кредиторов.

Таким образом, суд отметил, что Дмитрий и Даниил Самыловских не доказали получение ими доходов, позволяющих приобрести спорное имущество и нести бремя по его содержанию. В связи с этим он привлек Даниила и Дмитрия Самыловских к субсидиарной ответственности должника, взыскав с этих лиц вместе с их матерью солидарно 93 млн руб.

Эксперты «АГ» неоднозначно оценили выводы суда

Адвокат АП г. Москвы Вячеслав Голенев отметил, что рассматриваемое дело “всколыхнуло” юридическое сообщество, так как фабула его приводила к однозначному пониманию: к субсидиарной ответственности могут быть привлечены дети контролирующего лица. «По существу к определению АС г. Москвы вопросов не так много. С точки зрения защиты прав кредиторов – оно образцово-показательное, однако были бы такими же рассуждения суда, если бы действия по выводу активов оспаривали кредиторы – частные субъекты, а не налоговый орган?» – задался вопросом он.

По словам эксперта, встречаются такие определения судов, которые читаешь и понимаешь: по существу верно, по общей справедливости тоже правильно, защищены все те лица, которые нуждались в защите (в данном случае это кредиторы), но остается некий “осадок”. «К детям хозяина бизнеса была буквально применена правовая позиция, изложенная в обзоре судебной практики ВС РФ № 1 за 2020 г., гласящая, что лица, содействовавшие сокрытию активов, отвечают за долги бизнеса в части стоимости выведенных активов должника или контролирующих лиц. Наверное, справедливым в этой ситуации (с учетом ее резонанса) является все же обязание возврата имущества в конкурсную массу, а не компенсация его стоимости (за исключением случая дальнейшей перепродажи активов). В противном случае, если имущество может реально стоить, например, меньшую сумму, чем указано в определении суда ко взысканию, даже при продаже всех “выведенных” активов может не хватить денег для того, чтобы расплатиться с кредиторами. Кроме того, кадастровая стоимость активов и их рыночная стоимость могут существенно различаться», – подчеркнул Вячеслав Голенев.

По его мнению, позиция суда может быть скорректирована применительно к случаю, когда за долги бизнеса отвечают несовершеннолетние дети бенефициара и они не осуществляли дальнейшую перепродажу активов. «В таком случае представляется целесообразным, во избежание нарушения их прав и законных интересов, ввести механизм обязания возврата имущества (активов), ранее “выведенных” на них, без определения его стоимости ко взысканию», – убежден эксперт.

Адвокат АБ «ЮГ» Сергей Радченко выразил несогласие с решением арбитражного суда. «На мой взгляд, суд, выполняя указания ВС РФ, при новом рассмотрении дела должен был сделать две вещи. Во-первых, установить стоимость перешедшего к детям имущества и привлечь их к субсидиарной ответственности только в размере этой стоимости, а не в размере, заявленном УФНС. Суд указал на солидарную ответственность каждого из детей вместе с обоими родителями, но поскольку родители подарили детям все свое имущество, то ясно, что ФНС требовать деньги с родителей не будет, она будет требовать только с детей. И если стоимости подаренного имущества окажется недостаточно (его рыночная стоимость может упасть, имущество может быть утрачено не по вине детей), то детям придется за махинации своих родителей доплачивать из своего кармана недостающую часть, что явно несправедливо», – предположил он.

Во-вторых, отметил эксперт, Верховный Суд, направляя это дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд г. Москвы, дал указание проверить: стали ли сыновья Самыловских реальными собственниками имущества, подаренного родителями, и преследовали ли они, получая имущество в дар, наряду с приобретением права собственности другую цель – освободить данное имущество от обращения взыскания со стороны кредиторов их родителей по деликтным обязательствам. «Суд первой инстанции эти указания не выполнил и ничего из названного проверять не стал. Надеюсь, в апелляционной инстанции эти недостатки будут исправлены», – выразил надежду адвокат.

Он добавил, что рассматриваемое дело является проявлением возникшей в последние годы тенденции защищать деликтными исками нарушенные права в договорных обязательствах. «Дети не являлись контролирующими лицами, и, как следствие, привлечение их к субсидиарной ответственности невозможно, но им контролирующие лица (родители) передали по сделке свое имущество, чтобы избежать обращения на него взыскания. Это классический пример мнимой сделки. Надлежащий способ защиты прав кредитора, которым в комментируемом деле выступает УФНС, – иск о применении последствий недействительности сделки, последствием удовлетворения которого будет возврат имущества от детей обратно к родителям с последующим обращением на него взыскания в ходе исполнительного производства», – убежден Сергей Радченко.

Он пояснил, что разница между иском о реституции и деликтным иском в том, что в порядке реституции возвращается только полученное по сделке, а при удовлетворении деликтного иска вред возмещается в полном объеме, здесь “полученного” нет. «Как следствие, если права кредитора нарушены сделкой, то кредитор не имеет права заявить деликтный иск, ему доступен только иск о реституции. В этом принципиальная ошибочность позиции Верховного Суда в данном деле, который посчитал возможным применить к требованию УФНС нормы о деликтной ответственности. Для того чтобы сгладить негативные последствия такого подхода, ВС РФ дал очень широкое толкование ст. 1082 ГК РФ, выведя из нее норму, которая из нее никак не следует: “В этом случае возмещение причиненного кредиторам вреда ограничено по размеру стоимостью имущества, хотя и сменившего собственника, но, по сути, оставленного в семье”. Тем самым реституция и возмещение вреда получают одни и те же последствия», – предостерег адвокат.


× Закрыть

26.10.20

Верховный Суд обобщил практику по делам о защите прав потребителей

Верховный Суд обобщил практику по делам о защите прав потребителей

В обзор практики вошли 15 правовых позиций по судебным спорам, рассмотренным в период с 2018 по 2020 г. Эксперты прокомментировали самые интересные, с их точки зрения, разъяснения ВС. При этом по отдельным вопросам их точки зрения разошлись: в частности, по мнению одного из них, разъяснением о возврате товара за пределами гарантийного срока ВС пресек многочисленные злоупотребления потребителей, тогда как другой полагает, что оно ставит потребителя в невыгодное положение.

Подробнее

14 октября Президиум Верховного Суда РФ утвердил Обзор судебной практики по делам о защите прав потребителей. В документ вошли 15 правовых позиций, которые, как указано в преамбуле, освещают наиболее актуальные вопросы, возникшие в практике судов в 2018–2020 гг. Подчеркивается, что обзор подготовлен с целью дальнейшего формирования единства судебной практики и обеспечения единообразия в толковании норм права при рассмотрении дел по спорам о защите прав потребителей.

Адвокат АБ «ЮГ» Сергей Радченко полагает, что обзор обоснованно направлен на борьбу с «потребительским экстремизмом». «По моим наблюдениям, количество потребителей, желающих не только защитить свои законные права, но также хорошо заработать на продавца, год от года растет», – отметил он.

При этом эксперт также посетовал на то, что в документ не вошли дела ВС РФ, по которым были вынесены определения от 31 июля 2018 г. № 32-КГ18-16; от 14 августа 2018 г. № 32-КГ18-15; от 25 сентября 2018 г. № 93-КГ18-2; от 6 ноября 2018 г. № 46-КГ18-54. «В этих делах Верховным Судом пресечен самый распространенный и самый опасный способ “потребительского экстремизма”: когда покупатель направляет продавцу претензию с требованием возврата денег, но не предоставляет товар для проверки качества, тем самым не давая ему возможности добровольно удовлетворить требование покупателя, при том что неустойка за просрочку возврата денег начинает начисляться через 10 дней после получения претензии. Надеюсь, изложенные в этих определениях разъяснения суды будут применять и без включения их в обзор», – выразил надежду он.

Споры, возникающие из договоров купли-продажи товаров

В п. 1 обзора отмечено, что подлежит удовлетворению требование потребителя о возврате технически сложного товара, в котором по истечении 15 дней со дня его передачи выявлен производственный дефект, если такой недостаток существенен. Полномочия организации (ИП) на принятие и удовлетворение требований потребителей в отношении товаров ненадлежащего качества должны быть предусмотрены соответствующим договором, заключенным с изготовителем (продавцом). Затраты, понесенные потребителем на оплату услуг представителя общества по защите прав потребителей для представления его интересов в суде, не возмещаются в качестве судебных расходов (Определение № 18-КГ19-74 от 20 августа 2019 г.).

Адвокат АП г. Москвы Олег Лисаев отметил, что в рассматриваемом деле и без экспертизы было ясно, что самопроизвольно выключающийся холодильник, купленный физлицом, имел существенный производственный недостаток. «В свою очередь, проведение ненужной экспертизы повлечет для потребителя негативные последствия: затянется производство по делу, и ему придется понести расходы на оплату услуг экспертов. Согласно положениям Закона о защите прав потребителей фирма, продавшая некачественный товар, должна отвечать перед покупателем в силу закона, а затем она может предъявить претензии изготовителю. Данный порядок наилучшим образом защитит права потребителя, в противном случае ему придется вести переписку с заводом-изготовителем, который, как правило, находится далеко или вообще за границей», – пояснил он.

Сергей Радченко подчеркнул, что в подобных спорах обнаруженный недостаток должен быть существенным. Он отметил, что суды это часто игнорируют и расторгают договоры купли-продажи при любом недостатке, не выясняя, является ли он существенным. «Важнейшим является и разъяснение о том, что если потребитель что-то платит общественной организации по защите прав потребителей, то эти расходы нельзя взыскать с продавца. До этого разъяснения такие “расходы” были средством “заработка” общественных организаций, которые рисовали фиктивные расходы на подготовку иска, консультации, затем всё это взыскивали с продавцов, таким образом, ВС РФ эту порочную практику прекратил», – полагает эксперт.

Руководитель арбитражной практики АБ «Халимон и Партнеры» Игорь Ершов раскритиковал разъяснение ВС относительно судебных расходов: «С таким подходом согласиться нельзя, поскольку закон наделяет общества по защите прав потребителей правом на обращение в суд в защиту прав физлиц, но не предписывает им оказывать данную помощь безвозмездно, т.е. не запрещает оказывать данную помощь на возмездной основе». Он пояснил, что роль этих обществ заключается в профессиональном квалифицированном представлении интересов потребителя, а значит, допустим возмездный характер такой помощи. По сути, добавил эксперт, общество по защите прав потребителей – это та же самая юридическая фирма, адвокатское образование, но специализирующееся на представлении интересов в определенной категории споров.

Игорь Ершов предположил, что ВС проводит ошибочную аналогию с недопустимостью возмещения расходов самого общества по защите прав потребителей на оплату услуг представителей при обращении в суд не самостоятельно, а через представителя (такая проблема была освещена еще в Обзоре ВС РФ за третий квартал 2013 г.). «Но данные ситуации не являются однотипными, поскольку вышеуказанные общества уже являются субъектом квалифицированной юридической помощи, и в силу указанного обстоятельства им не нужно привлекать сторонних представителей для защиты прав потребителя», – убежден адвокат.

Как следует из п. 2, при выявлении существенных недостатков товара за пределами гарантийного срока, но в течение установленного срока службы товара потребитель вправе возвратить товар изготовителю (уполномоченной организации или уполномоченному ИП, импортеру) и потребовать возврата уплаченных денег, только если его требование о безвозмездном устранении недостатков не было удовлетворено вышеуказанными субъектами в 20-дневный срок. При этом потребитель обязан возвратить такой товар (Определение № 46-КГ18-54 от 6 ноября 2018 г.).

Сергей Радченко полагает, что таким важным разъяснением ВС также пресек многочисленные злоупотребления потребителей, которые получали в суде исполнительный лист на взыскание с продавца цены товара, предъявляли его в банк, списывали со счетов продавцом деньги, но при этом не возвращали товар, продолжая им пользоваться (поскольку существенных недостатков в нем никогда и не было).

Олег Лисаев не поддержал разъяснение Суда, поскольку, по его мнению, оно ставит потребителя в невыгодное положение. «Отправив импортеру телефон вместе с претензией, у него нет никакой гарантии, что он не останется и без телефона, и без денег», – полагает он.

В п. 3 разъяснено, что потребитель вправе требовать возмещения убытков, связанных с возвратом товара ненадлежащего качества, в размере, обеспечивающем приобретение им аналогичного товара (Определение № 4-КГ19-31 от 13 августа 2019 г.).

Олег Лисаев положительно расценил разъяснение Суда, поскольку, по его мнению, оно соответствует положениям ст. 15 ГК РФ о полном возмещении убытков. «Кроме того, если на полученную денежную сумму потребитель не сможет приобрести аналогичный товар вследствие повышения цен, это будет несправедливо», – подчеркнул он.

Согласно п. 4 обзора при разрешении вопроса об ответственности импортера автомобиля за нарушение прав потребителя юридически значимым обстоятельством является установление наличия/отсутствия в импортированном автомобиле существенного недостатка и причины его возникновения. Участвующие в деле лица имеют право присутствовать при проведении экспертизы, если это не помешает исследованию. При этом эксперт не вправе самостоятельно собирать материалы для проведения экспертизы (Определение № 18-КГ19-73 от 9 июля 2019 г.).

По мнению Сергея Радченко, здесь Верховный Суд затронул один из самых больных вопросов товарных потребительских споров – качество экспертных заключений. «Из личного опыта могу сказать: в подавляющем большинстве случаев их качество ужасающее. В частности, “эксперты” часто устанавливают факт недостатка в товаре без проведения разборки товара и исследования его компонентов, просто осмотрев его. Они часто крайне поверхностно и безобразно пишут свои экспертизы. Суды на все это смотрят сквозь пальцы. Добиться назначения повторной или хотя бы дополнительной экспертизы в суде крайне тяжело. Теперь ВС РФ показал судам, что невнимание к качеству экспертизы будет основанием для отмены решения», – пояснил адвокат.

Исходя из п. 5 документа при возврате товара ненадлежащего качества потребитель имеет право на возмещение уплаченных им процентов и иных платежей по договору потребительского кредита (займа), если данный кредит предоставлен ему как потребителю для приобретения этого товара (п. 6 ст. 24 Закона о защите прав потребителей) (Определение № 9-КГ19-15 от 28 января 2020 г.).

В п. 6 отмечено, что нарушение прав потребителя, имевшее место после вынесения решения суда и выразившееся в дальнейшем неисполнении обязательства продавцом, служит основанием для удовлетворения иска потребителя о взыскании неустойки за период с момента вынесения решения суда и до дня его фактического исполнения, а также компенсации морального вреда и штрафа (Определение № 77-КГ19-9 от 25 июня 2019 г.).

Судебные споры, возникающие из договоров подряда с потребителем

Как следует из п. 7 обзора, срок для предъявления заказчиком по договору подряда требования о безвозмездном устранении существенных недостатков результата работы, в отношении которого не установлен срок службы, составляет 10 лет со дня принятия результата работы (Определение № 57-КГ19-3 от 11 июня 2019 г.).

В следующем пункте отмечено, что заказчик вправе отказаться от исполнения договора подряда и потребовать возмещения причиненных убытков при наличии существенных недостатков результата работы и невыполнении подрядчиком требований об их безвозмездном устранении (Определение № 5-КГ19-65 от 9 июля 2019 г.).

Споры, возникающие в связи с оказанием потребителям услуг, включая финансовые услуги

В соответствии с п. 9 документа рассчитывать на возмещение убытков и морального вреда, причиненных в результате нарушения газоснабжающей организацией условий договора о газоснабжении домовладения, может как собственник этого домовладения, с которым заключен договор о поставке газа, так и проживающие совместно с ним члены его семьи (Определение № 18-КГ18-181 от 2 октября 2018 г.).

Олег Лисаев отметил, что в рассматриваемом деле отключение газоснабжения жилого дома повлекло отсутствие отопления в нем в зимний период. «Все жильцы этого дома претерпевали физические и нравственные страдания от холода, поэтому они имеют право на компенсацию морального вреда, так как действия ответчика были признаны судом незаконными. Спасаясь от холода в доме, люди вынуждены были купить обогреватели, т.е. понести расходы для восстановления нарушенного права (ст. 15 ГК РФ). Таким образом, им был причинен ущерб, который подлежит возмещению», – полагает он.

В п. 10 разъяснено, что с заемщика по договору займа, заключенному с микрофинансовой организацией, не может быть взыскана денежная сумма, превышающая предельное значение полной стоимости микрозайма, определяемое Банком России в законном порядке (Определение № 80-КГ18-15 от 19 февраля 2019 г.).

В следующем пункте Верховный Суд пояснил, что условие договора банковского вклада, заключенного между банком и потребителем, об обязательном досудебном урегулировании споров ущемляет права потребителя и является ничтожным (Определение № 49-КГ18-61 от 5 февраля 2019 г.).

Согласно п. 12 документа, по соглашению сторон кредитного договора может быть изменена очередность погашения только тех требований, которые предусмотрены ст. 319 ГК РФ. Подлежащие уплате по денежному обязательству гражданско-правовые санкции (неустойка, пеня) за неисполнение или просрочку исполнения денежного обязательства погашаются после суммы основного долга (Определение № 16-КГ18-39 от 27 ноября 2018 г.).

Как следует из п. 13, расходы потерпевшего на проведение независимой экспертизы для определения размера ущерба являются его убытками и возмещаются страховщиком сверх лимита ответственности по договору ОСАГО и владельцев транспортных средств независимо от того, до или после обращения в страховую компанию была проведена эта экспертиза (Определение № 53-КГ18-14 от 14 августа 2018 г.).

В п. 14 обзора отмечено, что по общему правилу страховое возмещение в виде ремонта должно обеспечивать сохранение гарантии на застрахованное транспортное средство (Определение № 5-КГ18-7 от 15 мая 2018 г.). А в п. 15 разъяснено, что право на штраф за отказ добровольно удовлетворить законные требования потребителя может перейти по договору цессии после его присуждения цеденту-потребителю, а также в случае, когда в результате уступки цессионарий сам становится потребителем (Определение № 5-КГ19-52 от 28 мая 2019 г.).

Игорь Ершов полагает, что вопрос о возможности уступки потребительского штрафа, как и неустойки за нарушение обязательств изготовителем, исполнителем, продавцом, весьма актуален. «Позиция Верховного Суда РФ о возможности перехода права на штраф по договору цессии после его присуждения судом цеденту-потребителю была сформирована в Постановлении Пленума от 26 декабря 2017 г. № 58 и дальше встречается в определениях коллегий по гражданским делам и по экономическим спорам (от 13 февраля 2020 г. № 305-ЭС19-20142). Однако важно, что сейчас ВС РФ указывает на возможность уступки штрафа в двух случаях: после присуждения его судом цеденту-потребителю; в том случае, когда в результате цессии цессионарий сам становится потребителем оказываемой должником услуги или выполняемой им работы. Сформированная позиция справедлива и определяет четкие границы допустимого поведения участников оборота в случае с уступкой штрафа», – считает юрист.

По мнению эксперта, проблема уступки потребительского штрафа не существует сама по себе, а проистекает и связана с проблемой отсутствия единообразия в практике судов общей юрисдикции и арбитражных судов, в частности по спорам о взыскании неустойки за нарушение должникам своих обязательств.

«Очевидно, что потребительский штраф зависит от присуждаемой судом в пользу потребителя суммы. Наиболее остро данная проблема видна в спорах о взыскании с застройщиков неустойки по ДДУ, где суды общей юрисдикции склонны значительно снижать неустойку и, как следствие, автоматически снижается штраф, а арбитражные суды, напротив, придерживаются практики полного (или почти полного) удовлетворения требований. В итоге возникают ситуации, когда потребители, например дольщики, пытаясь недобросовестно обогатиться, обходят суды общей юрисдикции и действуют по схеме уступки права на неустойку предпринимателю (ИП или юрлицо), который уже обращается в арбитражный суд. Таким образом, на данный момент проблема уступки потребительского штрафа фактически решена, но продолжают быть нерешенными вопрос с злоупотреблениями потребителей в ситуации уступки права на неустойку и проблема отсутствия единообразия судебной практики судов общей юрисдикции и арбитражных судов», – заключил Игорь Ершов.


× Закрыть

22.10.20

Вылет актива. Спор акционеров о судьбе старого ростовского аэропорта выходит на новый круг.

Ростовский арбитражный суд отказал структурам «Группы Агроком» Ивана Саввиди в требовании признать незаконной передачу имущества ОАО «Аэропорт Ростов-на-Дону» (так называемый «старый ростовский аэропорт») на баланс дочернего ООО «Аэропорт Актив». Имущество ОАО было отчуждено по инициативе его крупного акционера — «Ростоваэроинвеста» — с целью дальнейшей продажи и ликвидации компании. «Группа Агроком», которая также имеет долю в ОАО, выступает против, называя это нарушением ее акционерных интересов и выводом активов. В «Агрокоме» говорят, что продолжат спор в суде апелляционной инстанции.

Подробнее

Арбитражный суд Ростовской области отказался удовлетворить иск компании Nosencore Limited (Кипр, структура «Группы Агроком») с требованием признать недействительной сделку по передаче имущества ОАО «Аэропорт Ростов-на-Дону» в уставный капитал ее дочернего ООО «Аэропорт Актив» (информация об этом есть в картотеке суда).

«Группе Агроком» принадлежит порядка 50% уставного капитала ОАО «Аэропорт Ростов-на-Дону». Вторым крупным акционером ОАО (38% в УК) является компания «Ростоваэроинвест», подконтрольная АО «Управляющая компания “Аэропорты регионов”» (входит в ГК «Ренова» Виктора Вексельберга).

Летом 2019 года «Аэропорты регионов» предложили ликвидировать предприятие ОАО «Аэропорт Ростов-на-Дону». По решению совета директоров ОАО, в котором у «Ростоваэроинвеста» большинство голосов, было учреждено ООО «Аэропорт Актив». Имущество аэропорта, оцененное в 432 млн руб., перевели на его баланс с целью дальнейшей продажи в рамках процесса ликвидации. «Группа Агроком» выступила против этого.

В поданном в арбитражный суд иске группа указала, что действия «Ростоваэроинвеста» направлены на получение контроля над имуществом ОАО «Аэропорт Ростов-на-Дону» в пользу аффилированных лиц на условиях, нарушающих права других акционеров.

Также было заявлено о заниженной оценке стоимости отчужденного имущества — в ГК считают, что оно стоит 1,040 млрд руб. Однако суд решил, что создание дочерней компании и внесение в ее уставный капитал имущества материнской компании нельзя расценивать как сделку по отчуждению и причинению ущерба.

«Группа Агроком» намерена обжаловать это решение в апелляционной инстанции, сообщили в службе юридической компании.

К нашему удивлению, на данном этапе суд не увидел многочисленные нарушения в действиях ОАО “Аэропорт Ростов-на-Дону”, связанные с выводом активов и ликвидацией компании, поэтому мы будем оспаривать принятое решение. Тем не менее это обстоятельство не мешает продолжать переговоры по поиску вариантов конструктивного разрешения затянувшегося конфликта и возможностей заключения мирового соглашения»,— сказал собеседник “Ъ-Юг”.

В июне в интервью Иван Саввиди признал, что спор относительно ликвидации ОАО «Аэропорт Ростов-на-Дону» завел отношения его акционеров «в тупик». «Перспектива завершения судов может появиться только в результате переговоров»,— отметил господин Саввиди.

Член совета директоров ОАО «Аэропорт Ростов-на-Дону», директор по стратегическим коммуникациям АО УК «Аэропорты регионов» Евгений Красиков ситуацию не прокомментировал.

Отметим, что по ходатайству Nosencore Limited суд принял в отношении спорного имущества обеспечительную меру в виде запрета на перерегистрацию права собственности на него. По словам Сергея Радченко из адвокатского бюро «Юг», в подавляющем большинстве случаев обеспечительная мера сохраняется до рассмотрения дела судом апелляционной инстанции.

ОАО «Аэропорт Ростов-на-Дону» являлось эксплуатантом старого ростовского аэропорта, который был закрыт в конце 2017 года в связи с переносом его авиационной деятельности в новый аэропорт «Платов», с нуля построенный «Аэропортами регионов».

Спор «Группы Агроком» и «Аэропортов регионов» относительно ликвидации ОАО является очередным эпизодом многолетнего корпоративного конфликта между крупнейшими акционерами. Ранее у них неоднократно возникали разногласия по поводу управления компанией.

Как писал “Ъ-Юг”, крупнейшие акционеры конфликтуют из-за разногласий относительно будущего ОАО «Аэропорт Ростов-на-Дону». «Аэропорты регионов» считают необходимым ликвидировать ОАО в связи с прекращением основной деятельности, а «Группа Агроком» настаивает на сохранении компании и организации на ее базе другого бизнеса.

Юридическая компания в Краснодаре - Адвокатское бюро Юг


× Закрыть

01.10.20

Можно ли считать соглашение о компенсации арендатору расходов на ремонт крупной сделкой?

ВС РФ пояснил, что для этого надо установить, проводились ли годовые собрания после заключения оспариваемого соглашения, предоставлялись ли при их проведении материалы, из которых можно было сделать вывод о совершении спорной сделки, а также реальность производства работ и улучшений на заявленную сумму

Подробнее

Один из экспертов назвал интересным акцент Верховного Суда на важности определения наличия/отсутствия убытков, причиненных оспариваемой сделкой, в контексте оценки довода о текущей хозяйственной деятельности. Другой поддержал выводы ВС, но отметил, что в рассматриваемом деле Судом был оставлен без исследования трудный вопрос о том, как соотносятся обязанность арендодателя компенсировать арендатору расходы на улучшение арендованного имущества и правила о крупных сделках в ситуации, когда объем расходов превышает 25% баланса арендодателя.

15 сентября Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ вынесла Определение № 304-ЭС20-5349 по делу об оспаривании соглашения, заключенного между сторонами договора аренды, о возмещении убытков арендатору за выполненные работы и улучшения на сумму свыше 27 млн руб.

С января 2003 г. ООО «Спецпром» сдало в аренду здание в Омске обществу «Компания “РАДА”». По условиям соглашения арендатор должен был выполнять текущий и капитальный ремонт недвижимости, а также производить отделимые и неотделимые улучшения, необходимые для нормального использования объекта в предпринимательских целях. Перечень работ и улучшений подлежал согласованию с собственником, который обязался возместить их стоимость. Также по условиям договора при возникновении спора о стоимости она должна определяться независимым оценщиком. Право собственности на результат произведенных работ и выполненные улучшения возникало после полной оплаты их стоимости.

В сентябре 2014 г. стороны заключили соглашение о возмещении убытков арендатору за выполненные работы и улучшения на сумму свыше 27 млн руб., задолженность следовало погасить до конца года.

В дальнейшем общество «Спецпром» и его участник Ирина Русанова оспорили это соглашение. Три судебные инстанции удовлетворили требования истцов под предлогом того, что оспариваемое соглашение было крупной сделкой для общества, при заключении которой не был соблюден порядок ее одобрения. Суды также указали на отсутствие признаков того, что спорная сделка была совершена в рамках обычной хозяйственной деятельности, на то, что она причинила истцам значительный ущерб и они не пропустили срок исковой давности для оспаривания соглашения.

Арендатор обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд, ссылаясь на существенное нарушение норм материального и процессуального права.

После изучения материалов дела № А46-23/2019 Судебная коллегия по экономическим спорам ВС отметила, что нижестоящие суды установили, что ранее спорная сумма задолженности была взыскана судом общей юрисдикции (дело № 2-2925/2015), решение которого было впоследствии отменено по новым обстоятельствам.

Как пояснил Верховный Суд, нижестоящие инстанции не дали оценку доводам директора компании-арендатора Максима Тимошенкова о том, что выполнение работ по капитальному ремонту относится к обычной хозяйственной деятельности сторон и невыполнение такого ремонта привело бы к невозможности использования недвижимого объекта по прямому назначению и утрате интереса к его аренде. Ранее руководитель арендатора также утверждал, что стоимость имущества общества «Спецпром» увеличилась более чем в 10 раз, что подтверждалось его бухгалтерскими балансами за 2013 и 2014 гг. и свидетельствовало об отсутствии убытков у истцов в результате выполненных работ и заключения соглашения о компенсации их стоимости. Кроме того, подчеркнул ВС, суды также не исследовали последующие арендные взаимоотношения сторон.

«Признав сделку крупной, превышающей 25% балансовой стоимости активов общества, суды исходили из содержания бухгалтерского баланса по состоянию на 31 декабря 2013 г., не приняв при этом во внимание имеющиеся между сторонами разногласия относительно балансовой стоимости активов общества. Возражая относительно достоверности данных бухгалтерской отчетности, Максим Тимошенков заявлял, что не была учтена дебиторская задолженность, стоимость доли, в связи с чем сумма оспариваемой сделки, по расчету заявителя, составляет 22,7% от стоимости имущества общества», – отмечено в определении.

Также ВС указал, что поскольку оспариваемая сделка совершена до 1 января 2017 г., то при установлении срока давности для ее оспаривания следует руководствоваться разъяснением, изложенным в п. 5 Постановления ВАС от 16 мая 2014 г. № 28, согласно которому иски о признании крупных сделок и сделок с заинтересованностью недействительными и применении последствий их недействительности могут предъявляться в течение срока, установленного п. 2 ст. 181 ГК для оспоримых сделок.

Высшая судебная инстанция добавила, что срок давности по иску о признании недействительной сделки, совершенной с нарушением порядка ее одобрения, исчисляется с момента, когда истец узнал или должен был узнать о том, что такая сделка требовала одобрения в предусмотренном законом или уставом порядке, хотя бы она и была совершена раньше. По общему правилу участник должен был узнать о совершении сделки с нарушением порядка одобрения крупной сделки или сделки с заинтересованностью не позднее даты проведения годового общего собрания участников (акционеров) по итогам года, в котором была совершена оспариваемая сделка, если из предоставлявшихся участникам при проведении этого собрания материалов можно было сделать вывод о совершении такой сделки (например, если из бухгалтерского баланса следовало, что изменился состав основных активов по сравнению с предыдущим годом).

Тем не менее, отметил Верховный Суд, судебные инстанции не проверили, проводились ли годовые собрания после заключения оспариваемого соглашения, предоставлялись ли Ирине Русановой при проведении этого собрания материалы, из которых можно было сделать вывод о совершении спорной сделки, а также реальность производства работ и улучшений на заявленную сумму. Таким образом, ВС отменил судебные акты нижестоящих судов и вернул дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Адвокат, партнер АБ «КРП» Челябинской области Виктор Глушаков назвал рассматриваемое дело классическим корпоративным спором. «Судя по выводам ВС РФ, суды нижестоящих инстанций не дали оценку обстоятельствам, которые явно входят в предмет доказывания по делу. В основном речь идет об оценке довода об отнесении спорной сделки как совершенной в процессе текущей хозяйственной деятельности, а также о возможности применения положений о крупной сделке», – пояснил он.

Эксперт назвал интересным акцент Верховного Суда на важности определения наличия/отсутствия убытков, причиненных оспариваемой сделкой, в контексте оценки довода о текущей хозяйственной деятельности. «Кроме того, ВС РФ уделил внимание порядку разрешения разногласий сторон при решении вопроса об определении балансовой стоимости активов. В случае когда стоимость сделки колеблется на границах “крупности”, очень важно точно определить балансовую стоимость активов, не ограничиваясь данными бухгалтерского баланса», – полагает Виктор Глушаков.

Адвокат АБ «ЮГ» Сергей Радченко заметил, что в рассматриваемом деле проявился, но был оставлен без исследования Судом трудный вопрос о том, как соотносятся обязанность арендодателя компенсировать арендатору расходы на улучшение арендованного имущества и правила о крупных сделках в ситуации, когда объем расходов превышает 25% баланса арендодателя. «Впрочем, на практике он возникает редко, так как в большинстве случаев сдача имущества в аренду – обычная деятельность для арендодателя, а стоимость произведенных улучшений не бывает настолько высокой, чтобы быть сопоставимой с 25% баланса арендодателя. На мой взгляд, для арендодателя эта проблема может быть решена одобрением договора аренды общим собранием участников с условием, что все последующие расходы на оплату арендатору ремонта дополнительному согласованию не подлежат», – считает Сергей Радченко.

Юридическая компания - Адвокатское бюро Юг


× Закрыть

19.09.20

Карантин на курортах Юга

При закрытых границах любители курортного отдыха вынуждены были воспользоваться отечественными «черноморскими здравницами». Но Кубань и Крым ввели жесткие ограничения для въезжающих. Наши коллеги исследовали летнюю практику отдыха в условиях пандемии.

Подробнее

От многих курортников местные власти требовали специальных разрешений или двухнедельной самоизоляции, а к нарушителям применялись строгие санкции. Попытки правозащитников оспорить введенные ограничения оказались безуспешными.

Каникулы строгого режима

В Краснодарском крае особый режим «Повышенная готовность» ввели еще 15 марта. Первоначально подписанное губернатором Вениамином Кондратьевым постановление запрещало проведение публичных мероприятий с числом участников свыше тысячи человек и рекомендовало самоизоляцию для прибывших из уже зараженных СOVID-19 стран (Китая, Италии, Франции, Германии, Испании, Кореи и Ирана). Но уже через три дня предельную численность разрешенных мероприятий сократили до 100 человек, еще через два – соблюдать 14-дневный режим самоизоляции предписали всем вернувшимся из любых государств. 27 марта были закрыты торгово-развлекательные комплексы, залы обслуживания кафе и ресторанов, а гостиницам и санаториям предписали приостановить бронирование и заселение постояльцев. С 31 марта гражданам запретили посещать парки, набережные и пляжи, закрыли горнолыжные трассы, объекты массового отдыха, парикмахерские и салоны красоты, ограничили торговлю.

Вернувшиеся домой после 7 апреля жители края обязаны были две недели оставаться в изоляции, а прилетевшие в Кубань россияне из других регионов – поселиться в обсерватор. 12 апреля ввели пропускной режим, запретив всем проживающим и находящимся на территории края покидать жилье без соответствующей необходимости. Использовать легковые автомобили можно было с 10 до 16 часов при наличии «личной или семейной необходимости и в иных исключительных и неотложных случаях».

Решение о снятии карантина губернатор объявил только 18 июня. При этом сохранилась обязанность ношения масок в закрытых помещениях, прибывших из-за границы помещали в обсерватор. Также продолжали действовать ограничения на посещение парков, набережных и пляжей. Формально многие из них остаются закрытыми до сих пор.

Крымская одиссея

Режим повышенной готовности в Крыму объявили 17 марта. Свободное передвижение было ограничено 3 апреля, а через шесть дней всем приехавшим на полуостров, в том числе из других регионов России, предписали соблюдать двухнедельный карантин. На практике же власти ввели по существу кордоны: согласно заявлению председателя Совета министров Республики Крым Юрия Гоцанюка, приезд «без соответствующего разрешения на пребывание и передвижение по территории республики» является административным правонарушением. Полицию обязали составлять протоколы за нарушение режима самоизоляции непосредственно в аэропорту и на железнодорожном вокзале.

Ограничение на передвижение отменили уже 18 мая (для сравнения – в Москве цифровые пропуска действовали еще почти месяц). А 9 июня требование самоизоляции сохранилось только для вернувшихся из-за границы жителей полуострова и владельцев расположенной на нем недвижимости.

Несвободное плавание

Активные жители курортных регионов пытались оспорить введенные ограничения. Административный иск против краснодарской администрации подали Александр Якимович, Николай Молчанов, Андрей Новожилов, Александр Пейливанов и Екатерина Шатц. По их мнению, такие меры нарушали гарантированное Конституцией России право на свободу передвижения, предпринимательскую деятельность и даже свободу вероисповедания. Равно как губернатор не обладал соответствующими полномочиями. Отклоняя доводы истцов, краевой суд констатировал, что такие права могут быть ограничены: «В случае опасности распространения инфекционных и массовых неинфекционных заболеваний и отравлений людей введены особые условия и режимы проживания населения и хозяйственной деятельности». «Генеральный директор Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) определил, что вспышка коронавирусной болезни (СOVID-19) представляет собой чрезвычайную ситуацию в области общественного здравоохранения, имеющую международное значение», – отмечается в решении суда.

Против карантина в Крыму выступил житель Ялты Владимир Лазович. Но республиканский суд напомнил, что протоколы к Европейской конвенции допускают ограничение свободы передвижения «в интересах национальной безопасности или общественного спокойствия, для поддержания общественного порядка, предотвращения преступлений, охраны здоровья или нравственности или для защиты прав и свобод других лиц». «Принимая во внимание необходимость обеспечения прав граждан на защиту жизни и здоровья в связи с угрозой распространения коронавирусной инфекции, Глава Республики Крым правомерно ввел режим повышенной готовности. Применение таких чрезвычайных мер обусловлено не только необходимостью обеспечения права на охрану здоровья граждан, но и является единственной возможной мерой защиты населения от массового распространения коронавирусной инфекции (COVID-2019)», – заключил Верховный суд Республики Крым.

Кавказские пленники

Контроль за соблюдением карантина в Краснодарском крае возложили в том числе на Кубанское войсковое казачье общество. По данным краевой администрации, составлением протоколов занимались «специальные мобильные отряды самоконтроля». Только за первые десять дней действия строгих мер было зафиксировано более 3,7 тысячи правонарушений, в первую очередь – выход на улицу без острой необходимости.

Судебная практика свидетельствует, что приехавшим прямо в аэропорту вручали предписание о двухнедельной самозоляции, несоблюдение которого могло квалифицироваться как нарушение санитарных требований. В такой ситуации оказалась, в частности, Анна Петербургская, прилетевшая с супругом из Москвы в Краснодар для ухода за болеющей онкологией матерью. В маске и перчатках она отправилась по месту жительства, но на подъезде была выловлена как нарушительница. Суд признал факт правонарушения доказанным и наложил административный штраф в размере 15 тысяч рублей.

В аналогичном проступке уличили также прилетевшего из столицы Ивана Помигалова. Он отрицал необходимость в самоизоляции, так как не был болен инфекционными заболеваниями, не имел признаков таких заболеваний и контактов с инфицированными. Также он не мог оставить двух несовершеннолетних детей. Но, признавая гражданина невиновным, служители Фемиды указали на формальное нарушение – отсутствие в постановлении санитарного врача гербовой печати.

Не удалось привлечь к ответственности и семью Батаевых, вернувшуюся в Сочи из-за границы и отказавшуюся сдавать анализы для исследования на новый коронавирус приехавшим на дом медикам. Однако суд возвратил протокол, составленный чиновниками Роспотребнадзора с грубыми нарушениями.

Черноморский обсерватор

Россиян, пытавшихся въехать в Крым через границу с Украиной через Перекопский перешеек, санитарное ведомство направляло в обсерватор, оборудованный в санатории «Победа» в Евпатории. Но условия содержания устраивали далеко не всех. Так, помещенная в него вместе с малолетней дочкой Ольга Солодкова самовольно покинула обсерватор из-за плохого питания, в том числе детского. Отрицая вменяемое правонарушение, она утверждала, что имеет жилье на территории полуострова и в нем исполнила предписание о самоизоляции. Более того, указ Главы республики о введении режима повышенной готовности она считала «противоречащим Конституции России и ограничивающим свободу передвижения, а следовательно, не подлежащим применению к ней в данной ситуации». Служители Фемиды отклонили такие доводы, не усмотрев препятствий для нахождения в обсерваторе и оснований для изоляции в квартире по месту проживания. На Ольгу Солодкову наложили административный штраф в размере 15 тысяч рублей.

Аналогичное постановление вынесли и в отношении пенсионерки Татьяны Шапошниковой. Она считала помещение в санаторий неправомерным, так как она была зарегистрирована на территории Крыма и могла находиться на самоизоляции в домашних условиях. Впоследствии женщина вернулась в обсерватор, хотя коронавирусная инфекция у нее так обнаружена и не была. Суд констатировал, что постановления об изоляции в домашних условиях выдаются только гражданам, которые пытались въехать на Украину, но не были пропущены пограничниками и вернулись на полуостров.

Уклоняющихся от соблюдения режима самоизоляции санитарные власти госпитализировали в принудительном порядке. Такой иск, например, был подан в отношении жительницы Алушты, которая еще 11 апреля вернулась из Белоруссии и по месту жительства отсутствовала. Суд принял решение о принудительной 14-дневной изоляции в условиях обсерватора для лабораторного обследования. Судебным приставам выдали исполнительный лист для помещения женщины в санаторий «Здравница». Апелляционная инстанция признала решение законным и обоснованным.

Отметим, что в Крыму еще 10 апреля была введена специальная административная ответственность за уклонение от соблюдения карантинных предписаний. В частности, за несоблюдение режима самоизоляции граждан могли штрафовать на четыре тысячи рублей, самовольную поездку на личном автомобиле – пять тысяч.

Справка

По данным Федеральной службы государственной статистики, в апреле-июне гостиницы, санатории, дома отдыха и иные коллективные средства размещения Краснодарского края приняли 191 тысячу постояльцев, Крыма – 31 тысячу. Относительно II квартала прошлого года поток снизился в 11 и 14 раз соответственно.

По оценкам консалтинговой компании JLL, доходность высокобюджетных отелей прибрежного кластера на номер (RevPAR) в июле выросла на 91 процент до 19,1 тысячи рублей в сутки, в среднебюджетных – более чем в два раза, до 7,2 тысячи рублей. Загрузка достигла 80 процентов против 65-70 в 2019 году.

Мнения

Юрий Пустовит, управляющий партнер Адвокатского бюро «Юг», Краснодар

Коронавирус внес значительные изменения в привычный образ жизни каждого из нас. В Краснодарском крае были введены ограничительные мероприятия (карантин), которые значительно ограничили право граждан покидать места постоянного проживания. Гостиницы, санатории и иные средства размещения и отдыха обязали приостановить бронирование и заселение туристов. Карантинные меры практически на еженедельной основе корректировались на основании изменяющейся санитарно-эпидемиологической обстановки. Были введены пропуска различных уровней: желтые на передвижения внутри муниципалитетов, красные – по всей территории Краснодарского края и отдельные для транзитных поездок.

Жизнь, бизнес и профессиональная деятельность приостановились или существенно замедлились. Многие сферы деятельности до сих пор ощущают на себе последствия ограничительных мер, а некоторые так и не смогли открыться после карантина.

На мой взгляд, введенные краевыми властями ограничения были соразмерными и необходимыми. Они хоть и повлекли за собой негативные экономические последствия, но позволили не допустить вспышки эпидемии, а медицинские организации были подготовлены к приему заболевших и достойно справлялись с нагрузкой. Выбирая между экономическими потерями и человеческими жизнями, власти сделали выбор в пользу жизни.

Владимир Соломатин, заместитель председателя совета молодых адвокатов Республики Крым

Самые строгие ограничения, как и вся наша страна, Крым и Севастополь пережили весной. Приезжих пугали обсерваторами, местных жителей – штрафами. Но в июле ситуация на полуострове резко изменилась. Де-юре «режим повышенной готовности» не отменили, но ограничения сильно ослабили. Де-факто туристы, прибывшие с территории России, въезжают и отдыхают на всем полуострове в свободном режиме. И только при размещении в санаториях гостям необходимо было предъявлять справку об отсутствии COVID-19.

От курортного сервиса власти полуострова требуют соблюдения рекомендаций Роспотребнадзора, что, безусловно, оказывает положительное влияние на эпидемиологическую обстановку. Однако, как это часто бывает, строгость принятых мер смягчилась необязательностью их выполнения как для туристов, так и для бизнеса. Обратной стороной этой медали стала избирательность правоохранительных и контрольно-надзорных органов вместе с большой свободой в трактовке принятых ограничений. Выполнить все правила курортному бизнесу зачастую не под силу, но в каждом объекте общепита, будь то ресторан или столовая, вы обязательно обнаружите антисептик для рук.

В целом, курортный сезон – 2020 на полуострове проходит спокойно, просто с некоторыми особенностями.

Анна Яковлева, владелец частного пансиона в Сочи

Пандемия неоднозначно повлияла на курортный бизнес российского черноморского побережья. С одной стороны, в начале сезона действовали очень жесткие ограничения, фактически исключающие возможность приезда отдыхающих – все прибывшие должны были соблюдать двухнедельный режим самоизоляции, не могли свободно передвигаться, пляжи и почти все иные развлекательные объекты были закрыты. В такой ситуации лететь на юг было бессмысленно.

С другой стороны, после отмены таких мер из-за закрытых границ россияне, прежде критически относившиеся к отечественной туриндустрии и предпочитавшие «турецкий берег», ринулись в Сочи, Геленджик, Анапу и Крым. Существенно возросли загрузка и цены. По совести надо признаться, что для владельцев большинства отелей, санаториев и иных объектов размещения 2020 год стал одним из самых удачных. Причем рентабельность возросла как в премиальном сегменте, так и у хостелов и даже частного жилья.

Наша юридическая компания подготовила материалы о том, какие правовые риски может нести COVID-19 для бизнеса, возможно это будет Вам интересно. Читать подробнее...


× Закрыть

21.08.20

Горячий Ключ может остаться без канатной дороги

Горячий Ключ может остаться без канатной дороги. Трассу строят на горном хребте Котх без разрешения и согласования с властями

В городе-курорте Горячий Ключ остановлены строительные работы на трассе канатной дороги, которая должна была соединить берег реки Псекупс и одну из вершин горного хребта Котх. Рабочая группа под руководством вице-губернатора Краснодарского края Сергея Болдина установила, что компания «Прогресс-инвест» начала строить канатку, не получив соответствующего разрешения. При этом под трассу в горном лесу уже вырублена просека. Экологи настаивают на привлечении к уголовной ответственности виновных в нанесении вреда природе.

Подробнее

ООО «Прогресс-инвест» зарегистрировано в декабре 2016 года в Геленджике, основной вид деятельности — организация работы парков отдыха и тематических парков, участники — Вадим Скрипник и Евгений Таравков; в 2018 году компания показала нулевую выручку и убыток в сумме 46 тыс. руб. (данные Kartoteka.ru). Соучредитель и директор общества Евгений Таравков является руководителем еще трех компаний в Краснодаре и Геленджике, которые занимаются добычей полезных ископаемых, операциями с недвижимостью, лизингом строительной техники.

Как стало известно, летом 2018 года для реализации проекта канатной дороги в Горячем Ключе краевое министерство природных ресурсов передало муниципалитету участок лесного фонда, в октябре 2018 года на участке началась рубка леса, а в январе 2020 года — строительные работы. «Данные о начале вырубки леса в 2018 году подтверждаются снимками со спутника»,— пояснил “Ъ-Юг” координатор «Эковахты» Андрей Рудомаха.

Между тем постановление главы муниципалитета Александра Кильганкина о планировке территории под размещение канатной дороги, без чего невозможна выдача разрешения на строительство, было подписано только в июне 2020 года.

«Этот документ — самое начало длительной процедуры, которая должна предшествовать строительству. На самом деле стройка уже в разгаре, ландшафтам хребта Котх незаконной вырубкой леса нанесен крупный ущерб, в связи с чем возникает вопрос об ответственности виновных»,— считает координатор «Эковахты» Андрей Рудомаха, добавляя, что в правоохранительные органы уже направлено заявление о возбуждении уголовного дела.

Получить комментарий учредителя и гендиректора ООО «Прогресс-инвест» Евгения Таравкова не удалось: в базе данных Kartoteka.ru телефон организации отсутствует, телефоны остальных компаний, которые возглавляет господин Таравков, оказались недействующими.

Вице-губернатор Краснодарского края Сергей Болдин, комментируя итоги проверки, указал на то, что разрешение на строительство канатной дороги не выдавалось, краевая межведомственная комиссия выявила нарушения земельного и лесного законодательства. «Горячий Ключ - один из ведущих курортов Кубани, его потенциал далеко не исчерпан, и, безусловно, мы заинтересованы в развитии города. Подобные проекты делают территорию более привлекательной и притягивают туристов. Однако любое строительство, в том числе подобной канатной дороги, должно вестись в соответствии со всеми требованиями законодательства», – отметил заместитель главы края.

Руководитель пресс-службы администрации города-курорта Горячий Ключ Екатерина Манасян на направленный ей запрос не ответила.

По мнению старшего юриста адвокатского бюро «Юг» Сергея Радченко, администрация Горячего Ключа может расторгнуть договор аренды земельного участка по причине нарушения его условий.

«Обычно в таких договорах прописывается, что арендатор может возводить постройки только при соблюдении градостроительных норм, иное может быть основанием для расторжения договора»,— пояснил юрист. По его словам, администрация города-курорта также может инициировать привлечение застройщика к административной ответственности за незаконное строительство. «В данной ситуации я не вижу возможности у застройщика через суд узаконить строительство, оно еще не завершено, за разрешением он не обращался, регистрация права на незавершенный объект в данном случае невозможна»,— считает Сергей Радченко.

По мнению участника туристического рынка, высказанному анонимно, локация объекта выбрана неудачно, поэтому, возможно, сам инвестор откажется от проекта. «Нижняя посадочная станция строится на узкой полоске земли между автотрассой и обрывистым берегом реки Псекупс, уже сейчас там сложно припарковаться, так как вблизи расположен пешеходный мост, гостиницы и рестораны. Если канатная дорога все же будет построена, на этой территории неизбежны заторы и пробки»,— считает собеседник “Ъ-Юг”.

Межведомственная рабочая группа по контролю за соблюдением градостроительного и земельного законодательства выявила в городе-курорте Горячий Ключ серьезные нарушения, допущенные при строительстве канатной дороги, сообщил член рабочей группы Андрей Рудомаха, координатор общественной организации «Экологическая вахта по Северному Кавказу» (ЭВСК). Межведомственная группа под руководством вице-губернатора края Сергея Болдина осмотрела объект и выяснила, что в лесном массиве вдоль горного хребта Котх под трассу вырублена широкая просека, установлено несколько опор для линии канатной дороги, подготовлен фундамент для нижней посадочной станции на берегу реки Псекупс. Между тем, как стало известно проверяющим, застройщик объекта — компания «Прогресс-инвест» — не прошел предусмотренную законом процедуру согласования и не получил разрешения на строительство. Строительные работы остановлены, рабочей группой составлен акт о нарушении законодательства.

Проект канатной дороги от берега реки Псекупс до одной из вершин хребта Котх впервые был представлен на экономическом форуме в Сочи в феврале 2017 года, когда ООО «Прогресс-инвест» и администрация Горячего Ключа подписали протокол о сотрудничестве. По замыслу инвестора, нижняя посадочная станция канатной дороги должна располагаться вблизи федеральной автотрассы, ведущей из Краснодара на Туапсе и Сочи, где практически в любое время года наблюдается оживленное движение транспорта. Канатная дорога должна была стать популярным туристическим объектом как для гостей Горячего Ключа, так и для проезжающих автомобилистов: туристы могли бы подниматься на вершину горы, где планировалось строительство смотровой площадки, вблизи верхней станции канатной дороги инвестор намеревался построить коннотуристическую базу.

Земельные юристы в Краснодаре. Правовые вопросы недвижимости и строительства.


× Закрыть

18.08.20

ВС разъяснил нюансы взимания неустойки при нарушении сроков выполнения работ

ВС разъяснил нюансы взимания неустойки при нарушении сроков выполнения работ

Суд отменил постановление кассации, которая не учла, что начисление неустойки продолжалось каждый день до момента фактического выполнения субподрядчиком работ по договорам

Подробнее

Один из адвокатов назвал странным подход окружного суда, проигнорировавшего ряд ранее озвученных разъяснений высших инстанций по такому вопросу. Другой предположил, почему суд округа допустил весьма распространенную ошибку – он явно имел в виду ч. 1 ст. 207 ГК РФ, хотя и не сослался на нее в своем постановлении.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда вынесла Определение № 308-ЭС19-27287 по спору между участниками субподрядного договора о взыскании задолженности по оплате выполненных работ и неустойки за несвоевременное их выполнение.

С 2012 по 2014 г. ООО «Передвижная механизированная колонна Русская» (генподрядчик) и ООО «711 Военпроект» (субподрядчик) заключили 6 договоров субподряда на выполнение проектно-изыскательских работ.

Впоследствии субподрядчик обратился в суд с исками к генподрядчику о взыскании задолженности по договорам субподряда, а последний предъявил встречный иск о взыскании неустойки за нарушение сроков выполнения договорных работ (дела № А63-9366/2017, А63-9367/2017, А63-9369/2017, А63-9370/2017, А63-9409/2017, А63-9549/2017). 10 октября 2017 г., в период рассмотрения этих судебных споров, стороны подписали соглашение в целях урегулирования взаимных претензий, связанных с нарушением сроков оплаты выполненных субподрядчиком договорных работ и их качеством. Участники установили график погашения задолженности генподрядчиком на период с 30 ноября 2017 г. по 31 октября 2018 г. на сумму 99 млн руб. В свою очередь, субподрядчик обязался устранить недоделки и дефекты при выполнении строительно-монтажных работ.

Поскольку генподрядчик не погасил задолженность, «711 Военпроект» обратилось в арбитражный суд с иском о ее взыскании и взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами. В свою очередь, «ПМК Русская» предъявило иск о взыскании неустойки в связи с нарушением контрагентом сроков выполнения работ.

Суды первой и второй инстанций удовлетворили иск субподрядчика частично, взыскав с ответчика 30 млн руб. Они также удовлетворили встречный иск «ПМК Русская», взыскав в пользу компании свыше 10 млн руб. Удовлетворяя встречный иск, обе судебные инстанции установили факт нарушения субподрядчиком сроков выполнения работ, признав верными расчет размера неустойки и заключенное соглашение по взаимным претензиям. При этом суды отметили, что просрочка исполнения обязательства по договору субподряда от 10 октября 2013 г. имела место с 30 декабря 2014 г., то есть с установленного сторонами в договоре срока выполнения работ, до момента их фактического выполнения 30 августа 2016 г. Поскольку истец обратился в суд 4 марта следующего года, срок исковой давности взыскания неустойки не является пропущенным за период с 3 февраля 2016 г. (4 марта 2019 г. минус один год и один месяц для соблюдения претензионного порядка) по 30 августа 2016 г. (дата фактического исполнения обязательства).

В дальнейшем окружной суд отменил судебные акты нижестоящих инстанций в части взыскания неустойки в пользу генподрядчика. Кассация сочла, что общество «ПМК Русская» пропустило срок взыскания неустойки по всем заявленным требованиям. Третья инстанция заключила, что срок исковой давности ограничен трехлетним периодом, следующим за днем наступления установленного в каждом договоре срока выполнения работ, который на дату обращения в суд уже истек, тем самым проигнорировав дату фактического выполнения работ субподрядчиком.

В своей кассационной жалобе в Верховный Суд генподрядчик указал, что неустойка взималась за нарушение сроков выполнения работ, которые были сданы субподрядчиком значительно позже договорных сроков. В силу длящегося нарушения субподрядчиком условий договоров предусмотренная ими неустойка представляет собой «текущую» меру ответственности, подлежащую начислению за каждый день просрочки исполнения обязательства. В связи с этим срок исковой давности взыскания неустойки должен исчисляться отдельно по каждому дню просрочки.

После изучения материалов дела № А63-26522/2018 Судебная коллегия по экономическим спорам ВС не согласилась с выводом окружного суда, поскольку при определении периода подлежащей взысканию неустойки необходимо исходить из трехлетнего срока, предшествующего дате обращения в суд с иском, что и было сделано судами первой и апелляционной инстанций. Обе эти инстанции с учетом даты фактического исполнения обществом-субподрядчиком своих обязательств по договорам не усмотрели истечение трехлетнего срока до обращения общества «ПМК Русская» в арбитражный суд.

«Суд кассационной инстанции не учел, что начисление неустойки продолжалось каждый день до момента фактического выполнения субподрядчиком работ по договорам, что согласуется с разъяснениями, содержащимися в п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 2015 г. № 43 о некоторых вопросах, связанных с применением норм ГК РФ об исковой давности, в соответствии с которыми срок исковой давности по требованию о взыскании неустойки (ст. 330 ГК РФ) или процентов, подлежащих уплате по правилам ст. 395 ГК РФ, исчисляется отдельно по каждому просроченному платежу, определяемому применительно к каждому дню просрочки», – отмечено в определении.

Верховный Суд отметил, что позиция судов первой и апелляционной инстанций соответствует правовой позиции высших судебных инстанций и сложившейся судебной практике. В связи с этим он отменил постановление кассации и оставил в силе судебные акты первой и второй инстанций.

Адвокат, партнер АБ «КРП» Виктор Глушаков назвал странным подход окружного суда. «К сожалению, я не могу понять логику кассации, которая при наличии соответствующих разъяснений Президиума Верховного Суда, Обзора практики ВС РФ, определений судебной коллегии ВС РФ принимает подобное постановление, так как очевидно, что неустойка взыскивается до момента фактического исполнения договора. Могу лишь допустить, что суд кассационной инстанции могли смутить какие-то формулировки в договорных отношениях между сторонами, иначе я не понимаю причины подобной ошибки», – отметил он.

Адвокат АБ «ЮГ» Сергей Радченко полагает, что кассационный суд допустил весьма распространенную ошибку, на которую Верховный Суд неоднократно указывал в своих разъяснениях и на которые он сам же ссылается в определении.

«Кассационный суд рассуждал так: поскольку срок давности по основному требованию пропущен, то и срок давности по дополнительным требованиям, в том числе неустойке, также пропущен. Суд явно имел в виду ч. 1 ст. 207 ГК РФ, хотя и не ссылается на нее. По буквальному толкованию этой нормы так и должно быть. Но Верховный Суд РФ давно уже истолковал эту норму contra legem и вывел в своей практике одно исключение: если обязательство исполнено с просрочкой, но в пределах исковой давности, то неустойка за просрочку имеет свою собственную давность, не погашаемую по правилам ч. 1 ст. 207 ГК РФ. Комментируемое определение лишь исправляет ошибку нижестоящего суда, который отступил от этой практики», – убежден юрист.

Юридическая компания - Адвокатское бюро ЮГ


× Закрыть

11.08.20

В судебном морге нашелся побочный доход.

В судебном морге нашелся побочный доход. Счетная палата Кубани выявила нарушения в работе сочинского бюро СМЭ

Сочинское бюро судебно-медицинской экспертизы (БСМЭ) оспаривает в суде представление Контрольно-счетной палаты (КСП) Краснодарского края о неправомерности оказания учреждением платных ритуальных услуг. Также аудиторы требуют вернуть в бюджет 46,5 млн руб. из-за невыполненного, с точки зрения КСП, госзаказа по производству экспертиз за 2017–2018 годы. Арбитражный суд Краснодарского края признал правоту КСП и отказал судебным медикам, однако юристы полагают, что решение может быть пересмотрено.

Подробнее

Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд назначил на 8 сентября рассмотрение жалобы сочинского ГБУЗ «Бюро судебно-медицинской экспертизы (БСМЭ) №2». Как следует из материалов процесса (опубликованы на сайте суда), БСМЭ настаивает на отмене представления Контрольно-счетной палаты (КСП) Краснодарского края от 16 июля 2019 года об устранении выявленных в ходе проверки нарушений. В частности, аудиторы считают, что устав БСМЭ №2, разрешающий учреждению оказывать услуги по подготовке тел к похоронам, противоречит федеральному закону «О государственной судебно-экспертной деятельности» и должен быть в этой части изменен.

По мнению КСП, услуги по подготовке умерших к захоронению или кремации (бальзамирование, восстановление внешности) не относятся к медицинской деятельности и не отвечают целям работы государственных судебно-экспертных учреждений.

Кроме того, специалисты Контрольно-счетной палаты утверждают, что сочинское бюро СМЭ в 2017 и 2018 годах существенно недовыполнило государственное задание на производство экспертиз. Министерство здравоохранения края в этот период определило госзадание для БСМЭ №2 в объеме 12,2 тыс. экспертиз в год, бюро ежегодно отчитывалось о производстве около 13 тыс. экспертиз. Однако, как полагают аудиторы, почти половина этого объема работы не подлежала включению в отчеты, так как представляла собой исследования по направлению врачей в рамках уже назначенных экспертиз для уточнения каких-либо обстоятельств. Аудиторы Контрольно-счетной палаты указали на то, что экспертиза в БСМЭ может назначаться только органом дознания, предварительного следствия или судом, остальные исследования не могут оплачиваться по госзаданию наравне с экспертизами.

ГБУЗ «Бюро судебно-медицинской экспертизы №2» не согласилось с выводами КСП и оспорило его в Арбитражном суде Краснодарского края (АСКК), указав на то, что деятельность бюро регулируется не только федеральными законами, но и иными нормами, в том числе приказами Минсоцразвития РФ, которые разрешают бюро СМЭ включать в отчет по госзаданию исследования наряду с экспертизами.

Также, по словам руководства БСМЭ, сохранение тел покойных является частью экспертной работы и не может считаться непрофильной деятельностью.

АСКК, изучив доводы сторон, признал правоту Контрольно-счетной палаты и отказал БСМЭ в отмене его представления, однако судебные медики обжаловали это решение в апелляции.

Руководитель БСМЭ №2 Игорь Шипанов комментировать перспективы спора не стал, переадресовав “Ъ-Юг” в министерство здравоохранения края, которое на запрос не ответило.

По мнению юристов, судебный акт, вынесенный АСКК, может быть пересмотрен. Партнер юридического бюро «Замоскворечье» Дмитрий Шевченко считает, что более детального внимания суда заслуживает довод БСМЭ о том, что исследования по направлениям врачей проводились исключительно в интересах правоохранительных органов и судов, объем работ подтвержден, поэтому не включать их в отчет по госзаданию не совсем верно, полагает юрист. Старший юрист адвокатского бюро «Юг» Сергей Радченко, напротив, утверждает, что решение о возврате в бюджет средств законно. «Если апелляция оставит его в силе, то бюро будет обязано вернуть израсходованную не по целевому назначению часть субсидии»,— считает юрист. При этом собеседник “Ъ-Юг” не видит необходимости вносить поправки в устав. «Как и любое другое госучреждение, бюро имеет право выполнять иные, несубсидируемые услуги за счет средств граждан»,— пояснил Сергей Радченко.


× Закрыть

10.08.20

ВС: Исковая давность в отношении просроченных повременных платежей исчисляется по каждому платежу отдельно

ВС: Исковая давность в отношении просроченных повременных платежей исчисляется по каждому платежу отдельно

Суду пришлось напомнить нижестоящим инстанциям о Постановлении Пленума ВС, которое те проигнорировали Один из адвокатов заметил, что тем самым Верховный Суд исправил грубые ошибки, проистекающие из незнания или непонимания элементарных основ гражданского права. По мнению другого, нижестоящие инстанции упростили себе задачу, объединив весь объем задолженности в одно обязательство. Третий предположил, что ошибки могут быть обусловлены незначительной ценой иска.

Подробнее

В Определении № 305-ЭС20-5426 Верховный Суд напомнил о том, что исковая давность в отношении просроченных повременных платежей исчисляется по каждому платежу отдельно (дело № А40-166050/2019).

Нарушение норм об исковой давности обнаружилось только в Верховном Суде

В мае 2014 г. ООО «Промышленные системы “Реминт”» стало членом Ассоциации СРО «ЭкспертПроект». Поскольку за январь 2016 – май 2017 г. у общества образовалась задолженность по уплате членских взносов, СРО обратилась в Арбитражный суд г. Москвы. «ЭкспертПроект» просило взыскать сумму взносов и проценты за пользование чужими денежными средствами.

Первая инстанция, проанализировав ст. 1, 5, 12 Закона о саморегулируемых организациях, ст. 55.6, 55.7 Градостроительного кодекса, ст. 195, 196, 199, 200 ГК и Постановление Пленума ВС от 29 сентября 2015 г. № 43 об исковой давности, отказала в удовлетворении требований в полном объеме. Свое решение суд мотивировал тем, что по требованиям о взыскании задолженности за январь–июнь 2016 г. ассоциация пропустила срок исковой давности.

Апелляция и кассация согласились с этим подходом, добавив, что просрочка по уплате ежемесячного членского взноса наступала с 23 числа каждого месяца. При этом доказательств совершения обществом действий, свидетельствующих о признании им долга в целом, представлено не было. Кроме того, перечисление ответчиком периодических платежей не может являться основанием для перерыва течения срока исковой давности по платежам.

Однако Верховный Суд, рассмотрев кассационную жалобу ассоциации, пришел к выводу о том, что нижестоящие инстанции существенно нарушили нормы материального права. Так, пояснила Экономколлегия, применив срок исковой давности к части задолженности, образовавшейся за январь–июнь 2016 г., суды отказали в удовлетворении требований полностью и не оценили факт неуплаты за июль 2016 – май 2017 г.

Кроме того, как следует из определения, необходимо было учесть п. 24 и 25 Постановления № 43, согласно которым срок исковой давности по иску, вытекающему из нарушения условия договора об оплате по частям, начинается в отношении каждой отдельной части, а срок давности по искам о просроченных повременных платежах исчисляется по каждому просроченному платежу. При этом срок исковой давности по требованию о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами исчисляется отдельно по каждому просроченному платежу, определяемому применительно к каждому дню просрочки.

«Таким образом, суду следовало проверить наличие долга по каждому ежемесячному платежу, подлежащему уплате Ассоциации, а также расчет процентов за пользование Обществом чужими денежными средствами, правильно применив нормы материального права», – подытожил Верховный Суд. Акты нижестоящих инстанций были отменены, дело направлено на новое рассмотрение в АС г. Москвы.

Эксперты назвали ошибки трех инстанций очевидными

Адвокат Адвокатского бюро «ЮГ» Сергей Радченко заметил, что есть особая категория судебных актов ВС: «Они выносятся не для того, чтобы развивать судебную практику, а исключительно для того, чтобы исправлять грубые ошибки нижестоящих судов, проистекающие из незнания или непонимания элементарных основ гражданского права».

Первая инстанция установила, что в отношении части взносов пропущен срок исковой давности, однако при этом в иске отказала полностью. «Суд не учел давно существующее и в ГК, и в судебной практике правило о том, что “задавненость” части долга не мешает взысканию остальной его части. Апелляционная инстанция эту ошибку не исправила», – указал адвокат.

Он также обратил внимание, что, как видно из апелляционного постановления, истец ссылался в апелляционной жалобе не на то, что пропуск давности в отношении части долга не мешает взысканию другой его части, а на то, что ответчик признал долг, прервав тем самым давность. «Апелляция рассмотрела дело строго в рамках доводов жалобы, не обратив внимания на то, что “задавнена” только часть долга. А Верховный Суд совершенно верно судебные акты отменил и направил дело на новое рассмотрение», – заключил Сергей Радченко.

Адвокат, партнер Адвокатского бюро «КРП» Виктор Глушаков также считает, что мотивы Верховного Суда очевидны: в отношении каждого неисполненного обязательства по каждому «срочному» платежу исковая давность течет отдельно. «Создается впечатление, что суды нижестоящих инстанций “упростили” себе задачу, объединив весь объем задолженности в одно обязательство, в то время как следовало вычленять ежемесячные платежи и давать им оценку в отдельности», – отметил эксперт.

Кроме того, добавил он, ВС обратил внимание на необходимость отдельно посчитать по каждому просроченному платежу проценты, которые также не были учтены судом первой инстанции. Очевидно, что по части обязательств, вытекающих из ст. 395 ГК, исковая давность не пропущена, подчеркнул Виктор Глушаков. «Как мне кажется, судья, который выносил решение в первой инстанции, не уследил за сотрудниками аппарата, которые помогали в подготовке решения. В результате сложилась подобная ситуация, в которой принципиальный истец дошел до Верховного Суда», – полагает адвокат.

Адвокат московской коллегии адвокатов «Вердиктъ», арбитр Хельсинкского международного коммерческого арбитража Юнис Дигмар заметил, что апелляционная инстанция указала на непредставление истцом доказательств наличия у ответчика какой-либо задолженности, при этом одновременно сославшись на Закон о саморегулируемых организациях, который устанавливает обязанность члена СРО уплачивать регулярные членские взносы. Фактически апелляция перераспределила бремя доказывания, хотя истец заявлял о неуплате этих периодических платежей, указал адвокат.

Одновременно, добавил он, без учета разъяснений, содержащихся в п. 24 Постановления № 43, апелляция сделала вывод, что частичная уплата задолженности ответчиком не является признанием всего долга: «Самое примечательное, что Арбитражный суд Московского округа согласился с этими выводами, хотя, как показывает практика, подобного рода существенные нарушения норм материального права пресекаются как раз в первой кассации».

Юнис Дигмар предположил, что ошибки трех инстанций могут быть обусловлены незначительной ценой иска, которая «притупила внимание к деталям» и поспособствовала поверхностному изучению материалов дела. «Прискорбно, что истцу пришлось дойти до высшей судебной инстанции, хотя эти ошибки должны были исчерпать себя уже на стадии разбирательства в апелляционной инстанции», – заметил эксперт.


× Закрыть

30.07.20

Адвокаты и юристы прокомментировали некоторые гражданские дела за 2020 год

Адвокаты и юристы прокомментировали некоторые гражданские дела за 2020 год

Все эксперты особо выделили вывод Суда о том, что владелец переносного ПК вправе защищать личные неимущественные права, нарушенные неправомерным доступом к имеющейся на нем информации, путем требования компенсации морального вреда. По мнению одного из экспертов, большинство правовых позиций не окажет существенного влияния на правоприменительную практику в силу своей узкой направленности или банальности. Другой отметил, что представленные в обзоре выводы ВС хоть и не являются революционными или принципиально новыми, но в то же время направлены на достижение единообразия в применении и толковании судами норм права.

Подробнее

Как ранее указывалось, 22 июля Президиум Верховного Суда утвердил Обзор судебной практики № 2 за 2020 г. Судебная коллегия по гражданским делам представила восемь правовых позиций.

Адвокат АБ «ЮГ» Сергей Радченко считает, что из опубликованных разъяснений Суда внимания заслуживает лишь одна правовая позиция, изложенная в п. 8 документа. «Остальные разъяснения либо узкоспециальны, либо банальны, влияния на практику они оказывать не будут», – убежден он.

С ним солидарен юрист корпоративной и арбитражной практики АБ «Качкин и Партнеры» Антон Лалак, который отметил отсутствие принципиально новых правовых позиций. В то же время он заметил, что хотя они и не являются революционными или принципиально новыми, но в то же время направлены на достижение единообразия в применении и толковании судами норм права.

Как следует из п. 7 документа, у лиц, полностью внесших паевой взнос за объект недвижимости, право собственности на него в полном объеме возникает с момента внесения такого взноса.

В п. 8 отмечено, что владелец переносного персонального компьютера вправе защищать личные неимущественные права, нарушенные неправомерным доступом к имеющейся на ПК информации, путем требования компенсации морального вреда.

По мнению Сергея Радченко, приведенный в обзоре случай интересен тем, что в нем впервые в судебной практике допущено взыскание компенсации морального вреда, причиненного владельцу компьютера неправомерным доступом к содержащейся на нем личной информации (фотографии, видеозаписи, переписка, личные документы). «Верховный Суд признал, что такая информация составляет личную тайну, нарушение которой может быть поводом для компенсации морального вреда. Он также отметил, что из-за лишения компьютера истица была лишена возможности вести активную общественную жизнь, и это причинило ей моральные страдания», – отметил он.

Эксперт назвал интересным подход ВС к доказыванию в рассматриваемом деле. «Нижестоящие суды отказали в компенсации морального вреда, так как истица не доказала медицинскими документами, что ей была причинена психологическая травма. Верховный Суд обошел этот момент молчанием и не указал на это обстоятельство как на недоказанность морального вреда. Это давняя тенденция судебной практики – презюмировать наличие морального вреда, если не доказано иное», – пояснил Сергей Радченко.

Адвокат, партнер международного центра защиты прав Globallaw Антон Задоркин также обратил внимание на п. 8 обзора. «Верховный Суд подчеркивает, что владелец сотового телефона, компьютера или ноутбука может рассчитывать на компенсацию морального вреда в случае неправомерного доступа злоумышленников к его личной информации. Причем речь не только о краже данных, но и о каком-то ином неправомерном доступе к компьютеру (например, когда логин и пароль пользователя были сохранены на устройстве и ими воспользовалось третье лицо для получения информации). В соответствии с п. 2 Постановления Пленума ВС РФ № 10 от 20 декабря 1994 г. моральный вред может заключаться в переживаниях из-за невозможности продолжать активную общественную жизнь, работу и др. Также моральные страдания может причинять несанкционированный доступ к личной информации: переписке, фотографиям, видеозаписям и документам. Надо учитывать, конечно, что доказать незаконное получение личных данных потерпевшего – все же нетривиальная задача», – отметил он.

Антон Лалак добавил, что в рассматриваемом споре Верховный Суд совершенно справедливо указал, что, хотя само по себе завладение чужой вещью является нарушением имущественного права, если в результате такого нарушения был получен доступ (возможность доступа) к сведениям, составляющим личную тайну, то это уже нарушает личные неимущественные права пострадавшего, в связи с чем за такое нарушение может быть взыскана компенсация причиненного морального вреда.

Исходя из п. 9 документа, доплата страхового возмещения в порядке урегулирования претензии не освобождает страховщика от ответственности за нарушение установленных законом сроков выплаты такого возмещения и не исключает применения законной неустойки.

В следующем пункте отмечено, что непредставление гражданином, зарегистрированным службой занятости в целях поиска подходящей работы, справки о среднем заработке за последние три месяца по последнему месту работы или представление им произвольной справки о зарплате от работодателя (при соблюдении таким лицом иных законных условий) не может повлечь безусловный отказ в признании его безработным и лишение его права на получение соответствующих мер соцподдержки.

В п. 11 разъясняется, что наличие у члена семьи умершего кормильца какого-либо собственного дохода (получение пенсии) не исключает признание его состоявшим на иждивении покойного.

Антон Задоркин полагает, что вышеуказанное разъяснение имеет большое социальное значение. «Фактически Верховный Суд напомнил, что возможно признать иждивенцем человека с собственным доходом. В рассматриваемом деле пенсионерка просила суд установить факт нахождения на иждивении умершего супруга и признать за ней право на пенсию по случаю потери кормильца по линии МВД. Она отмечала, что доход умершего был для нее постоянным и основным источником средств к существованию. Несколько лет до его смерти она получала от него алименты, назначенные судом. Кроме того, сама женщина получала обычную пенсию по старости. Две судебные инстанции отказали ей в иске, но ВС отменил их решения. Согласно Семейному кодексу, супруги материально поддерживают друг друга, в этом случае истица после смерти супруга лишилась от него алиментов и не имеет другого источника дохода», – пояснил эксперт.

Антон Лалак резюмировал, что Верховный Суд на основании общих положений Семейного кодекса РФ защитил права вдовы, утратившей средства для существования в связи со смертью супруга, несмотря на то что она получает пенсию по старости. «Таким образом, ключевым для данного дела было установление того факта, что утраченный в связи со смертью супруга доход являлся для заявительницы основным и, по существу, единственным. Такое разъяснение может поспособствовать снижению числа аналогичных споров и в целом направлено на более конкретное толкование целей социального обеспечения», – считает он.

Из п. 12 вытекает, что иски об оспаривании решений территориальных органов МВД России в части получения единовременной социальной выплаты для приобретения или строительства жилья и об обязании восстановить на учете для получения такой соцподдержки рассматриваются в суде общей юрисдикции по правилам гражданского судопроизводства.

В п. 13 обзора напоминается, что уточнение фактических обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, является одной из задач подготовки дела к судебному разбирательству.

Антон Лалак отметил, что в этом пункте обзора Верховный Суд в очередной раз разъяснил задачи вышеуказанной процедуры и дополнительно подчеркнул обязательность для нижестоящих судов его более ранних правовых позиций. «ВС указал, что все вопросы, связанные с содержанием иска и его обоснования, подлежали рассмотрению на стадии подготовки дела к судебному разбирательству путем определения судьей юридических фактов, лежащих в основании требований, с учетом характера спорного правоотношения и норм материального права, подлежащих применению. То есть нижестоящие суды в аналогичных ситуациях должны не оставлять заявления без движения или оставлять их без рассмотрения, а при отсутствии нарушений принимать такие заявления к производству и осуществлять надлежащую подготовку дела к рассмотрению», – пояснил эксперт.

Согласно п. 14 документа разъяснение решения суда производится в случае его неясности, противоречивости и нечеткости. При этом суд не может изменить его или разрешить вопросы, которые не были предметом судебного разбирательства.

Антон Лалак отметил, что в рассматриваемом деле Верховный Суд указал на предусмотренные процессуальным законодательством ограничения полномочий судов при рассмотрении и разрешении гражданских дел. «ВС также указал, что суд может только устранить неясности, противоречия и нечеткости при рассмотрении заявления о разъяснении судебного постановления», – подчеркнул он.

Юридическая компания - Адвокатское бюро "Юг"


× Закрыть

24.07.20

Совладельцев ТД «Русская свинина» привлекают к ответственности на 1,48 млрд рублей

Варшавских просят заплатить за корма. Совладельцев ТД «Русская свинина» привлекают к ответственности на 1,48 млрд рублей

Как стало известно, Ростовский арбитражный суд запланировал рассмотрение требования о привлечении к субсидиарной ответственности на 1,48 млрд руб. управленцев и фактических владельцев обанкротившегося ООО ТД «Русская свинина». В их числе известный предприниматель Вадим Варшавский и его супруга Елена Варшавская. Ранее суд принял обеспечительные меры и арестовал их имущество: недвижимость в Москве, земельные участки в Подмосковье, а также автомобили Aston Martin DB9 Coupe и Mercedes-Benz G-класса.

Подробнее

Заявление о привлечении контролировавших ТД «Русская свинина» лиц к субсидиарной ответственности по долгам перед кредиторами будет рассмотрено в рамках арбитражного дела о банкротстве этой компании. Заявителем является производитель кормов для животных из Владимирской области — НАО «Де Хес» (один из конкурсных кредиторов).

Как следует из документов арбитражного суда, требования кредитора обращены к Вадиму Варшавскому, Елене Варшавской, фирме Carnista Ltd (Кипр), а также к Александру Калмыкову и Михаилу Потапову.

По мнению заявителя, их влияние на хозяйственную деятельность ТД «Русская свинина» привело к банкротству компании, а требования кредиторов на 1,48 млрд руб. остались непогашенными.

ООО «Торговый дом “Русская свинина”» было аффилировано с компанией «Русский агропромышленный трест» (ныне ликвидирована) Вадима Варшавского. Александр Калмыков и Михаил Потапов занимали должность генерального директора ООО в 2013–2014 годах соответственно. Елена Варшавская является бенефициарным владельцем ТД «Русская свинина», указано в документах арбитражного суда. По данным «СПАРК-Интерфакс», на фирму Carnista Ltd записана доля в уставном капитале обанкротившегося ООО в размере 50%.

По мнению Сергея Радченко из адвокатского бюро «Юг», требование НАО «Де Хес» в большей степени несет риски бывшим директорам ТД «Русская свинина». «В принципе к субсидиарной ответственности могут быть привлечены как владельцы компании-банкрота, так и ее управленцы. Но на практике в большинстве случаев деньги взыскивают с непосредственных руководителей, поскольку именно они осуществляли оперативное руководство хозяйственной деятельностью»,— говорит эксперт.

Суд рассмотрит требование НАО «Де Хес» 29 июля.

Ранее арбитраж удовлетворил ходатайство фирмы о принятии обеспечительных мер в виде наложения ареста на имущество привлекаемых к субсидиарной ответственности. В частности, были арестованы принадлежащие Вадиму Варшавскому два нежилых объекта недвижимости в Москве, два земельных участка Елены Варшавской в Подмосковье, а также ее автомобили Aston Martin DB9 Coupe, Mercedes-Benz G350 BlueTEC, Range Rover и Land Rover.

Ранее уже писалось, что Вадима Варшавского могут привлечь к субсидиарной ответственности по долгам обанкротившегося Ростовского электрометаллургического завода (РЭМЗ) на 11,5 млрд руб. Господин Варшавский был генеральным директором этого предприятия.

Напомним, в декабре 2019 года Вадим Варшавский был признан виновным в неуплате налога на прибыль РЭМЗа на сумму более 490 млн руб. Суд приговорил его к трем с половиной годам лишения свободы.


× Закрыть

02.07.20

Арендатор не мог пользоваться помещением из-за режима повышенной готовности: надо ли платить за аренду?

Арендатор не мог пользоваться помещением из-за режима повышенной готовности: надо ли платить за аренду?

Я ИП, у меня хостел, я отношусь к пострадавшим от пандемии отраслям. Помещение под хостел я арендую. По условиям договора аренды я могу использовать помещение только под хостел. С 28.03.2020 хостел закрыли по распоряжению губернатора. Я отправила письмо арендодателю об отмене арендной платы в период приостановки моей деятельности, но ответа не получила. Могу ли я не платить за аренду в период ограничений? И что мне делать с обеспечительным платежом?

Подробнее

Отвечает:

к.ю.н., адвокат Адвокатского бюро «Юг» Сергей Радченко

По закону совсем не платить за аренду Вы не можете. Если Вы не договоритесь с арендодателем, Вам придется выбирать – заплатить чуть позже или расторгнуть договор. За обеспечительный платеж придется побороться в суде.

Возможные варианты для арендатора перечислены в ст. 19 Федерального закона от 01.04.2020 № 98-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций» (далее — Закон № 98-ФЗ).

Заплатить за аренду можно позже

В соответствии с ч. 1 ст. 19 Закона № 98-ФЗ Вы можете заплатить за аренду позже. Условия и сроки отсрочки перечислены в Постановлении Правительства РФ от 03.04.2020 № 439.

Вы можете не платить:

вообще ничего в период действия на территории региона режима повышенной готовности;

половину арендной платы в период со дня прекращения действия режима повышенной готовности до 1 октября 2020 г.

В этот период арендодатель не может начислять никакие штрафы, проценты за пользование чужими денежными средствами и неустойки за просрочку. Но Вам придется оплатить коммунальные услуги и расходы на содержание имущества, если такие платежи по условиям договора включены в арендную плату.

Выплачивать накопившийся за период отсрочки долг по аренде придется после 1 января 2021 г. Сумма задолженности делится на части, которые выплачиваются раз в месяц в течение двух лет.

Если Вы не платили за аренду, в период действия ограничений отсрочка применяется к Вам автоматически. Требовать от арендодателя заключения допсоглашения об отсрочке необязательно. На это указал Верховный суд в Обзоре по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) № 2 от 30.04.2020 (вопрос № 3).

Главный вывод: если Вы не платили за аренду, пока хостел не работал, ничего страшного, санкций не будет. А до 1 октября 2020 г. Вы можете платить только половину арендной платы. Заплатить долг по аренде нужно будет после 1 января 2021 г.

Можно отказаться от договора аренды

П. 4 ст. 19 Закона № 98-ФЗ дает право малому бизнесу без санкций расторгнуть договор аренды, если арендодатель не идет на уступки и не соглашается снизить арендную плату.

Порядок следующий:

арендатор направляет арендодателю требование об уменьшении арендной платы на период до одного года. Обратите внимание: можно предложить не только уменьшить арендную плату, но и каким-то другим образом изменить условия договора;

если в течение 14 дней стороны не договорятся о новых условиях аренды, арендатор может отказаться от договора. Для этого нужно направить арендодателю уведомление об отказе от договора (ст. 450.1 ГК РФ);

договор прекращается с момента, когда арендодатель получит уведомление.

Обратите внимание: все уведомления лучше отправлять таким образом, чтобы исключить споры о том, дошли ли они до адресата. Лучший вариант – отправить по почте заказным письмом с уведомлением о вручении. Еще проверьте в договоре адрес для переписки сторон.

Арендодатель не сможет взыскать с арендатора после расторжения договора:

упущенную выгоду;

убытки по ст. 393.1 ГК РФ (в связи с заключением замещающей сделки – договора аренды с другим арендатором и на других, менее выгодных условиях);

плату за отказ от договора, даже если она предусмотрена договором.

Отказаться от договора на таких условиях можно не позднее 1 октября 2020 г.

Главный вывод: заставить арендодателя снизить арендную плату не получится, но можно без штрафов расторгнуть договор аренды.

Вернуть обеспечительный платеж будет непросто

А вот с обеспечительным платежом ситуация сложнее. В законе прямо указано, что он возврату не подлежит (п. 4 ст. 19 Закона № 98-ФЗ).

Если арендодатель его не вернет сам, арендатору придется обращаться в суд. Шансы побороться хотя бы за часть суммы есть. Главный аргумент: обеспечительный платеж не может использоваться вместо штрафа. Его можно удержать, только если у арендатора есть долги перед арендодателем – по аренде, за содержание имущества и т.п.

Если Вы не сможете договориться с арендодателем и решите расторгнуть договор, рекомендуем не медлить с уведомлением об этом. Пока договор действует, по нему начисляется арендная плата, и арендодатель сможет удержать накопившуюся задолженность из обеспечительного платежа.

Главный вывод: за обеспечительный платеж придется побороться. Чтобы повысить шансы на победу в суде, лучше не медлить с уведомлением о расторжении договора.

Можно попытаться изменить договор в судебном порядке

Закон позволяет арендатору уменьшить размер арендной платы в судебном порядке, если условия аренды существенно ухудшились. Такую возможность предусматривают сразу три нормы:

общая норма ст. 451 ГК РФ позволяет изменить договор при существенном изменении обстоятельств;

специальная норма п. 4 ст. 614 ГК РФ позволяет арендатору потребовать уменьшения арендной платы, если условия пользования, предусмотренные договором аренды, существенно ухудшились;

антикризисная норма п. 3 ст. 19 Закона № 98-ФЗ позволяет арендатору потребовать уменьшения арендной платы, если из-за режима повышенной готовности он не мог пользоваться имуществом.

Надо сказать, что релевантной практики по подобным спорам пока нет. Ранее суды практически никогда не изменяли условия договоров. Правда и фактические обстоятельства споров были иными.


× Закрыть

30.06.20

В «Солнечном круге» засветилось лицо

В «Солнечном круге» засветилось лицо

Акционер АО «Киноконцертный комплекс “Юбилейный”» пытается исключить ДИЗО Ростова из числа его участников

Подробнее

В арбитражное дело о ликвидации АО «Киноконцертный комплекс “Юбилейный”» попытался вступить третьим лицом один из акционеров общества Сергей Феофилов с требованием исключить Департамент имущественно-земельных отношений Ростова из числа участников АО. По некоторым данным, господин Феофилов близок к компании «Солнечный круг», которая также является участником АО. Ликвидацию общества инициировал ДИЗО, «Солнечный круг» выступает против. Ходатайство Сергея Феофилова суд оставил без удовлетворения, однако отметил, что тот вправе заявить соответствующее требование еще раз, подав самостоятельный иск.

Как следует из судебных документов, требование исключить ДИЗО из числа участников АО «Киноконцертный комплекс “Юбилейный”» Сергей Феофилов мотивировал тем, что департамент не принимал участия в управлении компанией и противодействовал ее деятельности. В частности, заявил господин Феофилов суду, ДИЗО отказался от совместного решения финансовых проблем АО, не поддержав проект привлечения со стороны денежных средств на реконструкцию кинотеатра. Также ДИЗО инициировал ликвидацию АО, что, по мнению Сергея Феофилова, является крайней мерой. При этом департамент отказывается продавать свою долю в компании, как отметил он.

Требование Сергея Феофилова исключить ДИЗО из числа участников АО «Киноконцертный комплекс “Юбилейный”» было заявлено в рамках арбитражного дела о ликвидации компании. Однако суд не стал его рассматривать, указав, что оно должно быть заявлено самостоятельным иском.

Почему ДИЗО Ростова хочет ликвидировать АО «Киноконцертный комплекс «Юбилейный»?

ООО «Солнечный круг» управляет сетью продуктовых супермаркетов.

В 2012 году власти Ростова приняли решение о реконструкции старого советского кинотеатра «Юбилейный», предусматривающей строительство нового пятиэтажного киноконцертного комплекса на месте старого кинотеатра. Инвестировать и реализовать проект согласился «Солнечный круг». ДИЗО и фирма создали АО «Киноконцертный комплекс “Юбилейный“» с уставным капиталом 135 млн руб. Город внес в уставный капитал АО сам кинотеатр и земельный участок под ним, получив долю 25 %. «Солнечному кругу» достались 75 %, за которые он внес 101 млн руб. В соответствии с договором, который ДИЗО заключил с инвестором в 2013 году, кинотеатр должны были реконструировать в срок не более трех лет, однако проект не реализован до сих пор. Ранее власти Ростова пытались через суд обязать партнера по АО завершить реконструкцию, но безуспешно. В апреле ДИЗО обратился в ростовский арбитраж с заявлением о ликвидации акционерного общества.

Сергей Феофилов обращался в суд на правах акционера АО «Киноконцертный комплекс “Юбилейный”», как уточнили “Ъ-Юг” в суде. Между тем в базе данных «СПАРК-Интерфакс» в качестве участников АО по прежнему указаны только ДИЗО и ООО «Солнечный круг».

По некоторым данным, за Сергеем Феофиловым может стоять «Солнечный круг». В суде ООО поддержало позицию господина Феофилова. Их интересы в судебном заседании отстаивал один и тот же представитель — Антон Каунов. Кроме того, по данным «СПАРК-Интерфакс», ранее Сергей Феофилов был совладельцем и руководителем двух фирм, юридический адрес которых совпадает с адресом ООО «Солнечный круг».

Связаться с Сергеем Феофиловым и владелицей «Солнечного круга» Людмилой Древаль в среду не удалось. Генеральный директор АО «Киноконцертный комплекс “Юбилейный”» Евгений Древаль отказался от комментариев.

В ДИЗО говорят, что для исключения департамента из числа участников АО нет оснований. Инвестиционный договор с «Солнечным кругом» обязывает компанию самостоятельно обеспечить финансирование проекта по реконструкции кинотеатра «Юбилейный» за счет собственных и заемных средств, как отметили в департаменте. «ДИЗО как сторона по договору выполнил все обязательства в полном объеме. В случае возможного обращения Сергея Феофилова в суд с самостоятельными требованиями об исключении ДИЗО из числа участников АО, департамент будет просить суд отказать в удовлетворении требований»,— сообщили в департаменте.

По мнению Сергея Радченко из адвокатского бюро «Юг», в случае возможного судебного разбирательства суд откажет в удовлетворении требования Сергея Феофилова. «По закону исключение из числа участников АО не может использоваться для разрешения управленческих разногласий»,— пояснил эксперт.

Юристы в Краснодаре - Адвокатское бюро "ЮГ"


× Закрыть

02.07.20

В ГПК предложено закрепить основания для замены судей в процессе

Замена, в частности, допускается в случае отвода, болезни, командировки, учебы или прекращения полномочий судьи. По мнению одного из экспертов «АГ», поправки заслуживают поддержки, но надо понимать, что это лишь косметическое изменение. Другая отметила, что произвольная замена судьи (состава суда) по делу может приводить к различного рода злоупотреблениям и снижать качество рассмотрения дел.

Подробнее

25 июня в Госдуму поступил законопроект № 978395-7 о внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс РФ, которыми регламентируются формирование состава суда и порядок замены судей при рассмотрении гражданских дел.

Предлагается изложить ст. 14 ГПК в новой редакции, согласно которой гражданское дело, рассмотрение которого начато одним судьей или составом суда, должно быть рассмотрено этим же судьей или этим же составом суда. В ряде случаев (в том числе отвод, самоотвод, болезнь, отпуск, учеба, служебная командировка) возможна замена судьи или нескольких судей. Также замена возможна в случае прекращения или приостановления полномочий судьи или же при переходе к рассмотрению дела по правилам гражданского судопроизводства.

При замене судьи или нескольких судей в процессе рассмотрения гражданского дела судебное разбирательство производится с самого начала. При этом подчеркивается, что не являются заменой судьи решение вопроса о принятии иска к производству, отложение судебного разбирательства, рассмотрение заявления о применении обеспечительных мер и совершение иных процессуальных действий в не терпящих отлагательства случаях одним судьей вместо другого в порядке взаимозаменяемости.

Корреспондирующие поправки предлагается внести в ч. 2 ст. 157 ГПК.

Как указали авторы поправок, в настоящее время только ГПК не содержит императивной нормы о том, что рассмотрение дела, начатое определенным составом суда, должно быть окончено им же, и не регламентирует вопрос замены состава суда, в отличие от КАС, АПК и УПК. «Таким образом, фактически при реализации одной и той же процедуры замены суда на практике прослеживаются разные подходы к оценке императивной нормы о том, что рассмотрение дела, начатое определенным составом суда, должно им же и быть окончено. Принятие настоящего законопроекта устранит образовавшийся в настоящее время в ГПК РФ пробел, исключит из практики судов произвольную передачу дела от одного судьи другому судье этого же суда либо произвольную замену судей при коллегиальном рассмотрении дела», – отмечено в пояснительной записке.

По мнению адвоката АБ «ЮГ» Сергея Радченко, отмеченный в пояснительной записке недостаток ГПК РФ действительно существует. «При этом его нет в других процессуальных кодексах, которые предусматривают нормы о необходимости рассмотрения дела первоначальным составом суда и порядок замены в составе суда. Это часть более широкой проблемы: действующие процессуальные кодексы принимались в разное время и готовились разными коллективами юристов, из-за чего одни и те же процессуальные вопросы урегулированы в них по-разному», – отметил он.

Эксперт считает, что предложенные поправки заслуживают поддержки, но, по его словам, надо понимать, что это лишь косметическое изменение. «Каких-либо серьезных практических проблем действующая редакция ст. 14 и 157 ГПК РФ не создает. Произвольная замена судьи почти никогда не происходит, а если такая замена объективно необходима (например, в случае смерти судьи, его отставки или переходе в другой суд), то замена судьи оформляется приказом председателя суда, который подшивается в дело», – подчеркнул Сергей Радченко.

Адвокат АП г. Москвы Алина Емельянова назвала важными сформулированные в законопроекте предложения, необходимость которых появилась давно. «Безусловно, произвольная замена состава суда при рассмотрении гражданского дела в отсутствие четко регламентированной процедуры оформления такой замены не может отвечать принципам справедливого судебного разбирательства, в том числе в контексте ч. 1 ст. 47 Конституции РФ, предусматривающей, что никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом», – отметила она.

По ее словам, действующие положения ст. 14 и 157 ГПК РФ приводят к неоднозначному решению вопроса о законности состава суда, принявшего итоговый судебный акт по делу в том случае, если рассмотрение дела начиналось в ином составе суда. «Кроме того, произвольная замена судьи (состава суда) по делу может приводить к различного рода злоупотреблениям и снижать качество рассмотрения дел», – убеждена Алина Емельянова.


× Закрыть

29.06.20

ФК «Ростов» не смог приостановить взыскание 154 млн рублей

Приставы остались на поле. ФК «Ростов» не смог приостановить взыскание 154 млн рублей в пользу «Группы Агроком»

Как стало известно, арбитражный суд отказал ФК «Ростов» в удовлетворении требования признать незаконными действия судебных приставов по взысканию с клуба 154 млн руб. в пользу структур «Группы Агроком». «Ростов» обжаловал взыскание в кассационном суде, который приостановил процедуру до рассмотрения жалобы. Тем не менее приставы продолжили действия по исполнительному производству. В связи с этим ФК обратился в суд, однако ему было отказано, поскольку кассационный суд отклонил его жалобу и признал законность взыскания спорной суммы.

Подробнее

Арбитражный суд отказал футбольному клубу «Ростов» в удовлетворении заявления о признании незаконными действий судебных приставов в рамках исполнительного производства о взыскании 154 млн руб. в пользу ООО «Агроком холдинг» (информация об этом есть в картотеке суда).

Как следует из материалов дела, в январе 2020 года суд постановил взыскать с ФК «Ростов» 154 млн руб. задолженности перед «Группой Агроком». ФК подал кассационную жалобу с требованием отменить постановление. Вместе с тем правительство Ростовской области обратилось в суд с ходатайством о приостановлении исполнительного производства до рассмотрения жалобы. Ходатайство было удовлетворено.

Тем не менее, как следует из заявления ФК, судебные приставы ограничили проведение расчетных операций клубом и вынесли несколько постановлений об обращении взыскания на его денежные средства на счетах в нескольких банках.

В марте «Ростов» потребовал признать эти действия незаконными. В итоге суд отказал клубу в удовлетворении требования. Мотивировочная часть решения пока не опубликована. Отметим, что в начале июня кассационный суд отклонил жалобу ФК на постановление о взыскании 154 млн руб. в пользу «Агроком холдинга», и оно вступило в законную силу.

По словам Сергея Радченко из адвокатского бюро «Юг», если «Ростов» теперь обратится с жалобой в Верховный суд, то у него есть возможность еще раз приостановить исполнительное производство, подав соответствующее ходатайство.

«Как правило, на практике в подобной ситуации сами взыскатели не торопятся с исполнительным производством и ждут определения Верховного суда»,— отметил эксперт.

Как ранее писал “Ъ-Юг”, спорная сумма является задолженностью по займу, предоставленному футбольному клубу в сентябре 2016 года структурами «Группы Агроком». Договор предполагал полный возврат средств с процентами из расчета 11% годовых до конца того года. Однако «Ростов» не вернул их до сих пор. В июне прошлого года «Агроком холдинг» обратился в Ростовский арбитражный суд с требованием о взыскании задолженности с клуба, но получил отказ. Однако апелляционный суд удовлетворил требование холдинга.

В декабре прошлого года «Агроком холдинг» предлагал «Ростову» вернуть только 65 млн руб. основного долга, а от остальной части требования (его составляют накопившиеся неустойки и пени) был готов отказаться.

ООО «Агроком холдинг» входит в «Группу Агроком» Ивана Саввиди. В 2016 году группа была генеральным спонсором ФК «Ростов». Партнерские отношения планировались на пять лет, однако из-за возникших у сторон разногласий сотрудничество было прекращено в том же году.


× Закрыть

20.06.20

Нашла кассация на камень. Решение о сносе двух автосалонов «Юг-Моторс» признано законным

Нашла кассация на камень. Решение о сносе двух автосалонов «Юг-Моторс» признано законным

Как стало известно, кассационный суд подтвердил законность требования властей Ростова о сносе двух автосалонов компании «Юг-Моторс» в переулке 1-м Машиностроительном (Советский район города). Городские чиновники добиваются этого с 2012 года, считая их самовольными постройками. Теперь компания обязана начать снос этих объектов в рамках исполнительного производства. Владелец «Юг-Моторс» Вячеслав Камышный говорит, что видит законный выход из сложившейся ситуации и добьется признания права собственности на спорную недвижимость.

Подробнее

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа оставил без удовлетворения кассационную жалобу ООО «Юг-Моторс» на решение ростовского арбитража, обязавшего компанию снести принадлежащие ей объекты недвижимости по адресу переулок 1-й Машиностроительный, 1, в Ростове-на-Дону.

Речь идет о двух зданиях автосалонов площадью 3,45 тыс. кв. м и 1,35 тыс. кв. м соответственно и здании автомалярного цеха. Вместе с тем окружной арбитражный суд отменил запрет на снос этих объектов в рамках исполнительного производства. Запрет был установлен в марте по ходатайству «Юг-Моторс» до окончания рассмотрения жалобы.

По словам Сергея Радченко из адвокатского бюро «Юг», теперь компания обязана начать исполнительное производство по решению суда и демонтировать недвижимость за свой счет.

Сноса недвижимости «Юг-Моторс» добиваются власти Ростова. Претензии чиновников к компании связаны с тем, что фирма возвела эти здания, не получив разрешения на строительство.

Владельцем и генеральным директором компании «Юг-Моторс» является известный предприниматель и депутат гордумы Ростова Вячеслав Камышный. «К сожалению, еще не наступило время, когда я бы мог рассказать, кто старается помешать нам узаконить право собственности на недвижимость в Машиностроительном. Но я знаю, кто заказал, кто оказывал давление.

Отмечу, что нынешняя администрация Ростова настроена конструктивно по отношению к “Юг-Моторс“, и если бы решение проблемы зависело только от нее, то она уже была бы решена»,— сказал Вячеслав Камышный.

По его словам, в «Юг-Моторс» видят законный выход из сложившейся ситуации и продолжат добиваться признания права собственности на спорные объекты. Подробности возможных будущих действий предприниматель раскрывать не стал.

Власти города и автодилер судятся из-за автосалонов уже около восьми лет. В 2014 году арбитражный суд вынес решение в пользу фирмы, определив, что спорные объекты не нуждаются в разрешении на строительство, поскольку у них отсутствует фундамент, соответственно, они не могут считаться недвижимостью. Однако в феврале прошлого года «Юг-Моторс» сам обратился в суд с заявлением о пересмотре выгодного ему решения. Компания представила результаты проведенной по ее заказу экспертизы, обнаружившей фундаменты и признавшей здания капитальными строениями.

После этого «Юг-Моторс» подал иск с требованием признать права собственности на эту недвижимость. Однако арбитражный суд в этом отказал и, напротив, удовлетворил требование городских властей о сносе автосалонов. Суд в том числе принял во внимание, что они находятся на земельном участке, который был предоставлен городом в аренду в 1996 году для размещения производственной базы, а автосалоны ею не являются.

«Юг-Моторс» должен был обратиться в администрацию города за разрешением изменить назначение земли на «для целей строительства зданий автосалонов и автомалярного цеха», но не сделал этого, соответственно, возведенные в 2011 году объекты являются самовольной постройкой, решил Ростовский арбитражный суд.

Потом законность этого решения подтвердила апелляционная инстанция.

ООО «Юг-Моторс» является официальным дилером автомобилей KIA в Ростове-на-Дону. Как следует из информации с сайта компании, в переулке 1-м Машиностроительном расположен ее торгово-сервисный центр «Киа Центр Запад» с шоу-румом площадью 1 тыс. кв. м и мощностями для обслуживания и ремонта автомобилей, с 20 постами сервиса и четырьмя автомойками.


× Закрыть

17.06.20

Адвокаты прокомментировали наиболее интересные позиции по экономическим спорам из Обзора ВС № 1

Адвокаты прокомментировали наиболее интересные позиции по экономическим спорам из Обзора ВС № 1

При этом наибольшее внимание было уделено делам о банкротстве и налоговым спорам, имеющим важное значение для практики По мнению двоих адвокатов, Верховный Суд в одном из банкротных дел разрешил очень трудный вопрос, который противоречиво решался в доктрине и судебной практике, а также вызывал разногласия в юридическом сообществе. Другие отметили важные выводы ВС относительно правового статуса разъяснений ФНС России.

Подробнее

Как мы ранее писали, 10 июня Президиум Верховного Суда РФ утвердил Обзор судебной практики № 1 за 2020 г. В Обзор вошли 60 правовых позиций судебных коллегий ВС по различным делам, а также четыре разъяснения по вопросам, возникающим в судебной практике. Судебная коллегия по экономическим спорам представила 27 правовых позиций, а также разъяснения по четырем вопросам судебной практики.

В п. 21 Обзора отмечено, что с момента принятия судом требования кредитора к рассмотрению он вправе возражать против требований других кредиторов должника (в том числе обжаловать судебный акт, на котором основано заявленное ими требование в деле о банкротстве) (Определение № 307-ЭС19-6204).

«Несмотря на то что соответствующая позиция была сформулирована еще в п. 30 Постановления Пленума ВАС РФ от 23 июля 2009 г. № 60, и неоднократно подтверждалась как Судебной коллегией по гражданским делам ВС РФ (Определение от 21 августа 2018 г. № 5-КГ18-122), так и Судебной коллегией по экономическим спорам ВС РФ (Определение № 307-ЭС19-2994 от 1 августа 2019 г., о котором писала «АГ»), нижестоящие суды, к сожалению, продолжают игнорировать эти правовые позиции и разрешать такие споры по-другому», – посетовал старший партнер, руководитель группы практик «Разрешение споров» юридической фирмы INTELLECT Роман Речкин.

Несколько адвокатов особо выделили п. 22 Обзора, согласно которому долг наследодателя, возникший в результате привлечения его к субсидиарной ответственности по основаниям, предусмотренным законодательством о несостоятельности (банкротстве), входит в наследственную массу (Определение № 303-ЭС19-15056).

Управляющий партнер компании TAXMANAGER, адвокат Василий Ваюкин отметил, что благодаря этому разъяснению «лишились сна» не только руководители, учредители и контролирующие лица (в том числе и бывшие) юридических лиц, но и их наследники. «Согласно подп. 8 п. 1 ст. 24.5 КоАП РФ относит смерть физического лица, привлекаемого к ответственности, к обстоятельствам, исключающим производство по делу об административном правонарушении, а исходя из п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, смерть подозреваемого/обвиняемого является основанием для отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела. Но что касается вопросов субсидиарной ответственности и возмещения причиненного вреда имущественным правам кредиторов, то смерть бывшего руководителя – наследодателя не является основанием для прекращения производства по делу. ВС РФ указывает на отсутствие оснований применять критерий неразрывной связи с личностью бывшего руководителя – наследодателя», – пояснил эксперт.

Адвокат подчеркнул, что в рассматриваемом случае не имеет значения момент предъявления и рассмотрения иска о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности: до либо после его смерти. «Фактически это свидетельствует о том, что субсидиарная ответственность становится более тяжелым видом ответственности, чем уголовная, так как последствия в виде возмещения вреда могут быть возложены на наследников. Это может привести к тому, что будут “изобретаться” другие способы передачи наследства, а все наследственное имущество будет подвергаться аресту до завершения дела о банкротстве и разрешения вопросов вероятной субсидиарной ответственности», – предположил Василий Ваюкин.

По мнению адвоката АБ «ЮГ» Сергея Радченко, в рассматриваемом случае обсуждается очень трудный вопрос, который противоречиво решался в доктрине и судебной практике: можно ли в случае смерти лица, на которого возложена субсидиарная ответственность по долгам юрлица, предъявлять претензии его наследникам? «Иными словами, входит ли обязанность по оплате долгов юрлица (или, как вариант, обязанность нести ответственность за причиненные ему убытки) в наследственную массу? На эти вопросы возможны два ответа. Во-первых, наследники не отвечают по этим долгам наследодателя, так как они неразрывно связаны с его личностью, назначение данного лица в орган управления компании имело причиной его особые личные и деловые качества. Во-вторых, наследники отвечают по этим долгам, так как они не связаны неразрывно с личностью наследодателя. Верховный Суд дал второй вариант ответа, дополнительно мотивировав его тем, что оставить у наследодателя незаконно полученные доходы было бы несправедливо. Это решение, на мой взгляд, верно. Прямая ссылка ВС РФ на соображения справедливости заслуживает поддержки», – полагает он.

Роман Речкин также отметил наличие бурных дискуссий среди юристов по поводу рассмотренного ВС вопроса. «Часть коллег считала, что такой долг неразрывно связан с личностью наследодателя (в том числе потому, что только наследодателю известны обстоятельства деятельности должника, которые послужили основанием для привлечения контролирующего лица к ответственности, и только он мог эффективно возражать против этого). Судебная коллегия обоснованно, на мой взгляд, не согласилась с этой позицией, указав, что субсидиарная ответственность – это в любом случае денежное требование, представляющее собой разновидность гражданско-правовой ответственности. Поэтому исключать такой долг из наследственной массы ни юридических, ни логических оснований нет», – резюмировал эксперт.

Партнер и руководитель практики «Арбитражное, налоговое и банкротное право» КА г. Москвы № 5, адвокат Вячеслав Голенев подчеркнул, что, действительно, несмотря на многочисленные возражения экспертов, долг наследодателя из субсидиарной ответственности, перешедший наследнику, подлежит удовлетворению за счет такой наследственной массы.

«Сам факт перехода долгов в наследственную массу как обязательства вопросов не вызывает. Однако нельзя согласиться, что сроки исковой давности в таком случае однозначно шли по специальным правилам Закона о банкротстве (они текут с момента, когда управляющий или кредитор узнал либо должен был узнать о нарушении своих прав, но не ранее первой процедуры банкротства). Интуитивно предполагаю, что такой подход к таким случаям вряд ли справедлив. В связи с чем считаю необходимой разработку поправки в Постановление Пленума ВС по субсидиарной ответственности от 21 декабря 2017 г. № 53, где будут точнее прописаны вопросы течения срока исковой давности по отношению к наследникам контролирующего лица. Считаю, что они не должны терять возможность возражать против иска по мотиву исковой давности спустя три года после передачи им наследства», – убежден адвокат.

В п. 23 Обзора отмечено, что лицо, умышленными действиями которого создана невозможность получения кредиторами полного удовлетворения за счет имущества контролирующего должника лица, виновного в его банкротстве, отвечает солидарно с указанным контролирующим лицом за причиненные кредиторам убытки в пределах стоимости полученного имущества (Определение № 305-ЭС19-13326).

Сергей Радченко отметил, что в рассматриваемом деле обсуждался следующий вопрос: можно ли в банкротном деле предъявить деликтный иск к лицам, участвовавшим в выводе имущества из должника, вместо традиционного иска об оспаривании сделок? «На первый взгляд, это сделать нельзя – данные лица не уничтожали и не повреждали имущество кредиторов, для договорных убытков также места нет, поскольку данные лица в договорных отношениях с кредиторами не состоят. Тем не менее Верховный Суд продолжил ранее намеченную практику и признал, что в этом случае кредитор может предъявить деликтный иск к лицам, выведшим имущество должника на своих родственников в целях не допустить обращение на него взыскания. Причем такой иск возможен даже в случае, если сделки по выводу имущества не признаны судом недействительными», – подчеркнул он.

Вячеслав Голенев позитивно оценил уточнение стандарта доказывания по ответственности контролирующих лиц в вышеуказанном деле. «ВС РФ подробно рассмотрел ситуацию, когда третье лицо помогло “укрыть” активы контролирующего лица от взыскания. В такой ситуации ВС фактически разрешил прямое обращение взыскания на такое имущество. Это справедливо и отвечает требованию необходимости защиты прав кредиторов. Вместе с тем абсолютно справедливым является указание ВС РФ на то, что вменение субсидиарной ответственности возможно только за период совершения контролирующим лицом деяний по доведению контролируемого лица до банкротства. Ответственность наступает за факт совершения конкретных действий/бездействия (совершения сделки, банковской операции) в определенный период, не за период наступления последствий (признаки таких последствий и “сидят” в презумпциях привлечения к “субсидиарке”) от таких деяний», – пояснил адвокат.

Наиболее интересные споры из обязательственных отношений

Как следует из п. 28 Обзора, заявление ответчика о снижении неустойки на основании ст. 333 ГК РФ сохраняет свое правовое значение в том числе при новом рассмотрении дела в результате отмены ранее вынесенных судебных актов (Определение № 305-ЭС19-14865). В п. 29 документа отмечено, что возражения ответчика о наличии оснований для взыскания неустойки и обоснованности ее размера не могут быть признаны заявлением о снижении неустойки на основании положений вышеуказанной статьи (Определение № 307-ЭС19-14101).

Комментируя эти два разъяснения, Вячеслав Голенев пояснил, что заявление о снижении неустойки должно именоваться и формулироваться отдельным документом – заявлением о снижении неустойки с указанием на то, по какой статье его нужно рассматривать (ст. 404 и (или) 333 ГК РФ). «Сам по себе контррасчет – это “математическое”, а не “правовое” возражение, на что и указал ВС РФ. Если заявление сделано и оно отражено в материалах, то нет никаких оснований для отказа в оценке этого заявления по существу и при новом рассмотрении дела в случае отмены первоначальных судебных актов в кассации с возвратом на новое рассмотрение», – полагает эксперт.

Исходя из п. 30 Обзора, лицо обязано возместить убытки своему контрагенту ввиду недобросовестного ведения переговоров в ряде случаев. В частности, если оно своевременно не сообщило контрагенту об обстоятельствах, препятствующих заключению договора, в том числе о своем окончательном намерении заключить договор с другим контрагентом, создавая или поддерживая при этом у первоначального контрагента ложные представления о своей готовности в будущем заключить договор (Определение № 305-ЭС19-19395)

«Действительно, это одно из прорывных разъяснений по сложному правовому вопросу. Позиции из определения ВС РФ уже рассматривались экспертами. Для себя отмечу, что ВС указал на необходимость снижения стандарта доказывания причинно-следственной связи действий по причинению убытков, причин убытков и их итогового возникновения – в очевидных ситуациях она должна предполагаться, а бремя доказывания обратного переносится на оппонента», – убежден Вячеслав Голенев.

Согласно п. 31 Обзора экспедитор несет ответственность за утрату груза привлеченным им к исполнению третьим лицом, в частности в ситуации отсутствия необходимого в силу договора мотивированного отказа от исполнения поручения клиента и принятия, как предусмотрено договором, поручения к исполнению с сообщением клиенту информации о перевозящем груз водителе и т/с (Определение № 307-ЭС19-14275).

По мнению Вячеслава Голенева, в рассматриваемом деле Верховный Суд «закрыл» возможность для признания незаключенным договора транспортной экспедиции или перевозки в случае наличия косвенных доказательств одобрения экспедитором заказа либо отсутствия возражений против заявки, а также совершения действий, которые могли бы свидетельствовать о том, что экспедитор принял такую перевозку (например, сообщение о предоставленных водителях или факте утраты груза). «Позиция не совсем корректная – если в транспортной накладной подписантом выступают водители, не предъявившие доверенностей экспедитора/перевозчика, то они берут на себя ответственность за перевозку груза; если водители представляют доверенности клиента, то за перевозку отвечает сам клиент. Этот подход соответствует прямым указаниям Закона о транспортно-экспедиционной деятельности и правительственным правилам транспортной экспедиции. Далеко не факт, что в спорных случаях суды не станут огульно “винить” в утрате груза одного лишь экспедитора. Если раньше непринятие груза экспедитором исследовалось достаточно внимательно, особенно на уровне арбитражных судов округов, то теперь шанс на такое исследование существенно снижается», – предостерег адвокат.

Налоговые споры

В п. 34 Обзора отмечено, что решение налогового органа, принятое в результате налоговой проверки, может быть признано незаконным, если доначисление налогов произведено вопреки разъяснениям ФНС России, опубликованным для всеобщего сведения, направленным в адрес территориальных налоговых органов для использования в работе и способным сформировать соответствующие ожидания оценки правильности своего поведения у налогоплательщиков (Определение № 305-ЭС19-14421).

Партнер юридической фирмы Five Stones Consulting Екатерина Болдинова отметила, что ранее при определении статуса разъяснений/писем ФНС России Конституционный Суд в своем Постановлении от 15 марта 2015 г. № 6-П отметил, что у Федеральной налоговой службы есть право принимать акты информационно-разъяснительного характера для обеспечения единообразного применения налогового законодательства налоговыми органами на всей территории РФ.

«Тогда КС РФ фактически ввел в российское право новый термин – “акт, содержащий разъяснения тех или иных законоположений и обладающий нормативными свойствами”. Фактически это нечто среднее между нормативным правовым актом, который создает новую норму права, и ненормативным правовым актом, который на основе уже существующих норм права создает требование/предписание для конкретного лица. При этом, как указывал Конституционный Суд, если разъяснения, содержащиеся в акте ФНС России, “не выходят за рамки адекватного толкования (интерпретации) положений налогового законодательства и не влекут изменение правового регулирования соответствующих налоговых отношений”, то в судебной проверке такого акта может быть отказано», – пояснила эксперт.

Екатерина Болдинова добавила, что за судебной практикой закреплялась функция уточнить, что именно понимать под «адекватным истолкованием (интерпретацией) положений налогового законодательства» и в каких случаях можно говорить, что разъяснения, содержащиеся в письме ФНС России, «повлекли изменение правового регулирования соответствующих налоговых отношений». «И вот такая судебная практика появилась. Если разъяснения ФНС опубликованы для всеобщего сведения, направлены в адрес нижестоящих налоговых органов для использования в работе и способны сформировать у налогоплательщика определенные ожидания оценки его поведения, – очевидно, что такие разъяснения являются тем самым “актом, содержащим разъяснения тех или иных законоположений и обладающим нормативными свойствами”. А это значит, что нижестоящие налоговые органы должны стремиться к тому, чтобы следовать полученным рекомендациям. Так что доначисления, основания которых идут вразрез с позицией вышестоящего налогового органа, изложенной в таком разъяснении, могут быть признаны незаконными. На мой взгляд, это, пожалуй, самая интересная и важная для налогоплательщиков позиция в Обзоре», – подчеркнула адвокат.

По словам Василия Ваюкина, выводы Верховного Суда свидетельствуют о том, что налоговые органы должны отвечать и руководствоваться своими же разъяснениями, а не использовать принцип применения/неприменения разъяснений ФНС России по «внутреннему субъективному усмотрению» тогда, когда это удобно.

«Однако здесь стоит четко различать официальные разъяснения (опубликованные для всеобщего сведения и направленные для использования в работе территориальным органам) и письма, которые имеют информационно-разъяснительный характер, предоставленные по запросам конкретных налогоплательщиков и опубликованные в неофициальном порядке. Вторая категория писем относится к частному мнению по индивидуальному вопросу налогоплательщика, и в этом случае следует руководствоваться нормами законодательства о налогах и сборах даже в понимании, отличающемся от трактовки, изложенной в письме. Подобный подход позволяет избежать случаев подстраивания бизнес-моделей под отдельные частные разъяснения ФНС и Минфина с целью снижения налогового бремени», – отметил эксперт.

Согласно п. 35 документа налоговая ставка 5 процентов, предусмотренная в международных договорах об устранении двойного налогообложения для доходов в виде дивидендов, применима в том числе к доходам, которые в договорах названы процентами по долговым обязательствам, но в силу положений НК РФ признаются доходами иностранного инвестора – его дивидендами, полученными от российской организации (Определение № 307-ЭС19-8719).

Екатерина Болдинова отметила, что позиция по делу ООО «Логистический парк “Янино”» против ИФНС по Всеволожскому району Ленинградской области по вопросу о квалификации займа в качестве контролируемой задолженности и возникающих в связи с этим налоговых последствиях оказалась в этом Обзоре вполне ожидаемо, хотя высказанная Судом позиция и не отличается новизной. «Скорее, это очередное напоминание налогоплательщикам о том, что при наличии контролируемой задолженности проценты подлежат переквалификации в дивиденды с соответствующими налоговыми последствиями», – полагает эксперт.

Вячеслав Голенев назвал рассматриваемый случай показательным делом о международном налогообложении. «ВС уже неоднократно указывал на необходимость применения “сквозного подхода”, если ФНС выявила, что иностранный учредитель российской организации не является конечным получателем дохода, но при этом имеются данные об ином лице, которое имеет фактическое право на доход. В этом случае конечным бенефициаром являлась финская компания, что позволяло применить к полученному через посредника в Нидерландах доходу льготную ставку налогообложения, так как ФНС не опровергла факт иностранного инвестирования в российскую экономику», – отметил адвокат.

В п. 37 документа разъяснено, что ИП, не производящие выплаты и иные вознаграждения физическим лицам, применяющие как ЕНВД, так и общую систему налогообложения по различным видам своей предпринимательской деятельности, имеют право на исчисление страховых взносов со своего дохода по той части деятельности, по которой применяется общая система налогообложения (Определение № 308-ЭС19-13936).

Вячеслав Голенев полагает, что, действительно, неверен по экономическому существу отказ в применении вычетов на рекламные материалы, если эти недорогие материалы фактически используются для стимулирования продаж основного товара и тем самым прямо влияют на получение доходов организации от продажи рекламируемого товара. «Этот смысл заложен в примененном ВС РФ по делу подп. 25 п. 3 ст. 149 НК», – пояснил он.

Высшее юридическое образование у представителей в делах о банкротстве

Из четырех разъяснений Верховного Суда по вопросам, возникающим в судебной практике, адвокатов заинтересовало последнее разъяснение Суда по четвертому вопросу: применяются ли требования ч. 3 ст. 59 АПК РФ о наличии высшего юридического образования или ученой степени по юридической специальности к лицам, выступающим представителями в деле о банкротстве?

Василий Ваюкин отметил, что ВС указал на нераспространение требования об обязательном высшем юридическом образовании или ученой степени по юридической специальности на лиц, выступающих представителями по делу о банкротстве. Мотивировано это было тем, что ст. 36 Закона о банкротстве является специальной по отношению к ст. 59 АПК РФ. «Но есть и представители других отраслей права (например, патентные поверенные в спорах об интеллектуальных правах, аудиторы, представители с высшим экономическим образованием по экономическим спорам), которые также не имеют высшего юридического образования, но готовы защищать интересы своих доверителей в судах, – подчеркнул эксперт. – Это говорит о том, что появилась еще одна категория дел, для представительства по которой в судах высшее юридическое образование не обязательно. И, вероятно, в будущем будут появляться и другие, механизм обхода нормы ВС РФ четко описал».

Адвокат добавил, что, с другой стороны, стоит обратить внимание на специальную норму Закона о банкротстве, которая устанавливает, что участвовать в деле о банкротстве и арбитражном процессе могут любые дееспособные граждане, имеющие надлежащим образом оформленные полномочия на ведение дела о банкротстве. «Но споры о банкротстве – это достаточно серьезная и сложная категория споров. И где, как не в таких спорах, должны участвовать профессиональные профильные специалисты? Вводя необходимость наличия высшего юридического образования, законодатель стремился повысить уровень качества оказания юридической помощи. Полагаю, что после такого вывода ВС РФ стоит рассмотреть вопрос о внесении изменений в ст. 36 Закона о банкротстве по установлению для представителей в делах о банкротстве требования наличия высшего юридического образования или членства в саморегулируемой организации арбитражных управляющих», – полагает Василий Ваюкин.

Роман Речкин назвал резонансным это разъяснение Верховного Суда. «Нужно отметить, что в обзоре практики ВС РФ сам формат “ответов на вопросы”, не связанных с каким-либо делом, необычен. Вводя “профессиональную монополию” на судебное представительство в арбитражных судах, разработчики закона просто “забыли” про ст. 36 Закона о банкротстве, которая требования о наличии у представителя в деле о банкротстве высшего юридического образования не устанавливает. Это важно, поскольку дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным АПК РФ, с особенностями, установленными федеральными законами, регулирующими вопросы несостоятельности (банкротства). То есть ст. 36 Закона о банкротстве – это специальная норма, которая должна иметь приоритет, таким путем и пошел Верховный Суд РФ. Логика ВС РФ в данном случае понятна, но это порождает более общий вопрос о смысле и результатах введения “профессиональной монополии” на судебное представительство в арбитражных судах», – убежден эксперт.


× Закрыть

11.06.20

ВС разъяснил порядок взыскания обеспечения в рамках преддоговорного соглашения о купле-продаже долей ООО

ВС разъяснил порядок взыскания обеспечения в рамках преддоговорного соглашения о купле-продаже долей ООО

Как пояснил Верховный Суд, предполагаемый покупатель долей не уплатил обеспечение по соглашению, но впоследствии мотивировал свой отказ от заключения сделки, а истец не отверг приведенные ответчиком обстоятельства в обоснование отказа

Подробнее

По мнению одного из адвокатов, ВС правильно указал на ошибку истца, который не стал различать ситуации, когда обеспечительный платеж был внесен или не внесен. Другой отметил, что ВС не раскрыл должным образом весьма важный для практики вывод апелляции, согласно которому способ защиты, связанный с обеспечительным платежом, может применяться лишь в случаях, когда такой платеж был совершен.

Верховный Суд опубликовал Определение от 4 июня 2020 г. № 307-ЭС19-18281 по спору о взыскании обеспечительного платежа в рамках преддоговорного соглашения о купле-продаже доли хозяйственного общества.

В июле 2014 г. Татьяна Лабина (владелец актива) и общество «Эм-Си Баухеми» (покупатель) заключили преддоговорное соглашение о купле-продаже 100%-ной доли в уставном капитале ООО «НьюКо». В п. 7.1 данного документа стороны предусмотрели условие о внесении покупателем обеспечительного платежа в размере 17 млн руб. (10% от суммы сделки). В соответствии с п. 5.2 и 7.1 соглашения покупатель должен был уплатить такое обеспечение в течение 10 рабочих дней после его подписания.

В свою очередь, п. 8.4 соглашения предусматривал, что если оно будет расторгнуто в соответствии со ст. 8, то утратит силу, при этом ни одна из сторон не будет нести ответственность по нему, за исключением случаев предшествующих нарушений, а также предусмотренных законодательством РФ. В п. 8.5 документа стороны указали, что если соглашение будет расторгнуто по инициативе покупателя доли без объективных на то оснований и (или) отсутствия существенного неблагоприятного изменения (за исключением случая выявления задолженности и (или) обременения, которые продавец не в состоянии погасить либо снять до даты закрытия сделки), покупатель не вправе требовать от владельца возврата обеспечения.

В декабре 2014 г. общество уведомило Татьяну Лабину о расторжении преддоговорного соглашения, ссылаясь на выявление обстоятельств, не позволяющих ему заключить договор купли-продажи. В связи с этим владелец актива обратилась в Арбитражный суд г. Москвы с иском к несостоявшемуся покупателю. В обоснование иска она сослалась на обязанность ответчика уплатить 17 млн руб. согласно п. 8.5 соглашения из-за отказа от сделки.

Впоследствии АС г. Москвы передал дело по подсудности в АС г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области. При рассмотрении дела в первой инстанции истец уточнила предмет иска, попросив суд взыскать с общества не только 17 млн руб. платы за односторонний отказ от преддоговорного соглашения купли-продажи актива, но и 4,3 млн руб. в качестве процентов за пользование чужими денежными средствами.

В возражениях на иск общество указало, что спорное преддоговорное соглашение фактически было направлено на реализацию долей и в нем отсутствовали сведения об отчуждаемом обществе. По мнению ответчика, истец не являлась собственником отчуждаемой доли в ООО «НьюКо», а спор не относится к корпоративным. Тем не менее суд удовлетворил иск, указав, что в п. 8.5 и 8.6 соглашения стороны предусмотрели сумму компенсации, подлежащую уплате в случае немотивированного отказа от исполнения сделки, а обеспечительный платеж не был уплачен ответчиком в согласованный срок.

Впоследствии апелляция отменила решение арбитражного суда и отказала в удовлетворении иска. Суд установил, что п. 8.5 соглашения предусматривал возможность оставления у владельца перечисленной покупателем суммы обеспечения в случае немотивированного отказа последнего от соглашения, а не обязанность покупателя выплатить в таком случае владельцу спорную сумму в счет компенсации за отказ. Апелляционный суд также отметил, что уведомление общества об отказе от соглашения содержало мотивы принятия такого решения. Суд округа согласился с выводами апелляции.

Далее Татьяна Лабина обжаловала постановления апелляции и кассации в Верховный Суд, ссылаясь на существенное нарушение норм материального и процессуального права. Изучив материалы дела № А56-14273/2018, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС напомнила, что п. 3 ст. 450 ГК РФ в редакции, действовавшей на дату заключения соглашения и направления обществом уведомления об одностороннем отказе от него, предусматривал, что в случае одностороннего полного или частичного отказа от исполнения договора (когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон) договор считается расторгнутым или измененным.

Со ссылкой на п. 15 Постановления Пленума от 22 ноября 2016 г. № 54 ВС отметил, что установление обязанности по выплате денежной суммы за отказ от договора не допускается, если право на отказ предусмотрено императивной нормой или возникает из-за нарушения обязательства другой стороной. В рассматриваемом деле преддоговорное соглашение было расторгнуто на основании уведомления общества от 5 декабря 2014 г., при этом ответчик не уплатил обеспечение, предусмотренное п. 5.2 и 7.1 соглашения, в период действия последнего. Возможность оставления у владельца перечисленной покупателем суммы обеспечения в случае немотивированного отказа последнего от соглашения была предусмотрена п. 8.5 соглашения.

Верховный Суд поддержал выводы апелляции и окружного суда, которые обоснованно указали, что в уведомлении от 5 декабря 2014 г. ответчик указал мотивы принятия им решения об отказе от соглашения, а истец, в свою очередь, не отвергла приведенные ею обстоятельства в обоснование такого решения. «При таких обстоятельствах суды признали, что истец свои требования (право на взыскание у него с ответчика какой-либо платы (включая сумму задатка) и применения к нему какой-либо меры ответственности) надлежащим образом не доказал (не обосновал), в связи с чем оснований для удовлетворения заявленных исковых требований не имеется», – сообщается в определении. Постановления апелляции и кассации ВС оставил в силе.

В комментарии партнер АБ «КРП» Челябинской области Виктор Глушаков отметил, что в данном определении ожидал оценки Верховным Судом возможности взыскания обеспечительного платежа, который по факту не был внесен покупателем. «Однако ВС ограничился указанием на наличие мотивов к отказу покупателя от соглашения, а также тем, что эти мотивы не были опровергнуты истцом. В то же время позиции судов апелляционной и кассационной инстанций содержат важнейший вывод, который не получил развития и оценки высшей судебной инстанции», – подчеркнул он.

Адвокат добавил, что ВС поддержал вывод апелляции о том, что п. 8.5 соглашения предусматривал возможность оставления у владельца перечисленной покупателем суммы обеспечения в случае немотивированного отказа последнего от соглашения, а не обязанность покупателя выплатить в таком случае владельцу спорную сумму в счет компенсации за отказ. «Именно этот вывод весьма важен для практики и должен был найти оценку в определении ВС», – считает Виктор Глушаков. По его мнению, подобный подход судов означает, что способ защиты, связанный с обеспечительным платежом, может применяться лишь в случаях, когда такой платеж был совершен. При этом компенсационный характер выплаты, в случае ее невнесения, судами не признается.

По мнению адвоката АБ «ЮГ» Сергея Радченко, определение носит законный и обоснованный характер. «ВС правильно указал на ошибку истца, который не стал различать ситуации, когда обеспечительный платеж был внесен или не внесен. В первом случае истец при немотивированном отказе покупателя от заключения договора может оставить платеж за собой, а во втором случае – нет, поскольку нет самого платежа. Условия о том, что в последнем случае истец вправе взыскать платеж с ответчика, в соглашении отсутствуют. Кроме того, суды апелляционной и кассационной инстанций установили, что отказ покупателя был мотивирован. По этим причинам ВС законно отказал в иске», – заключил эксперт.


× Закрыть

04.06.20

Большинство гражданских и административных дел в 2019 г. связаны со взысканием различных долгов с граждан

Большинство гражданских и административных дел в 2019 г. связаны со взысканием различных долгов с граждан

Как следует из статистики Судебного департамента, речь идет о взыскании просроченных сумм займов и кредитов, платы за жилую площадь и коммунальные услуги, а также задолженностей по налогам, сборам и иным обязательным платежам

Подробнее

Двое экспертов заметили, что статистика говорит о низкой платежеспособности россиян. Третий указал, что суды общей юрисдикции используют ВКС значительно чаще арбитражных. Четвертый подчеркнул, что, несмотря на снижение в 2019 г. количества случаев медиации в суде, спрос на нее значительно вырос по сравнению с 2018 г. Пятый эксперт, проанализировав данные о работе новых кассационных судов, пришла к выводу, что до судебной реформы институт кассационного обжалования гражданских дел был более формальным.

Эксперты «АГ» прокомментировали данные Судебного департамента при ВС о работе судов общей юрисдикции по гражданским и административным делам в 2019 г.

В 2019 г. на 15% возросло количество дел из жилищных правоотношений и почти на 20% снизилась доля трудовых споров.

Управляющий партнер компании TAXMANAGER, адвокат Василий Ваюкин заметил, что из 18,8 млн рассмотренных в первой инстанции гражданских дел 7,7 млн являются делами о взыскании платы за жилую площадь, коммунальные платежи, тепло и электроэнергию и составляют 41% от общего количества рассмотренных дел. При этом сумма удовлетворенных требований по данной категории дел – свыше 146,4 млрд руб.

Василий Ваюкин. Управляющий партнер компании TAXMANAGER, адвокат.

По спорам, вытекающим из жилищного законодательства, наблюдается существенный рост обращений в суд по сравнению с 2018 г. Количество поступивших в суд первой инстанции в 2019 г. дел составило 8 136 871, что более чем на 15% превышает статистику за 2018 г. Ежегодное увеличение количества споров, вытекающих из жилищных правоотношений, можно объяснить и тем, что законодательство в данной отрасли достаточно часто претерпевает большие изменения, которые не всегда являются понятными для большинства людей. Стоит обратить внимание на то, что рост числа дел по данной категории с каждым годом только увеличивается. Прирост начал наблюдаться еще в 2014 г., а в 2019-м составил для судебной системы достаточно большой объем.

При этом почти в 99% рассмотренных жилищных споров суд придерживается стороны заявителя и удовлетворяет его требования, заметил адвокат. «Большинство дел были рассмотрены с вынесением судебного приказа, что говорит об эффективности действия гражданско-процессуального законодательства Российской Федерации», – уверен Василий Ваюкин.

Василий Ваюкин отметил, что на втором месте по количеству рассмотренных дел находятся споры о взыскании сумм по договорам займа и кредитным договорам: 7,2 млн дел, что составляет 38% от общего количества рассмотренных споров. «Общая сумма, присужденная к взысканию, – более 860 млрд руб., или 68,5% от общей присужденной суммы по всем категориям дел. Это свидетельствует о значительном количестве обращений заинтересованных лиц в суды за разрешением спорных ситуаций в сфере кредитования. Полагаю, что большой объем этой категории дел был обусловлен масштабным распространением в прошедшие годы деятельности микрофинансовых организаций и выдачи банками кредитных карт. Фактически гражданам предоставлялись денежные средства без проверки их финансового состояния», – указал адвокат.

Он также обратил внимание на значительное количество трудовых споров, добавив, что 43% дел связаны с обращением прокурора. «Подавляющее большинство дел было рассмотрено в отчетном периоде. Так, с учетом остатка неоконченных дел на начало периода в отчетном периоде рассмотрено 326 666 дел, или 89%. Причем полностью или частично удовлетворены требования по 92% дел», – прокомментировал показатели Василий Ваюкин. В основном, заметил он, размер заявленных требований по трудовым спорам составляет сумму до 50 тыс. руб.: это 200 518 дел, или 55%. При этом из общей суммы заявленных требований (44,9 млрд руб.) присуждено к взысканию 16 180 366 605 руб., или 36%.

Три четверти трудовых споров – это дела о взыскании невыплаченной заработной платы, отметил адвокат. Из этой категории дел обжаловано в апелляционной инстанции лишь 3% решений, а отменено в апелляционной инстанции 0,44% решений от общего числа дел данной категории, отметил он. «Из приведенных данных можно сделать вывод, что судебная защита трудовых прав является достаточно эффективным механизмом защиты», – считает Василий Ваюкин.

Адвокат, старший юрист АБ «Юг» Сергей Радченко полагает, что самые важные сведения содержатся в статистических формах, посвященных первой инстанции. «Сведения из таблиц, посвященных апелляции, кассации и надзору, на мой взгляд, ничего интересного не содержат. Там совершенно стандартные цифры», – указал он.

Из всех рассмотренных судами в 2019 г. гражданских дел 80% составляют дела о выдаче судебных приказов, отметил он. Из этих показателей следует, что наши суды большую часть времени занимаются не столько правосудием и формированием судебной практики, сколько рутинной канцелярской работой по заполнению типовых форм судебных приказов, добавил Сергей Радченко.

А вот почему процент судебных приказов очень высок, видно из других показателей. Так, большая часть споров – это дела о взыскании коммунальных платежей и кредитов, подавляющее большинство из них оканчивается вынесением судебного приказа, пояснил Сергей Радченко. «И здесь речь идет не о спорах между гражданами, а о заявлениях банков и коммунальщиков к гражданам: свыше 15,7 млн дел рассмотрены по заявлениям юридических лиц к физическим. Причем, как видно из другой таблицы, судебные приказы гражданами почти не обжалуются, на них подано ничтожное количество апелляционных жалоб», – пояснил адвокат.

Сергей Радченко. Адвокат, старший юрист АБ «Юг»

Эта статистика говорит о том, что большинство населения России – люди бедные, которым даже нечем платить коммуналку и которые для выживания вынуждены брать кредиты, а потом их не отдавать, поскольку нечем. Клятвенные заверения властей о том, что ВВП растет и благосостояние российских граждан непрерывно повышается, убедительно опровергаются сухими цифрами судебной статистики.

«Не все хорошо у нас и с духовными скрепами: из 888 906 рассмотренных судами семейных дел почти половина – это дела о расторжении брака, при этом 293 376 этих дел сопровождаются исками о взыскании алиментов на несовершеннолетних детей», – добавил эксперт. По его словам, плохо обстоят дела и с медиацией, умением договариваться и решать споры миром: «В 2019 г. медиацией урегулировано лишь 1 041 дело, это 0,005% от всех рассмотренных споров. Мировые соглашения заключены в 81 373 делах, что составляет 0,43% дел», – заметил Сергей Радченко.

Сведения об основании прекращения гражданских дел говорят о том, что в 2019 г. истцы гораздо реже ставили перед судами вопросы, не подлежащие разрешению в порядке гражданского судопроизводства: количество прекращенных по соответствующему основанию производств сократилось на 19,4%. Кроме того, в 2019 г. стороны реже заключали мировые соглашения, а истцы реже отказывались от иска.

Суды в 2019 г. в два раза чаще в качестве меры обеспечения иска избирали возложение на других лиц обязанности совершить определенные действия и приостановление взыскания по исполнительному документу: частота применения таких мер возросла на 63% и 58% соответственно.

Партнер АБ «КРП» Виктор Глушаков полагает, что данные за 2019 г. в сравнении со сведениями за предыдущий отчетный период каких-то серьезных отличий, свидетельствующих об изменении важных тенденций, не сдержат. Но кое-что все же изменилось, заметил он. «Количество гражданских дел, срок рассмотрения которых составил менее 1,5 месяца в суде первой инстанции, выросло в два раза. По своей практике и работе моих коллег я такой тенденции не наблюдаю. Возможно, в данные этой статистики включены в том числе сведения об упрощенных формах судопроизводства», – указал адвокат.

Количество дел, рассмотренных с использованием ВКС, также увеличилось почти в два раза, отметил он: «Это, несомненно, положительная тенденция, которая, как мне кажется, будет развиваться по окончании пандемии. Для себя отметил, что суды общей юрисдикции используют ВКС значительно чаще арбитражных судов, примерно в 10 раз чаще».

Виктор Глушаков. Партнер АБ «КРП».

Небольшой совет, который соотносится с этой статистикой. В ходатайстве о проведении судебного заседания путем ВКС предлагайте установить связь не только с ближайшим арбитражным судом, но и с районными судами системы судов общей юрисдикции. В моей практике такие ходатайства удовлетворяли.

Адвокат заметил, что цена гражданско-правовых исков выросла примерно в 1,5 раза. Однако речь идет не о взысканных суммах, а о размерах предъявленных ко взысканию сумм, подчеркнул он. «Из явно негативных тенденций – размер судебных издержек снизился примерно в 1,5 раза. Это явно не способствует развитию дисциплинированности сторон процесса и снижению нагрузки на суды», – уверен Виктор Глушаков.

Подробнее о медиации

Адвокат АБ «Линия права» Кирилл Коршунов отметил, что ему, как медиатору, бросилось в глаза, что количество гражданских дел, оконченных с помощью медиации, немного уменьшилось по сравнению с прошлым годом. В прошлом году в связи с проведением медиации прекратили производство по 1 187 делам, а в этом – только по 1 041 делу, пояснил он.

«Несмотря на то что цифры в целом сопоставимы и снижение незначительное, оно все же есть. При оценке популярности медиации стоит учитывать не просто количество дел, законченных медиацией, а их соотношение с общим количеством рассматриваемых дел. Логично, что если суды в целом рассмотрели меньшее количество дел, то количество дел, законченных медиацией, вполне закономерно может уменьшиться по сравнению с прошлым годом. Однако в 2019 г. суды рассмотрели больше гражданских дел, чем в 2018 г.», – указал эксперт. В позапрошлом году процент дел, законченных медиацией, составлял 0,0072% от общего количества рассмотренных дел, а в прошлом – 0,0055%, отметил адвокат.

Кроме того, добавил Кирилл Коршунов, по сравнению с 2018 г. количество обращений в суд увеличилось на 2 млн. «Сюда включаются не только рассмотренные дела, но и дела, которые суды еще не успели рассмотреть в 2019 г. Это косвенно свидетельствует о том, что примирение на досудебной стадии не до конца раскрыло свой потенциал. Но все-таки сторонам привычнее или удобнее идти в суд, чем попытаться решить все миром. На мой взгляд, это связано с двумя обстоятельствами: с невысокой переговорной культурой и низкой информированностью граждан о возможностях медиации. Это нормально, что многие люди не умеют вести конструктивные переговоры, но многие из них даже не знают, что есть специально обученные люди, которые помогут им в этом», – сказал эксперт.

Также в 2019 г. заключили почти на 3 тысячи меньше мировых соглашений: 81 373 мировых соглашения в 2019 г. против 84 043 в 2018-м. «Это тоже один из критериев оценки эффективности примирительных процедур. Сюда может войти так называемая отложенная медиация – когда медиация, на первый взгляд, прошла безуспешно и стороны отказались от нее, но потом все-таки помирились, но уже формально без медиатора, который дал им толчок для сближения», – прокомментировал данные Кирилл Коршунов.

Что касается распределения популярности медиации по категориям дел, то ситуация, по его словам, в целом не сильно изменилась по сравнению с позапрошлым годом. «Наибольшее количество медиаций по-прежнему проведено по семейным, потребительским, жилищным и спорам по займам и кредитам. Так же, как и в 2018 г., наибольшее количество медиаций проведено по семейным делам. Они составляют чуть меньше половины от всех дел, закончившихся медиацией. Более того, в 2019 г. количество медиаций по семейным делам даже увеличилось: 435 против 415», – заметил эксперт.

Внутри семейных споров больше всего медиаций проведено по спорам о разделе совместно нажитого имущества: 141 дело в 2019 г. и 123 в 2018 г., указал он. «После семейных споров идут потребительские: в 2019 г. медиация состоялась 105 раз, в 2018 г. – 125 раз. За ними – жилищные споры: 80 случаев медиации в 2019 г. и 100 в 2018 г. Далее – споры по кредитным договорам и договорам займа: 72 процедуры в 2019 г. и 81 случай в 2018 г.», – рассказал Кирилл Коршунов. Большое количество примирительных процедур не попали в определенную категорию дел, добавил он. Так, по категории «прочие исковые дела» в 2019 г. состоялось 140 успешных примирительных процедур.

Кирилл Коршунов. Адвокат АБ «Линия права».

Несмотря на то что статистика свидетельствует о снижении количества случаев медиации в суде, по моим личным ощущениям, спрос на медиацию значительно вырос по сравнению с 2018 г. Как известно, с 25 октября 2019 г. вступил в силу большой блок поправок в законодательство, направленных на популяризацию и облегчение примирительных процедур. Одно только придание медиативному соглашению силы исполнительного документа чего стоит. С учетом этих поправок количество примирений в 2020 г., думаю, должно будет вырасти.

Апелляционное производство по гражданским делам

В 2019 г. показатели результатов рассмотрения гражданских дел в апелляции по удовлетворенным жалобам и представлениям по сравнению с прошлым отчетным периодом существенно не изменились. Василий Ваюкин напомнил, что в прошлом году в системе общей юрисдикции были созданы обособленные апелляционные и кассационные суды. Однако говорить о повышении качества судопроизводства можно будет по итогам 2020 г., считает адвокат.

Снизилось количество отмен и изменений решений первой инстанции по всем отраженным в статистике основаниям, кроме неправильного определения обстоятельств, имеющих значение для дела. Доля последних возросла на 19%.

Василий Ваюкин заметил, что количество обращений в суд апелляционной инстанции по сравнению с 2018 г. существенно не изменилось, однако в процентном соотношении наблюдается небольшая разница в сторону уменьшения общего объема обжалованных решений. «Данный факт негативно влияет на правильное и объективное рассмотрение дела и вынесение судом законного решения. Из 67 574 поданных жалоб в суд апелляционной инстанции решения суда первой инстанции отменены в 9 877 случаях, то есть доля отмененных решений суда первой инстанции составляет лишь 15%», – указал он.

Кассация и надзор по гражданским делам

Большинство данных о результатах рассмотрения в 2019 г. дел по удовлетворенным кассационным жалобам и представлениям также существенно не изменились. В то же время на 30% взросло количество отмененных апелляционных определений по существу дела без отмены (изменения) решения первой инстанции.

Юрист АБ «Линия права» Любовь Махлай подчеркнула, что кассационные суды общей юрисдикции, начавшие работу с 1 октября 2019 г., удовлетворили почти в четыре раза больше кассационных жалоб и представлений по гражданским делам, чем президиумы областных и равных им судов в 2018 г.: 15,6% против 4%. «При этом стоит заметить, что среди новых кассационных судов нет такого, где процент удовлетворенных жалоб был бы близок к прошлогодним показателям. При этом предположение, что от судов, которые были сформированы в большей степени из судей, работавших ранее в том же регионе, – это 6-й, 7-й, 8-й и 9-й КСОЮ, – не стоит ожидать глобальных изменений, на мой взгляд, пока себя не оправдало. Действительно, три из четырех названных судов удовлетворили меньше жалоб, чем остальные, но их показатели все равно в 2–3 раза выше прошлогодних, что достаточно существенно», – уверена юрист.

Безусловно, подчеркнула она, это показывает эффективность проведенной судебной реформы: «Создание судебных округов не допускает рассмотрение апелляционных и кассационных жалоб одним и тем же судом, что позволяет обеспечивать независимость кассационных судов. А “сплошное” рассмотрение жалоб коллегиальным составом судей повышает шанс того, что ошибки судов нижестоящих инстанций будут замечены и исправлены», – указала Любовь Махлай.

Любовь Махлай. Юрист АБ «Линия права».

Такое изменение процента удовлетворенных жалоб также позволяет сказать, что до судебной реформы институт кассационного обжалования гражданских дел был достаточно формальным. Ранее кассационные жалобы в большинстве случаев рассматривал президиум того же суда, который вынес апелляционное определение. Соответственно, суды старались обеспечивать стабильность своих же судебных актов и передавали жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции в исключительных случаях.

«Статистика рассмотрения КСОЮ жалоб показывает, что на самом деле судебные ошибки встречаются гораздо чаще и показатель устойчивости судебных актов по гражданским делам свыше 90% вовсе не означает, что при рассмотрении дел суды не нарушили процессуальные нормы, правильно применили все необходимые нормы материального права и в итоге сделали верные выводы по существу спора», – добавила она.

Новый подход кассационных судов к рассмотрению жалоб, по мнению Любови Махлай, должен положительно сказаться на работе судов первой и апелляционной инстанций. «Бо́льшая вероятность отмены судебного акта должна мотивировать суд более ответственно подходить к рассмотрению дела, правильно определять его обстоятельства и подлежащие применению нормативно-правовые акты, не нарушать нормы процессуального права», – считает эксперт.

При этом можно предположить, что в дальнейшем процент отмен и изменения актов нижестоящих судов будет снижаться, добавила юрист. «Так, например, произошло после учреждения арбитражных апелляционных судов. Главное, чтобы такое снижение было обусловлено улучшением качества работы судов нижестоящих инстанций, а не желанием сохранить процент устойчивости судебных актов на максимальном уровне», – заключила она.

Что касается надзорного производства, то в 2019 г. из 202 рассмотренных надзорных жалоб и представлений только одно дело попало в Президиум Верховного Суда, однако в удовлетворении было отказано. В 2018 г. было рассмотрено 149 жалоб и представлений, надзорная инстанция рассмотрела лишь одно дело, при этом жалоба была удовлетворена.

«Если рассматривать статистику ВС РФ, то она практически стабильна в своих показателях. Если дело назначили к рассмотрению на заседании гражданской коллегии ВС, решение по нему с вероятностью в 95% будет пересмотрено. Как правило, гражданская коллегия отправляет дело на пересмотр. Наблюдается общий рост обращений в суд за защитой своих прав и законных интересов, что в свою очередь свидетельствует об увеличении загрузки системы судов общей юрисдикции и, вероятно, негативно может влиять на эффективность работы суда», – прокомментировал показатели Василий Ваюкин.

Административное судопроизводство

В 2019 г. в суды поступило на 20% больше административных дел по сравнению с предыдущим годом. Судя по всему, в соответствии с этим увеличилось количество вынесенных решений и оконченных производств.

В прошлом году существенно возросло число поступивших дел о взыскании обязательных платежей и санкций – на 803 тыс. дел, или на 20%, больше по сравнению с 2018 г. Количество споров иных категорий также увеличилось,